К вопросу об использовании отечественных и зарубежных методик диагностики психомоторного развития в качестве инструментов раннего выявления возможных отклонений в развитии. Дискуссионные аспекты проблемы / Альманах №2 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №2 "Ранний возраст"

К вопросу об использовании отечественных и зарубежных методик диагностики психомоторного развития в качестве инструментов раннего выявления возможных отклонений в развитии. Дискуссионные аспекты проблемы

Ю.А. Разенкова ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

Очевидно, что успешность раннего выявления, а, следовательно, и ранней коррекции отклонений в развитии у детей, в значительной степени определяется наличием адекватных этой цели методик, их качеством и надежностью. До начала 90-х годов в отечественной практике для контроля за психомоторным развитием детей первого года жизни использовались только методики, разработанные известными отечественными специалистами (Э.Л. Фрухт и др.).

В последние годы благодаря развитию международных связей, информационных технологий и телекоммуникаций российских специалистов «захлестнул» поток зарубежных диагностических методик, которые активно внедряются в практику, конкурируя между собой, а, подчас, вытесняя привычные отечественные. В связи с этим особенно острыми и дискуссионными становятся вопросы о преимуществах одних методов диагностики психомоторного развития детей первого года жизни перед другими, об обоснованности использования методик, созданных в рамках определенных подходов к выхаживанию детей, применительно к оценке развития детей, находящихся в других условиях воспитания, о сопоставимости результатов, полученных с помощью разных шкал развития и т.п. Не претендуя на исчерпывающее и подробное обсуждение всего круга заявленных вопросов, попытаемся затронуть некоторые из них, проведя сравнительный анализ четырех шкал развития, с которыми нам приходилось работать, а именно:

  • диагностики нервно-психического развития детей первого года жизни, разработанной в 1973 году на кафедре физиологии развития и воспитания детей раннего возраста РМАПО (Э.Л. Фрухт);
  • показателей развития детей первого года жизни, созданных на кафедре профессора И.М. Воронцова (г. С.-Петербург) и включенных в экспериментальную историю развития (э.ф. № 112);
  • Денверской шкалы развития, разработанной группой специалистов Университета в Денвере (США);
  • Мюнхенской функциональной диагностики развития детей первого года жизни, созданной и широко применяемой в Мюнхенском университете и Институте социальной педиатрии (Г.И. Келер, Х.Д. Эгелькраут).

Все названные диагностические методики обеспечивают стандартизированную процедуру обследования для наблюдения и оценки хода развития поведения ребенка в обыденной жизни методами тестирования, наблюдения и сбором дополнительной информации, сообщаемой матерью ребенка. Они характеризуются единой возрастной и содержательной направленностью (контроль за ходом психического развития младенцев); общностью конструирования диагностического инструментария в соответствии с возрастной дифференциацией и иерархичностью ступеней развития младенцев; общностью методов, количественных показателей и репрезентативностью нормативной выборки (все диагностические методики созданы на основе лонгитюдных исследований нормального развития младенцев в своих странах, нормы для методик установлены на выборках из более, чем 1000 детей, распределенных примерно поровну в возрастных группах); единым подходом к оценке результатов диагностики развития (устанавливается уровень развития ребенка в рамках заявленных в методиках содержательных функциональных систем). Различия перечисленных методик обнаруживаются при сопоставлении выделяемых для изучения областей развития, показателей развития, сроков осуществления проверок. Хотя во всех четырех методиках контроль за ходом психического развития ребенка осуществляется помесячно, в дни близкие ко дню рождения (+/- 2-3 дня), но даты первых проверок у отечественных и зарубежных методик не совпадают. В Денверской шкале развития и Мюнхенской функциональной диагностике первый возраст проверки соответствует второму месяцу жизни младенца. Показатели развития новорожденных детей (10 дней, 20 дней и 1 месяц) и сроки их контроля имеются только в двух отечественных методиках. Выделение наиболее ранних возрастных сроков и показателей развития новорожденных детей существенно отличает отечественные методы контроля за ходом психического развития младенцев от аналогичных зарубежных методов диагностики, т.к. позволяет, с одной стороны, выявлять отставание в развитии детей на наиболее ранних этапах, а с другой - использовать их для диагностики развития недоношенных и физиологически незрелых детей.

В отечественных методиках выделены содержательные линии развития младенца: развитие зрительных ориентировочных реакций, слуховых ориентировочных реакций, эмоций и предпосылок социального поведения, движений общих, движений руки и действий с предметами, предпосылок активной речи и понимания речи, навыков в режимных процессах. В зарубежных методиках выделены не линии развития, а определенные содержательные сферы развития, характеризующиеся показателями нескольких линий развития, комплексно отражающие определенные области развития и поведения младенца. Так, в Денверской шкале развития выделено 4 содержательных сферы развития: социально-адаптационные функции, включающие развитие эмоций, движений руки, предпосылок понимания речи, навыков и первых проявлений социального поведения ребенка; тонкая моторная координация, объединяющая такие линии развития, как зрительные ориентировочные реакции, зрительно-моторная координация и движения руки; речь, включающая показатели развития слуховых ориентировочных реакций, эмоций, предпосылок развития активной речи и понимания речи; общая грубая моторика, включающая показатели последовательного развития общих движений малыша.

Мюнхенская функциональная диагностика развития детей первого года жизни охватывает 6 содержательных сфер развития младенца: движения; хватание; восприятие, объединившее в себе развитие зрительных и слуховых ориентировочных реакций; понимание речи; активная речь, рассматриваемая как сочетание развития эмоций и предпосылок активной речи; социализация, включающая показатели развития зрительных ориентировочных реакций, эмоций и предпосылок понимания речи.

Таким образом, во всех четырех диагностических методиках выделены определенные содержательные области развития ребенка, близкие по названию, но часто разные по содержанию. Например, такое понятие, как развитие социального поведения, у разных авторов раскрывается в разных содержательных сферах: у одних - через призму понятий «социализация» или «социально-адаптивные функции», у других - это понятие интерпретируется как предпосылки формирования взаимоотношений с близкими взрослыми и детьми. Наблюдаемый разброс в содержательных сферах, по которым предлагается оценивать развитие ребенка первого года жизни, можно отнести за счет различных научных концепций и методологических подходов, на которые опирались авторы при создании тех или иных шкал развития, что создает определенные трудности при интерпретации результатов обследования детей.

Рассматривая конкретные показатели, характеризующие ту или иную линию или сферу развития, мы выделили ряд различий. Сравнительный анализ показал также большой разброс в сроках формирования тех или иных умений. В Мюнхенской функциональной диагностике, например, отсутствуют такие значимые показатели, как «первая улыбка в ответ на разговор взрослого» и «комплекс оживления». В Денверской шкале они присутствуют, однако, наблюдается большой разброс в сроках формирования, а , следовательно, и в сроках проверки этих показателей по сравнению с отечественными методиками диагностики. Так, «ответная улыбка на разговор взрослого» и «комплекс оживления» проверяются в возрастном диапазоне от 2 до 5 месяцев. Наиболее детально и последовательно показатели, характеризующие развитие эмоциональных реакций младенца, представлены в отечественной диагностике нервно-психического развития детей (Э.Л. Фрухт).

Анализ некоторых показателей развития общих движений выявил еще большие различия в сопоставляемых нами шкалах. Показатели, определяемые как «удерживает голову в вертикальном положении на руках взрослого» и «упор ног в вертикальном положении», развитие которых является важнейшими предпосылками формирования сидения и ходьбы, имеются только в отечественных методиках диагностики развития. Отсутствие этих показателей в зарубежных шкалах развития, по нашему мнению, существенно затрудняет диагностику возможных ранних нарушений в развитии движений, ближайший прогноз развития и своевременную коррекцию двигательной сферы ребенка. Показатель развития общих движений, характеризующийся как «сам садится, сидит, ложится», в зарубежных методиках по сравнению с отечественными (в диагностике нервно-психического развития детей первого года жизни возраст проверки по этому показателю отнесен к 8 месяцам жизни младенца) имеет большой возрастной разброс: в Денверской шкале развития - от 8 мес. до 11 мес., в Мюнхенской функциональной диагностике указан возраст 10 мес. Большие расхождения в возрастных нормативах развития отмечаются в таком важном моторном умении, как «самостоятельная ходьба (без опоры)». По данным зарубежных методик дети овладевают ходьбой без опоры после 12 месяцев, т.е. в возрастном диапазоне от 1 г.2 мес. - 1 г. 3 мес., что по показателям, принятым в России, считается значительным отставанием в развитии общих движений ребенка.

Недостаточно отражены в зарубежных шкалах последовательность и иерархичность такой линии развития, как предпосылки понимания речи. В общепринятой в России диагностике нервно-психического развития детей первого года жизни показатели развития понимания речи впервые вводятся в содержание тестового материала в 7 мес., а в показателях развития детей первого года жизни (г.С.-Петербург) - в 8 мес., и далее усложняются и проверяются ежемесячно. В Мюнхенской функциональной диагностике впервые они введены только в 10 мес. В Денверской шкале развития - с 9 до 12 месяцев дается только один показатель – «в ответ на просьбу взрослого играет в ладушки» т.д. Объяснение нормативных сроков формирования тех или иных реакций, а также большой разброс показателей в зарубежных методиках, очевидно, надо искать, с одной стороны, в специфике воспитания детей в различных странах мира, т.е. в различных социокультурных условиях их воспитания и развития, а с другой - в разных научных подходах к определению возрастной нормы, выделению содержательных областей развития младенца и выстраиванию иерархии показателей внутри каждой из рассматриваемых функциональных систем. Поэтому диагностические шкалы развития, валидность которых установлена относительно критерия возрастной дифференциации, требуют экспериментальной проверки и сопоставления с имеющимися аналогичными методиками, но созданными в данной культурной среде. Поскольку различные культуры могут стимулировать развитие различных поведенческих характеристик, то и методы диагностики могут быть достоверными и действительно указывающими, «что тест измеряет и насколько хорошо он это делает» (А. Анастази, 1982), только для определенной культурной среды.

Экспериментальное апробирование Мюнхенской функциональной диагностики развития детей первого года жизни и сопоставление результатов, полученных этой методикой и диагностикой нервно-психического развития детей первого года жизни (Э.Л. Фрухт) при обследовании одних и тех же детей, подтвердило наши опасения об ограниченных возможностях использования в качестве скрининг-диагностики зарубежных методов.

Экспериментальные данные показали, что при единичном срезовом обследовании младенцев с использованием Мюнхенской функциональной диагностики выделяется только группа детей с явными множественными отклонениями в развитии, что соответствует 8 -10% от всей группы детей с ранним отставанием в развитии, попадающих в поле зрения специалистов при обследовании отечественной методикой и действительно нуждающихся в ранней психолого-педагогической коррекции. При постоянном помесячном контроле развития ребенка результаты выявления ранних отклонений в развитии сближаются. Отечественные шкалы развития, на наш взгляд, обладают большей надежностью при выявлении отклонений в развитии детей. В качестве примера приведем данные, полученные с помощью диагностики нервно-психического развития за период с 1988 по 1998 гг. (экспериментальные материалы Э.Л. Фрухт и Ю.А. Разенковой). Результаты диагностики детей первого года жизни на выборке более, чем 1500 детей в возрасте от 10 дней до 12 месяцев, воспитывающихся в семье, и более 400 детей-сирот позволили говорить о том, что только 32,1 % семейных детей и 6 % детей-сирот из обследованных развиваются в пределах возрастной нормы, 67,9 % и 94 % - соответственно отстают в развитии. Из них у 19,8 % семейных детей и 47,3 % детей-сирот во втором полугодии жизни выявлено отставание по всем показателям развития более, чем на 3-5 мес.

Итак, даже беглый анализ обнаружил ряд преимуществ отечественных методик, перед зарубежными в качестве инструментария, приспособленного для условий раннего выявления отклонений в развитии детей, что исключает однозначно положительную оценку замены и вытеснения отечественного диагностического инструментария на зарубежный. Для решения вопроса о возможности сочетания одних шкал развития с другими, их взаимного дополнения требуются специальные исследования по сопоставлению, сравнительному анализу и апробации имеющегося в мировой диагностической практике инструментария в целях создания диагностического банка данных, а также разработка собственных надежных и валидных методов, как скрининг-диагностики, так и дифференциальной медико-психолого-педагогической диагностики ранних нарушений в развитии всех категорий детей. Научный поиск в этом направлении уже многие годы ведется в исследовательских центрах страны: Институте коррекционной педагогики РАО, Российской Медицинской Академии последипломного образования, Центре психического здоровья детей и подростков (г. Москва). Их актуальность в последние годы возрастает еще в связи с тем, что сегодня, в контексте проектирования системы раннего выявления и ранней коррекции как нового структурного компонета специального образования ХХI века, проблема адекватности качества и надежности методов диагностики развития выступает на первый план.

В заключение представляется необходимым подчеркнуть, что, признавая привлекательность, прогрессивность современных тенденций расширения диапазона диагностического инструментария, многообразия подходов к решению задач оценки уровня развития маленького ребенка, привлекательность свободы в выборе возможности знакомства специалистов со всеми известными методиками, возможность расширения арсенала диагностических методик, мы считаем неприемлемым стихийное развитие этих процессов.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Разенкова, Ю.А.  К вопросу об использовании отечественных и зарубежных методик диагностики психомоторного развития в качестве инструментов раннего выявления возможных отклонений в развитии. Дискуссионные аспекты проблемы [Электронный ресурс] / Ю.А. Разенкова // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2015. –  Альманах №2. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanah-2/k-voprosu-ob-ispolzovanii-otechestvennyh
Список литературы
  1. Дети–сироты: консультирование и диагностика развития / Под ред Е.А. Стребелевой – М.: Полиграф сервис, 1998.
  2. Проблемы младенчества: нейро-психолого-педагогическая оценка развития и ранняя коррекция отклонений: Материалы научно-практической конференции / Институт коррекционной педагогики РАО, Школа клинической электроэнцефалографии и нейрофизиологии им. Л.А. Новиковой. - М. Полиграф сервис, 1999.
  3. Стребелева Е.А., Орлова А.Н., Разенкова Ю.А. Шматко Н.Д. Психолого-педагогическая диагностика развития детей дошкольного возраста: Методическое пособие / Под ред. Е.А. Стребелевой. – М.: Полиграф сервис, 1998.
  4. Стребелева, Е.А. Методические рекомендации к психолого-педагогическому изучению детей (2-3 лет): Ранняя диагностика умственного развития [Текст] / Е.А. Стребелева. – М.: Компания «Петит» 1994. – 32 с.
  5. Фрухт Э.Л. Диагностика нервно-психического развития детей 1 года жизни // Пантюхина Г.В., Печора К.Л., Фрухт Э.Л. Диагностика нервно-психического развития детей первых трех лет жизни. – М.: ЦОЛИУВ, 1983. – С. 6-56.
Статьи выпуска: