Психологическая помощь ребенку с аутизмом в процессе совместного чтения / Альманах №20 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ института коррекционной педагогики
Альманах №20 "Детский аутизм: пути понимания и помощи"

Психологическая помощь ребенку с аутизмом в процессе совместного чтения

О.С. Никольская ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

Особенности развития интереса к книгам у аутичных детей

Известно, что аутичные дети очень часто рано начинают интересоваться книгами. Многие из них уже до года имеют репутацию чрезвычайно умных детей, поскольку могут сами занять себя, длительно перебирать, перекладывать и перелистывать книжки, рассматривать картинки. Правда, они предпочитают делать все это сами, и не расположены делить это удовольствие со своими близкими.

Более того, их могут очень рано интересовать буквы. Нередки примеры, когда аутичные дети уже до года могут длительно и завороженно рассматривать не яркие картинки, а именно текст книжки. Бывает, что одним из первых слов они произносят слово "буква". Буквы могут стать предметом их стереотипного интереса, они начинают постоянно искать и находить их очертания в окружающем.

Часто такие дети очень рано начинают требовать чтения вслух, в основном, стихов, проявляя при этом хороший, иногда «недетский» вкус и интерес к классической поэзии. Специалисты даже упрекают матерей таких детей за неадекватный подбор стихов. Оправдываясь, мамы говорят, например: «Что я могла сделать, если он успокаивался, только когда я читала ему Тютчева или Пушкина?»

Но, в основном, это все же интерес к традиционному "детскому" репертуару (народные потешки, стихи К. Чуковского, С. Маршака, А. Барто). Дети легко запоминают стихи, могут начать их декламировать, еще не пользуясь речью для коммуникации, иногда - до годовалого возраста, чем тоже поддерживают свою репутацию будущих интеллектуалов. Вскоре после года аутичный ребенок может декламировать стихи «километрами», хотя его собственная речь, при этом, явно начинает отставать в развитии. При своевременном или даже раннем произнесении первых слов, она может оставаться крайне бедной, штампованной, представленной лишь короткими фразами в инфинитиве, во втором или в третьем лице, что традиционно определяется как «телеграфный стиль речи».

Достаточно часто дети начинают взаимодействовать с близкими с помощью цитат: используют подходящие фразы из сказки, стихотворные строчки, чтобы выразить свое отношение, какую-то нужду. Так ребенок, вместо того, чтобы просто попросить есть, говорит маме: «Испеки-ка ты мне, бабка, колобок». Или, чтобы избежать наказания, произносит: «Смилуйся, государыня рыбка» или: «Ребята, давайте жить дружно».

Существуют и примеры, когда ребенок начинает читать и выкладывать из букв слова раньше, чем говорить. Так, например, родители ребенка, не умеющего говорить, обратили внимание на то, что он бегает от стола в комнате на кухню, где «застывает» перед раковиной вниз головой. Выяснилось, что под раковиной на стене наклеена перевернутая газета, и ребенок бегает от нее к столу с буквами магнитной азбуки, выкладывая на нем слова из газетного текста.

Дети могут общаться с близкими людьми, используя самостоятельно набранный текст. Так, ребенок, о котором мы только что упоминали, впервые начал обращаться к родителям, используя буквы магнитной азбуки. Он выкладывал на доске просьбу: «Папа, включи, пожалуйста, телевизор», - а потом за руку тянул к доске отца. Позже он начал прочитывать эти фразы вслух.

Мы видим, что интерес аутичных детей к книжкам, к иллюстрациям, к буквам, к звучащим стихам очень отличается от интереса обычного ребенка, который получает удовольствие, прежде всего, от совместного со взрослым чтения и рассматривания картинок. Первые любимые стихотворные книжки, как правило, связаны для обычного ребенка с привычными бытовыми ситуациями: с умыванием – «водичка, водичка, умой мое личико», с колыбельной при укладывании спать; с общими со взрослым впечатлениями – «киска, киска, киска брысь, на дорожку не садись, наша деточка пойдет, через киску упадет»; со стихами, прибаутками, уже обжитыми в ранних играх с близкими людьми. Это «ладушки», «сорока-ворона», «поехали-за-орехами» и т.п. И общее чтение здесь естественно вырастает из общей жизни, общих игр. Далее для обычного ребенка особым удовольствием во время совместного чтения становится развитие взаимодействия со взрослым. Ему нравится показывать по просьбе взрослого нарисованные в книжке предметы и персонажи: где нарисована собачка и как она лает, как мяукает киска, как падает бычок, как плачут несчастные зайка или мишка и т.п.

Ребенка с формирующимся аутизмом в книге более всего завораживают сенсорные впечатления. Листая книги и журналы он получает удовольствие от шуршания и мелькания страниц, особенно глянцевых, на которых можно увидеть отблески света. На этой основе часто складываются стереотипная аутостимуляция.

Эти «чистые» впечатления могут быть не самыми простыми. Интерес к «буковкам», с одной стороны, может отражать особое внимание к причудливой геометрической форме. С другой, - это специальный интерес и к самому процессу прочитывания слова, это удовольствие от складывания букв в слова, часто необычные по звучанию. Завораживать ребенка может само ощущение того, что слово что-то значит (некое «чистое переживание» символа). Так, в известном нам случае ребенок, использующий для коммуникации лишь «телеграфную» аграмматичную фразу, упивался стереотипным перебором англо-румынских пар слов, имеющих сходное значение. Он даже засыпал с англо-румынским словарем под подушкой.

Любовь к поэзии у аутичных детей также в большой степени является «чистой» и истинной любовью к хорошей форме; она определяется особой чуткостью к чувственной ткани речи, к ее звукосочетаниям, ритмам. Эта чуткость может быть проиллюстрирована примерами словотворчества таких детей. Так, используя шипящие, свистящие, рычащие звуки, дети придумывают собственные достаточно выразительные и аффективно насыщенные ругательства - «россолимство», «саблезираза», или коверкают слова – «погремушка-погремаска». Для них характерно пристрастие к стереотипному воспроизведению отдельных аффективно заряженных вербальных образов, которые могут будоражить, смешить или пугать, что лишает нас права утверждать, что ребенок совсем не осмысляет прочитанного. Об осмыслении, хотя бы частичном, стихотворных текстов свидетельствует также и адекватное использование книжных цитат в быту, и характерные шутки таких детей, выражающиеся в подмене слов в цитате: «Воробьи, воробьи, не тревожьте солдат…».

Эти вербальные образы могут быть достаточно неожиданными, связанными с определенными чувственными ассоциациями. В пример можно привести изображение «стекающих» часов у С. Дали - этот изысканный образ может быть понят как реплика прямого буквального восприятия метафоры текущего времени. Характерно огромное внимание к смыслу, непосредственно заключенному в слове, в словосочетании: «не-обходимая река», «скипидар» - «дар скипы»; «бьют часы» и т.п. Позже такие дети могут проявить способности в игре в шарады.

При большой чуткости к звуковой и аффективной форме слова, ранней любви к стихам, эти дети часто не переходят вовремя к чтению самой простой и увлекательной для обычных детей прозы. Им оказывается неинтересен простой бытовой сюжет из обычной детской жизни. Часто, при упорных попытках взрослого читать аутичному ребенку сказки или истории в прозе, малыш вообще отказывается от книг. Если же переход к прозе все-таки происходит, такой ребенок воспринимает ее своеобразно.

Как правило, в норме малыш от стихов и потешек, сопровождающих игры и бытовое взаимодействие со взрослым, естественно переходит к восприятию маленьких сказок. Их тексты так же ритмически организованы, как тексты стихов, и единичное событие в них представленное, повторяется и как бы «рифмуется» в разных контекстах: «Дед бил-бил - не разбил, баба била-била - не разбила»; «Колобок катится по дорожке, а навстречу ему заяц», потом волк и т.д.

Ребенок с аутизмом может затрудняться уже на этом первом шаге к восприятию прозы. Для этого есть несколько причин: повышенное внимание малыша к фактуре речи и стихотворному ритму, отсутствие интереса к персонажам, непонимание смысла происходящих с ними событий; иногда – чрезмерная сосредоточенность на отдельной детали, фрагментарность восприятия.

Характерно, что и сосредоточение на любимой сюжетной картинке в книжке возможно для такого ребенка лишь на короткое время. Его восприятие фрагментарно: выхватываются отдельные значимые для ребенка детали и плохо воспринимается общий смысл. Проблемы пересказа по картинке остаются устойчивой трудностью таких детей и в более старшем возрасте. Характерно при этом, что представление сюжета серией картинок, как правило, не облегчает ему задачу.

В тех случаях, когда ребенок пытается освоить более сложные сюжеты, проблемы, все же, остаются. Видно, что ребенок выхватывает из контекста прочитанного отдельные яркие образы, - восприятие им любимой книжки фрагментарно. Он все время возвращается к одним и тем же деталям, проговаривает их, и привлечь его внимание к развитию сюжета часто бывает невозможно.

Библиография
Печать
Распечатать фрагмент
Поделитесь статьей с коллегами и друзьями
Никольская О.С. Психологическая помощь ребенку с аутизмом в процессе совместного чтения // Альманах Института коррекционной педагогики. 2014. Альманах №20 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-20/psihologicheskaja-pomosch-rebenku-s-autizmom (Дата обращения: 02.10.2022)
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.
Статьи выпуска:
Мы используем cookie. Во время посещения сайта вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
OK