Психолого-психиатрическая помощь детям с тяжелой позвоночно-спинномозговой травмой / Альманах №25 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №25 "Дети с черепно-мозговой травмой. Междисциплинарная команда специалистов в реабилитации: взаимодействие медиков, педагогов и психологов"

Психолого-психиатрическая помощь детям с тяжелой позвоночно-спинномозговой травмой

Е.А. Львова Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии (НИИ НДХиТ), Москва
Ю.Г. Сиднева Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии (НИИ НДХиТ), Москва

Под позвоночно-спинномозговой травмой понимают механическое повреждение позвоночника и/или спинного мозга, его сосудов, оболочек и спинномозговых нервов [1].

Основными медицинскими проблемами пациентов с тяжелой позвоночно-спинномозговой травмой (ТПСМТ) являются:

  • нарушение функций верхних конечностей, ограничивающее выполнение социально-бытовых навыков, самообслуживание, поддержание вертикальной позы;
  • нарушение функций нижних конечностей, ограничивающее мобильность и передвижение пациента;
  • невозможность или ограничение возможности поддержания вертикальной позы, что помимо двигательного дефекта замедляет восстановление функций тазовых органов, поддерживает трофическое расстройство;
  • повышение мышечного тонуса, ограничивающее мобильность, самообслуживание, передвижение, поддержание вертикальной позы, сопровождающееся болевым синдромом;
  • нарушение мочеиспускания, дефекации;
  • инфекционно-воспалительные осложнения;
  • проявления вегетативной дисрефлексии;
  • ортопедические последствия [2, 3].

Реабилитация пациентов, которые перенесли позвоночно-спинномозговую травму, многомерна и сложна. Она требует комплексного подхода для достижения максимально ранней активизации пациента и оптимальной адаптации его к дальнейшей жизни. Особую роль играет время начала реабилитационного процесса: чем раньше начинается реабилитация, тем она эффективнее.

Психологическая реабилитация является важным звеном в комплексной работе с пациентами, перенесшими ТПСМТ. Само по себе событие травмы спинного мозга является для больных и их семей психологическим шоком, которое дестабилизирует прежнюю привычную жизнь. Частичная или полная обездвиженность пациента диктует радикальные перемены в привычном семейном образе жизни. Новые жизненные обстоятельства заставляют менять сложившиеся стереотипы, переосмыслять дальнейшую жизнь. Пациенты сталкиваются с собственным бессилием, с зависимостью от близких людей, потерей автономии. Это требует длительного времени для того, чтобы физически и психологически адаптироваться к жизни после травмы.

По мнению многих авторов одним из частых последствий тяжелой спинальной травмы является депрессия [4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11].

В литературных источниках данные о частоте депрессии у взрослых пациентов с ТПСМТ различные (таб.1).

Во-первых, это связано с тем, что диагностика депрессии проводилась в разные периоды восстановления после травмы, а как известно, психо-эмоциональное состояние человека меняется в течение времени.

Во-вторых, по мнению некоторых авторов [3, 4] имеет место гипердиагностика депрессии (особенно при использовании опросников) поскольку симптомы, характерные для спинальной травмы, зачастую присущи и депрессии. Так, снижение аппетита, расстройство сна, потеря веса и пр. выявляются как у больных с депрессией, так и после ТПСМТ [3].

В-третьих, имеет значение уровень повреждения спинного мозга и выраженность неврологического дефицита после травмы. Высокий уровень поражения спинного мозга (шейный отдел) может сопровождаться неврологическим дефицитом вплоть до тетраплегии, у таких пациентов вероятность депрессии выше, нежели у пациентов с более низким уровнем поражения спинного мозга.

Таблица 1. Данные о частоте депрессии у пациентов после ТПСМТ на примере некоторых авторов.

Год % Период
С. Bombardier 2004 11,4 восстановительный
A. Craig 2008 30 промежуточный
Л.В. Кокоткина 2011 81 ранний
J. Hoffman 2008 7,1 восстановительный

Эмоциональная реакция на травмирующее событие является естественной и ожидаемой. Реакции каждого человека уникальны сами по себе, однако есть и сходства. Как правило, чувство печали и реакция на утрату прежнего образа жизни являются общими для большинства людей, особенно в первые месяцы после травмы. В некоторых случаях эти реакции могут сохраняться в течение длительного времени или даже повторяться вновь [8].

Депрессия и реакция на горе могут на первый взгляд показаться схожими, но важно все-таки различать их. Так эмоциональные переживания утраты потерянных функций являются естественной ответной психической реакцией. Основными критериями печали и реакции на горе являются их стадийность (по Э.К. Росс, 1969), реактивность и динамичность. Человек и в состоянии утраты способен испытывать радость, переживать удовольствие, но когда отвлекается от мыслей, касающихся удручающих его событий и обстоятельств. Переживая печаль, пациенты фокусируются на потере функций и независимости.

В состоянии же депрессии пациент не испытывает удовольствия, он лишается мотивации и потребностей, даже если направления деятельности для улучшения ситуации ему известны. При депрессии в клинической картине выявляются подавленность, психомоторная заторможенность, когнитивные нарушения [12, 13]. В этом состоянии пациенты сфокусированы на собственной никчемности, потери смысла жизни, отчуждении.

Анализ литературы на предмет депрессии у пациентов после ТПСМТ показал, что данный вопрос обсуждается в основном у пациентов взрослого возраста. Исследований эмоционального статуса среди пострадавших детей и подростков практически нет.

В НИИ НДХ и Т, где проходят лечение и раннюю реабилитацию дети от 3-18 лет, после ТПСМТ, проблема эмоциональных расстройств стала актуальной. По нашим наблюдениям большинство наших пациентов в ранний период после травмы сталкиваются с нарушениями эмоционального спектра. В большинстве случаев психологическая картина в первые сутки после травмы определяется реакцией острого стресса. В этот период работа психолога направлена на коррекцию реактивной тревожности у пациентов, на помощь в формировании понимания того, что происходит с ребенком в данный момент.

После перевода детей из реанимации в общее нейрохирургическое отделение эмоциональные реакции у пациентов носят индивидуальный характер. Это зависит от некоторых факторов, например таких как: тяжесть повреждения, соматическое состояние, характерологические особенности ребенка, особенности детско-родительского взаимодействия.

Мы проанализировали 35 детей от 8-18 лет, которые перенесли ТПСМТ и имели неврологические нарушения.

  1. Проводился клинический осмотр психиатром, и беседа с психологом.
  2. Психологическое исследование включало диагностику уровня личностной тревоги, направленности локус контроля и выраженность депрессивных тенденций.

Результаты психологической диагностики позволили выявить эмоциональные особенности пациентов после травмы, которые влияли на общий процесс восстановления:

  1. Пациенты с высоким показателем личностной тревоги в сочетании с низкой мотивацией (экстернальный локус конроля) имели особенно выраженные сложности в адаптации к двигательной реабилитации. Это проявлялось в различных ситуациях, например, демонстрировали трудности при ветрикализации. Дети не желали пересаживаться в инвалидное кресло и воспринимали физические упражнения как непреодолимые трудности.
  2. Депрессия в классическом варианте встречалась у детей с 14 лет, что скорее связано с особенностями развития нервной системы у детей и их психическими особенностями. А вот депрессивные тенденции можно было выявить уже в более младшем возрасте (с 10 лет).

Опираясь на полученные результаты, была выстроена последовательность оказания психолого-психиатрической помощи:

  1. Дети с выраженной депрессией нуждались в первую очередь в психиатрической помощи, сопутствующей психотропной медикаментозной коррекции. Психологическое сопровождение было второстепенно.
  2. Дети с повышенной личностной тревогой в сочетании с низкой мотивацией нуждались в психологическом сопровождении и консультации психиатра.
  3. Детям с нормальным уровнем личностной тревоги и интернальным локусом контроля оказывалась только психологическая поддержка наряду с другими реабилитационными мероприятиями.

В заключении хотелось бы отметить, что дифференцированная психолого-психиатрическая помощь увеличивает эффективность реабилитационных программ, улучшает настрой у детей на будущий прогноз восстановления и социальную адаптацию в обычной среде, повышает «качество жизни».

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Львова, Е.А.  Психолого-психиатрическая помощь детям с тяжелой позвоночно-спинномозговой травмой [Электронный ресурс] / Е.А. Львова, Ю.Г. Сиднева // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2016. –  Альманах №25. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanah-25/psixologo-psixiatricheskaya-pomoshh-detyam-s-tyazheloj-pozvonochno-spinnomozgovoj-travmoj
Список литературы
  1. Boekamp J.R., Overholser J.C., Schubert D.S. Depression following a spinal cord injury 11 Int. J. Psychiatry Med. — 1996. - Vol. 26, № 3. - P. 329-349.
  2. Bombardier С.H. Depression and spinal cord injury // Spinal Cord Injury Updates. — 2001. — Vol. 10, № 2.
  3. Bowlby J. Attachment and loss. Vol. 3: Loss: sadness and depression. London, 1980.
  4. Orenczuk S, Mehta S, Slivinski J, Teasell RW (2014). Depression Following Spinal Cord Injury. In Eng JJ, Teasell RW, Miller WC, Wolfe DL, Townson AF, Hsieh JTC, Connolly SJ, Noonan VK, Loh E, McIntyre A, editors. Spinal Cord Injury Rehabilitation Evidence. Version 5.0: стp 1-35.
  5. Белова А.Н. Нейрореабилитация. Руководство для врачей. - Москва; 2003, 734 с.
  6. Булюбаш И.Д. Психологическая реабилитация пациентов с последствиями спинальной травмы / Булюбаш И.Д., Морозов И.Н., Приходько М.С. - Самара: Издательский дом «Бахрах-М», 2011. – 272 с.
  7. Булюбаш И.Д. Психологические нарушения в восстановительном и позднем периодах позвоночно-спинномозговой травмы / И.Д. Булюбаш, И.Н. Морозов, М.С. Приходько // Тез. докл. научн.-практ. конф. «Актуальные проблемы нейрохирургии». – Йошкар-Ола, 2007. - С. 98-100.
  8. Май М. Депрессия в сравнении с объяснимой печалью: есть ли явные различия и влияют ли они на выбор лечения? / М. Май // Университет Неаполя, факультет психиатрии, Италия.
  9. Современные подходы к медико-психологической реабилитации больных с травматической болезнью спинного мозга / Кочетков А.В., Цыганков Б.Д., Добровольская Ю.В., Кокоткина Л.В. // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. - № 2. – 2008.
  10. Стэнли Дюшарма Понимание депрессии и травмы спинного мозга. - Ph.D.
  11. Чернов А.Л. Позвоночно-спинномозговая травма. Догоспитальный этап // Медицина неотложных состояний. - № 2. – 2008.
Статьи выпуска: