Постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» и развитие специальной школы / Альманах №15 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №15 "Интеграция, инклюзия и развитие системы специального образования "

Постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» и развитие специальной школы

Н.Н. Малофеев Учреждение РАО «Институт коррекционной педагогики», Москва

Как мы уже знаем, оживление в строительстве европейских национальных систем специального образования всегда происходило в контексте позитивных перемен в экономике и культурной жизни страны. При резкой смене политического климата, в пору экономических катаклизмов система специального образования впадала в анабиоз, как это случилось между двумя мировыми войнами в Англии и Франции, а то и подвергалась сознательному уничтожению, как это произошло в фашистской Германии. Не избежала тяжелых испытаний и советская специальная школа - во второй половине 1930-х годов государство в лице ЦК ВКП (б) обвинило её в неоправданном разрастании.

На первый взгляд, может показаться странным, что грозная критика прозвучала из уст непосредственного заказчика, ведь именно государство волевым решением взяло ответственность за телесно и умственно дефективных детей на себя, сознательно устраняя все остальные силы, именно оно планировало и финансировало создание сети специальных учебных заведений. Наркомпрос послушно исполнял волю партии и правительства, однако впал в немилость. Постановление ЦК ВКП (б) от 4 июля 1936 года «О педологических извращениях в системе наркомпросов» для многих прозвучало приговором.

ЦК ВКП (б) устанавливает, что Наркомпрос РСФСР и Наркомпросы других союзных республик допустили извращения в руководстве школой, выразившиеся в массовом насаждении в школах так называемых «педологов» и передоверии им важнейших функций по руководству школой и воспитанию учащихся. <…>

<…> якобы, научные «обследования», проводимые среди большого количества учащихся и их родителей, направлялись, по преимуществу, против неуспевающих или неукладывающихся в рамки школьного режима школьников и имели своей целью доказать, якобы, с «научной» «биосоциальной» точки зрения современной педологии наследственную и социальную обусловленность неуспеваемости ученика или отдельных дефектов его поведения, найти максимум отрицательных влияний и патологических извращений самого школьника, его семьи, родных, предков, общественной среды и тем самым найти повод для удаления школьников из нормального школьного коллектива.

В этих же целях действовала обширная система обследований умственного развития и одаренности школьников, некритически перенесенная на советскую почву из буржуазной классовой педологии и представляющая из себя форменное издевательство над учащимися, противоречащая задачам советской школы и здравому смыслу. <…> Все это вело к тому, что все большее и большее количество детей зачислялось в категории умственно отсталых, дефективных и «трудных».

На основании отнесения подвергшихся педологическому «изучению» школьников к одной из указанных категорий педологи определяли подлежащих удалению из нормальной школы детей в «специальные» школы и классы для детей «трудных», умственно отсталых, психо-невротиков и т.д

ЦК ВКП(б) устанавливает, что в результате вредной деятельности педологов комплектование «специальных» школ производилось в широком и все увеличивающемся масштабе. Вопреки прямому указанию ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР о создании двух-трех школ для дефективных и дезорганизующих учебу школьников Наркомпросом РСФСР было создано большое количество «специальных» школ различных наименований, где громадное большинство учащихся представляет вполне нормальных детей, подлежащих обратному переводу в нормальные школы. В этих школах, наряду с дефективными детьми, обучаются талантливые и одаренные дети, огульно отнесенные педологами на основании ложно-научных теорий к категории «трудных». Что же касается постановки дела в этих «специальных» школах, то ЦК ВКП(б) признает положение с учебной и воспитательной работой в них совершенно нетерпимым, граничащим с преступной безответственностью. «Специальные» школы являются по существу безнадзорными, постановка учебной работы, учебного режима и воспитания в этих школах отданы в руки наименее квалифицированных воспитателей и педагогов. Никакой серьезной исправительной работы в этих школах не организовано. В результате большое количество ребят, которые в условиях нормальной школы легко поддаются исправлению и становятся активными, добросовестными и дисциплинированными школьниками, - в условиях «специальной» школы приобретают дурные навыки и наклонности и становятся все более трудно исправимыми.

ЦК ВКП(б) считает, что такие извращения воспитательной политики партии в практике органов Наркомпросов могли сложиться в результате того, что Наркомпросы до сих пор находятся в стороне от коренных и жизненных задач руководства школой и развития советской педагогической науки. <…>

ЦК ВКП(б) постановляет:

  1. Восстановить полностью в правах педагогику и педагогов.
  2. Ликвидировать звено педологов в школах и изъять педологические учебники.
  3. Предложить Наркомпросу РСФСР и Наркомпросам других союзных республик пересмотреть школы для трудновоспитуемых детей, переведя основную массу детей в нормальные школы.
  4. Признать неправильными постановления Наркомпроса РСФСР об организации педологической работы и Постановление СНК РСФСР от 7 марта 1931 года «Об организации педологической работы в республике».
  5. Упразднить преподавание педологии как особой науки в педагогических институтах и техникумах.
  6. Раскритиковать в печати все вышедшие до сих пор теоретические книги теперешних педологов.
  7. Желающих педологов-практиков перевести в педагоги.
  8. Обязать наркома просвещения РСФСР через месяц представить в ЦК ВКП(б) отчет о ходе выполнения настоящего Постановления. ЦК ВКП(б)».

Вспомогательная школа

Жесткость формулировок постановления и месячный срок, отпущенный ЦК ВКП (б) на «ликвидацию», «упразднение» и «пересмотр школ для трудновоспитуемых детей» заставляли исполнителей действовать стремительно. По известным нам с вами причинам, основная масса учреждений, которые предстояло проверить, находились в двух крупнейших городах СССР. Москва насчитывала 42 вспомогательных школы для умственно отсталых детей, 6 для психоневротиков и 3 школы для трудновоспитуемых детей и подростков (всего – около18 тысяч учащихся). Численность учеников, обучавшихся в 33 вспомогательных школах, 135 вспомогательных классах, 4 школах для психоневротиков и 16 учреждениях для трудновоспитуемых в городе Ленинграде, превышала 15,5 тысяч человек. «В течение первого месяца после принятия постановления в Москве было выявлено около 1000 детей, подлежащих немедленному переводу в нормальные школы. В Ленинграде из 929 обследованных детей 733 человека направлялись в обычные учебные заведения. В Омском крайоно из 216 - 131, в Сталинградском из 165 - 153 (ГА РФ. Ф. 2306. Оп. 69. Д. 2298. Л. 54)[1].

Известных нам статистических данных не достаточно, чтобы установить, из каких именно видов специальных школ ученики переводились в общеобразовательные учреждения, впрочем, и эта скупая информация позволяет выявить общую тенденцию.

В Ленинграде и Москве диагностика осуществлялась более квалифицированно, по мере же удаления от центра, аргументом в пользу вывода ребенка из специальной школы, как правило, служило указание ЦК ВКП(б). Не случайно, нарком просвещения А.С. Бубнов попытался было подкорректировать ситуацию, напомнив исполнителям на местах, что работу по переосвидетельствованию не следует превращать в «кампанейщину», что решение по каждому ученику должно быть выверенным. Однако высшее руководство страны занимало иную позицию, ее ясно обозначил 9 августа 1936 года первый секретарь Ленинградского обкома партии А.А.Жданов - человек, инициировавший принятие постановления. Влиятельный идеолог ВКП(б), строго указал на то, что число учреждений, попавших под партийную критику, надлежало свести до минимума в кратчайшие сроки. Человек, входивший в узкий круг тех, от кого зависела жизнь населения СССР, не сомневался, что на всю страну достаточно нескольких школ «для детей-дезорганизаторов, психоневротиков и идиотов. Других категорий у нас нет. Категорию трудных мы ликвидировали». (ГА РФ. Ф. 77. Оп. 1. Д. 606. Л. 1)[2]. Искушенный в политике бюрократ высокого ранга не дает прямых указаний к действию, исполнителям следовало самим понять свою задачу и решить её! Власть сделала коварный ход, после него судьба и системы специального образования, и конкретного учреждения во многом будет зависеть от профессиональной и гражданской позиции специалистов. Им предстояло выбирать: либо признавать ошибки и соглашаться на реформирование или закрытие учреждения, либо отстаивать его необходимость и повышать качество собственной работы. В наиболее сложном положении окажутся вспомогательные школы. Требование завершить перевод большинства основной массы детей в обычные (нормальные) школы к началу 1936/1937 учебного года обрекало их на массовое закрытие.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Малофеев, Н.Н.  Постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» и развитие специальной школы [Электронный ресурс] / Н.Н. Малофеев // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2011. –  Альманах №15. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanah-15/postanovlenie-ck-vkpb-o-pedologicheskih
Статьи выпуска: