Раннее аффективное развитие детей с аутизмом / Альманах №19 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ института коррекционной педагогики
Альманах №19 "Детский аутизм: пути понимания и помощи"

Раннее аффективное развитие детей с аутизмом

Е.Р. Баенская ФГНУ «Институт коррекционной педагогики» Российской академии образования, Москва
Трудности регуляции интенсивности и изменения качества переживаний

Нарушение развития общей системы аффективной регуляции может быть рассмотрено и как причина трудностей снятия взрослым перевозбуждения малыша, снижения интенсивности его переживаний.

Если ребенок не получает полноценного опыта общего со взрослым переживания, то даже позитивные, но слишком яркие впечатления могут восприниматься им достаточно болезненно

Эти ощущения становятся слишком возбуждающими и захватывающими, поскольку не разделены с близкими. Взрослый не может ни успокоить малыша, ни переключить или отвлечь его, заняв другим, привычным или нейтральным впечатлением.

Соответственно, проблемой становится и то, что ребенок не может получить поддержку от близких в переживании дискомфорта, негативных, пугающих впечатлений. Родителям трудно передать ему свой позитивный настрой, успокоить, создать то общее ощущение надежной защищенности, которое получает обычный малыш.

Нарушение развития эмоционального контакта не позволяет подготовить ребенка к переходу на более сложный уровень освоения и преобразования отрицательных впечатлений. В норме это достигается за счет усложнения структуры совместного положительного переживания, введения в него элементов новизны, остроты, веселого риска. Здесь же для этого не формируется достаточная основа (в качестве разделенных позитивных переживаний), и ребенок не может принять помощь близких и в десенсибилизации негативного переживания, и в трансформации его знака, то есть остается крайне уязвимым в восприятии неожиданных впечатлений, нарушений привычного порядка.

Отсутствие или слабость ориентации на эмоциональное реагирование близкого, таким образом, перекрывает пути развития положительной избирательности ребенка, что приводит к расширению области игнорируемых им, а также отрицательных, неприемлемых для него качеств среды. В итоге, на протяжении раннего возраста продолжают преобладать и усиливаться проявления негативной избирательности. Она развивается на основе легко возникающего дискомфорта и закрепляется в форме множественных страхов, запретов, амбивалентных переживаний.

Амбивалентные переживания

Особое внимание хотелось бы уделить специфике формирования при аутизме амбивалентных, внутренне противоречивых по знаку переживаний, поскольку они очень характерны для нарушенного аффективного развития.

В норме появление неоднозначных, сложных по структуре переживаний отмечается у ребенка уже в конце первого года жизни, и связаны они первоначально с его выраженной ориентацией на эмоциональную оценку все более разнообразных впечатлений близким взрослым. Самый простой пример: ребенок пробует что-то кислое или соленое и, испытывая непривычный резкий вкус, строит соответствующую гримасу. Но эмоционально позитивная реплика мамы - «очень вкусно!» - и выражение удовольствия на ее лице, заставляет малыша одновременно и морщиться и улыбаться.

С появлением стойкого интереса к новизне у малыша может быть и неоднозначная, двойственная оценка нового объекта (например, незнакомый объект – привлекательный, интересный, но слишком быстро движется, или слишком громко шумит). Но в окончательном «выборе знака» доминирующей является оценка близкого

Разумеется, речь идет о зарождении противоречивого по своему содержанию переживания, состоящего из собственной первоначальной оценки качества ощущения младенцем, и внешней, не совпадающей с ним оценки взрослого.

Оно динамично, и амбивалентность проявляется, скорее, как момент столкновения этих двух оценок, причем побеждает последняя. Малыш может переживать противоречивые чувства, но не от качества исходного впечатления, а от ситуации в целом.

Возможны, по крайней мере, два направления развития подобного переживания. Одно из них, которое лежит в основе формирования механизма экспансии, и, соответственно, мощного средства поднятия эмоционального тонуса – это движение в сторону позитивной составляющей. Именно благодаря ему становится возможным получение удовольствия от впечатлений, содержащих и остроту, и опасность, и неопределенность. Такое преобладание положительной оценки в целом, позволяющее ребенку осваивать эти впечатления (и тем самым расширять область позитивных переживаний) обеспечивается интенсивной эмоциональной поддержкой взрослого.

Другое направление – усиление негативного полюса, и приобретение привлекательным для малыша впечатлением общего отрицательного знака под влиянием материнского неприятия. Оно возникает позднее, и играет не менее важную роль в адаптивном поведении ребенка (помогает формировать запреты и ставит отрицательные аффективные метки на том, что социально не одобряется).

У детей с формирующимся аутизмом и уже сложившимся синдромом, которые игнорируют оценку близкими привлекающих их внимание впечатлений, мы часто видим принципиально другой механизм возникновения амбивалентности. В силу характерного для такого ребенка чрезмерно быстрого пресыщения, первоначально позитивные переживания могут моментально трансформироваться в негативные, причем понятно, что чем сильнее исходный «плюс», тем очевидней эта тенденция, и тем интенсивнее неизбежный «минус». При этом впечатление продолжает оставаться притягательным для ребенка, он не может от него оторваться и демонстрирует противоречивое, амбивалентное поведение.

Так, для ребенка первой группы характерен «паттерн приближения – удаления», протягивания руки и отстранения. У ребенка второй группы оно выглядит более драматично - как навязчивое влечение с агрессивными разрядами. Например, ребенок требует вырезать из бумаги куколку и моментально ее разрывает, снова требует – и разрывает и т.д. Или малыш просит взрослого свистнуть, затем бьет его по губам (из-за непереносимости сильного впечатления) и повторяет просьбу «свистнуть».

В отличие от способной изменяться структуры амбивалентного переживания в норме, подобная конструкция – застывшая, она не имеет разрешения, держит ребенка в постоянном напряжении.

И в норме на ранних этапах развития для младенца характерно быстрое пресыщение очень насыщенным положительным впечатлением, но амбивалентность не закрепляется, – радость, восторг могут перейти в возбуждение, агрессию, расстройство, но после этого ребенок отказывается (по крайней мере, на некоторое время) от объекта, вызвавшего такие сильные переживания. Помогает в этом взрослый, который держит под контролем и регулирует интенсивность переживания малыша.

В качестве единственного стимула, который, вызывая временное пресыщение младенца, продолжает постоянно привлекать его внимание и является самым значимым, выступает лицо взрослого, однако ребенок сам устанавливает приемлемый для себя ритм общения.

У ребенка четвертой группы чаще, чем у других аутичных детей, наблюдается похожее спонтанное изменение исходно позитивного знака переживания под влиянием пресыщения – в этом по характеру реагирования он ближе всех к норме. В частности поэтому у такого малыша в ситуации взаимодействия на первый план выступают то признаки специфической сензитивности (когда наблюдается отсрочка реагирования, тормозимость, отсутствие инициативы в общении), то признаки эмоциональной незрелости (он легко перевозбуждается, срывается в генерализованную агрессию).

Однако, здесь пресыщение наступает гораздо быстрее, чем в норме, и ребенок, в силу своей невыносливости и малой активности, не может поддерживать ритм общения; то есть он способен улавливать его эмоциональный смысл, но не состоянии усвоить его форму.

Для аутичных детей третьей группы характерно формирование неоднозначного по качеству переживания с другой внутренней динамикой – от негативного знака к позитивному. Но если в норме это является прогрессивной тенденцией, лежащей в основе формирования механизма экспансии, то в случае нарушенного аффективного развития мы не видим финала этого движения - победы положительной оценки, выхода на преодоление пугающего впечатления. Поэтому подобные переживания становятся патологическим способом тонизирования: они возбуждают, будоражат ребенка, но не приносят ему облегчения; они не могут развиваться и использоваться в его адаптивном поведении.

Кроме того, впечатления, вызывающие такие амбивалентные переживания (в связи с неоднородностью их структуры) – наименее пресыщаемы. Именно на их основе формируются характерные для детей третьей группы стойкие влечения к страшному, неприятному.

Похожая тенденция может наблюдаться и в развитии способов аутостимуляции у ребенка второй группы. Здесь возникает характерная фиксация на определенных впечатлениях, содержащих этологическую угрозу, например связанных с «чувством края»,

В исследовании М.В. Осориной (1999) «тема края» в детских переживаниях представлена как одна из наиболее ранних форм структуирования собственного безопасного пространства по альтернативе с внешней опасностью, не случайно она так часто используется в фольклоре для раннего возраста. Вспомним, что преодоление «визуального обрыва» у младенцев является первым активным преодолением врожденного страха.
с переживанием неустойчивости. Так, ребенок может пристраивать на край стола или спинку стула игрушку, ожидая ее неизбежного падения; выбрасывать предметы из окна или в лестничный проем.

Подобные «забавы» с нарушением равновесия характерны и для нормы,

Одной из первых, основанных на переживании неустойчивости, совместных со взрослым игр является разрушение малышом его построек из кубиков, затем – ожидание, когда рухнет возводимая башня. Возможность поиграть ощущениями устойчивости-неустойчивости заложена и в традиционных игрушках («неваляшка», бычок на наклонной доске).
но в этом случае освоение неустойчивости в разнообразных играх становится основой экспериментирования – уточнения ребенком границ своих возможностей, и этот опыт активно используется им в целях адаптации. Благополучно развивающийся малыш делится со взрослым своими переживаниями удивления, предвкушения удовольствия и восторга от последствий собственных действий, ждет его эмоциональной реакции.

У аутичного ребенка стремление многократно повторить изолированное однообразное ощущение остроты, как и любая другая форма аутостимуляции, не получает дальнейшего содержательного развития. Его «закапсулированный» интерес никак не влияет на уменьшение чувствительности к непостоянству окружающего.

В том же ряду стоит и особая захваченность впечатлениями «застревания», ограничения движения, которые ребенок второй группы получает, агрессивно манипулируя игрушками или предметами, засовывая их в щели, под дверь, в емкости меньшего размера. Эти действия совершаются крайне напряженно, часто сопровождаются аффективными срывами. Показательно, что эти бесконечные и «безвыходные» стереотипные упражнения с подобными впечатлениями в русле аутостимуляции сочетаются с абсолютной непереносимостью ребенком аналогов в реальных жизненных ситуациях.

Подведем итоги сказанному выше:

  • Особенности становления ранних форм взаимодействия аутичного ребенка с его ближайшим окружением указывают, в первую очередь, на проблемы в развитии средств его индивидуальной саморегуляции, закономерно происходящие из нарушения развития первичной, общей со взрослым системы регуляции аффективных состояний.
  • Эта недостаточность отмечается, прежде всего, в области поддержания активности и аффективной стабильности. Трудности эмоционального заражения лишают аутичного ребенка основного источника развития способов тонизирования. Отсутствие или слабость ориентации на эмоциональное реагирование близкого перекрывает пути развития положительной избирательности ребенка, что соответственно оборачивается расширением для него как области игнорируемого, так и отрицательного, неприемлемого качества среды.
  • Формирующиеся у аутичного ребенка способы аутостимуляции претерпевают со временем некоторые изменения, но они остаются механическими, отсутствует перспектива их качественного смыслового развития.
  • С выраженными трудностями эмоционального заражения аутичного ребенка закономерно связаны проблемы регуляции интенсивности его переживаний; расширения спектра позитивных впечатлений и уменьшения дискомфорта, тревожности; преодоления страхов, позитивного разрешения амбивалентных переживаний.
  • Следствием отсутствия у ребенка с аутизмом полноценного опыта совместного со взрослым переживания впечатлений (как положительных, так и отрицательных) является тот факт, что позитивные для него остаются слишком возбуждающими и захватывающими, нейтральные не начинают привлекать внимание, а с негативными, которые преобладают, он просто не может самостоятельно справиться.
Библиография
Печать
Распечатать фрагмент
Поделитесь статьей с коллегами и друзьями
Баенская Е.Р. Раннее аффективное развитие детей с аутизмом // Альманах Института коррекционной педагогики. 2014. Альманах №19 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-19/rannee-affektivnoe-razvitie-detej-s (Дата обращения: 22.10.2021)
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.
Мы используем cookie. Во время посещения сайта вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
OK