Разделенное переживание - путь терапии детского аутизма / Альманах №20 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №20 "Детский аутизм: пути понимания и помощи"

Разделенное переживание - путь терапии детского аутизма

Е.Р. Баенская ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

Наш подход к психологической коррекции детского аутизма основан на его понимании как искаженного развития (В.В. Лебединский), в основе которого лежат глубокие нарушения формирования аффективной сферы ребенка [14, 15, 17].

Чтобы определить условия, при которых ребенок с исходно выраженными трудностями и ранними ограничениями взаимодействия с окружением, может стать более выносливым, активным и гибким в отношениях с людьми и средой, необходимо обратиться к закономерностям благополучного аффективного развития, проследить, как формируются эти возможности в норме.

Анализ ранних этапов становления аффективной сферы позволяет нам увидеть основную движущую силу этого развития - способность ребенка к совместно разделенному переживанию. Эта способность развивается как отзывчивость по отношению к эмоциональным реакциям взрослого, как чувствительность к его эмоциональной оценке, как проявление синтонности к его состоянию, включенности в сопереживание, и как стремление и возможность поделиться с окружающими своими переживаниями (и позитивными и негативными).

Возможность формирования разделенного переживания заложена во врожденной чувствительности младенца к социальным стимулам – лицу взрослого, его мимике, голосу, интонации, - а ее проявление и развитие происходит в процессе взаимодействия с близкими, прежде всего, матерью.

Близкий взрослый, общаясь с малышом, не только повышает его психический тонус и стимулирует освоение окружающего, но и регулирует его аффективные состояния. Внутри исходно единой у ребенка с матерью системы регуляции его активности и аффективных состояний [5,14,15,17] осваиваются новые и все более сложные впечатления, усваиваются и закрепляются прогрессивные способы тонизирования, уменьшения и преодоления негативных переживаний. Взрослый формирует и организует переживания малыша, помогая осмыслить и упорядочить его впечатления, складывающиеся формы взаимодействия с окружением. Так происходит становление индивидуального аффективного опыта ребенка.

Рассмотрим последовательные этапы развития разделенного переживания.

Это, прежде всего, появление «эмоционального заражения» в непосредственном общении, предполагающее ориентировку малыша на качество переживания, что дает возможность взрослому модулировать его эмоциональное состояние – развеселить, успокоить, утешить, влиять на интенсивность его переживаний, на их знак. Период от 2 до 6 месяцев («непосредственного эмоционального контакта» по М.И. Лисиной и «интенсивной и почти исключительной социальности» по Д. Стерну) характеризуется наличием у ребенка избирательной настройки на контакт, готовности к отслеживанию реакции взрослого. «Комплекс оживления» является первым достижением малыша в развитии опыта насыщенного переживания позитивных впечатлений от эмоционального контакта (общения взглядом, совместного звучания, улыбки).

В этот период отмечается особая чуткость близких в различении не только проявлений дискомфорта ребенка, но и его положительных эмоциональных реакций. Именно они стимулируются, подхватываются, растягиваются во времени, копируются, что со всей полнотой обнаруживается в так называемой «зеркальности» поведения матери - моментальном повторении за младенцем улыбки, мимики, возгласов, гуления, а затем и лепета. Со своей стороны и ребенок демонстрирует вовлеченность в разделенное переживание появлением наиболее ранних форм подражания (имитации выражения лица взрослого, воспроизведения звуков, интонационных акцентов речи взрослого).

Дифференциация форм контакта развивается и определяется в игровом взаимодействии, в комментариях матери, в которые постепенно вносится все больше вариаций. Это проявляется в оттягивании кульминационного момента общего положительного переживания в игре (изменение дистанции общения или увеличение паузы перед появлением лица в прятках), в изменениях его интенсивности и ритма. Задачи взрослого - насытить и продлить эмоциональный контакт, держать под контролем интенсивность переживания ребенка; кроме того, вариации позволяют последовательно усложнять его структуру: «вводить» элементы новизны, неожиданности, дозированной «остроты». Новые реакции ребенка подхватываются, опосредуются эмоциональной реакцией близкого и вводятся в привычные формы первых коммуникативных игр. Показателем динамики развития разделенного переживания является не только нарастание интенсивности положительных реакций младенца, но и увеличение и усложнение его активной включенности в материнские импровизации (ожидание, возобновление контакта, проявления удивления и восторга).

Развитие возможности совместно разделенного переживания проявляется в формировании к концу первого полугодия дифференцированных форм контакта ребенка с близкими и особом выделении матери - ее «положительном узнавании» (ярком выражении оживления, активности, радости). Благодаря утверждающейся ориентировке на реакцию матери ребенок обретает к полугоду наибольшую эмоциональную стабильность. Понятно, что эти достижения одновременно являются и показателями развития его адаптивных возможностей – избирательности в контакте, четком выделении среди окружающих «своих», начале формирования отношений привязанности, что отражается в появлении в начале второго полугодия жизни известного феномена «страха чужого».

Второе полугодие жизни ребенка традиционно характеризуется переходом к общению, строящемуся на основе общего интереса и совместных со взрослым действий с предметами (М.И. Лисина, 1978). Переживание общего удовольствия в непосредственном эмоциональном общении дополняется совместным переживанием впечатлений от сенсорных свойств предметов и действий с ними, что является основой совместно разделенного внимания - первого шага в обеспечении возможности совместно разделенного действия и в будущей произвольной организации ребенка взрослым. В совместно разделенном действии младенец, в свою очередь, осваивает социальные способы целенаправленного привлечения внимания взрослого к интересующему его объекту: крик приобретает характер просьбы, формируется указательный жест. И хотя, в основном, эти новые возможности ребенка реализуются в области совместной игры, к концу первого года жизни они уже начинают использоваться близкими и как способы организации поведения малыша.

Появляется еще одно важнейшее приобретение в развитии разделенного переживания - переживание малышом эмоциональной оценки взрослого собственных действий, прежде всего, появление устойчивого отклика на одобрение матери. Это дает возможность стимуляции в ближайшем будущем его исследовательского поведения и формирование феномена «социальной ссылки» - оглядки в поведении на материнскую оценку происходящего.

Таким образом, возможности ранней взаимной аффективной подстройки матери и ребенка являются предпосылками дальнейшего развития эмоционального и социального взаимодействия. Последовательные достижения в развитии разделенного переживания - необходимая основа для формирования разделенного внимания, совместно разделенного действия, появления адаптивно значимого феномена «социальной ссылки», исследовательского поведения ребенка.

Следующий шаг в аффективном развитии ребенка связан с временной потерей эмоционального равновесия. Наступает характерный для годовалого возраста первый серьезный кризис в отношениях малыша со взрослым.

По определению Л.С. Выготского, становление ходьбы и есть момент вступления в период этого кризиса – период «бурного развития аффективной жизни – первой ступени развития детской воли» [10]. Хотя традиционно этот кризис не считается острым, тем не менее, и в норме могут наблюдаться в это время выраженные нарушения режима сна и бодрствования, потеря аппетита, увеличение эмоциональной лабильности (появление плаксивости, обидчивости). Эти трудности появляются совершенно закономерно и укладываются в общую логику аффективного развития.

Овладение ходьбой резко изменяет жизненную ситуацию. Взрослый перестает быть обязательным условием адаптации ребенка, который все чаще остается один на один с окружающим миром, и, временами, начинает терять близкого как непременный эмоциональный ориентир. Происходит не только физическое, но и психическое отделение ребенка от взрослого.

Сложности адаптации, которые испытывает ребенок в это критическое время, проявляются в том, что он, оставшись один, попадает под власть силовых воздействий окружающего сенсорного поля (К. Левин). Новые динамические «полевые впечатления» начинают захватывать ребенка настолько, что это временно мешает развитию его взаимодействия со взрослыми. Малыш не только теряет «чувство края» и становится крайне неосторожным, но на время уходит от уже сложившейся к этому моменту в тесном взаимодействии с близким общей линии поведения. Ему бывает крайне трудно оторваться от влекущего его впечатления и разделить внимание со взрослым (как это было раньше). При попытке подавить подобные тенденции в поведении малыша путем запрета, прямого навязывания своей воли, родители обычно сталкиваются с тем, что ранее послушный и довольный ребенок становится упрямым, капризным, демонстрирует яркие протестные реакции – негативизм, агрессию.

Выход из первого аффективного кризиса возможен наиболее безболезненно, если взрослый не перекладывает вину на ребенка и чувствует, что трудности его организации создает непосредственная «захваченность» динамикой окружающего сенсорного поля. В этом случае он не вступает в конфликт ни с малышом, ни с полевыми тенденциями, а, скорее, использует их, пытаясь переключить внимание ребенка в правильном направлении.

Характерно, что в это время ребенок начинает с удовольствием слушать истории про себя. Такой смысловой комментарий помогает удержать направление общего движения в сиюминутной ситуации. Понятно, однако, что он может быть действенным только при сохранении прочной эмоциональной связи близких с малышом, базирующейся на возможности разделенного переживания.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Баенская, Е.Р.  Разделенное переживание - путь терапии детского аутизма [Электронный ресурс] / Е.Р. Баенская // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2014. –  Альманах №20. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanah-20/razdelennoe-perezhivanie-put-terapii-detskogo
Статьи выпуска: