Об осознании своей «особости» подростками и молодыми людьми с аутизмом / Книжное приложение / Альманах №9 / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики

Об осознании своей «особости» подростками и молодыми людьми с аутизмом

Костин И.А., Институт коррекционной педагогики РАО (Москва)

Известно, что в норме подростковый возраст характеризуется бурным усложнением и развитием самосознания; эти процессы составляют одно из самых драматичных личностных изменений этого периода онтогенеза. В возрастной психологии важнейшим новообразованием подросткового возраста называют «чувство взрослости»; отмечают также такие существенные характеристики возраста, как поиск самоидентичности, активные и осознанные усилия по освоению различных социальных ролей, пониманию себя, своих индивидуальных особенностей и возможностей (И.С. Кон, А.Г. Лидерс). Все более и более важным для подростка становится общение с ровесниками, которое становится «ведущей деятельностью», а компания сверстников приобретает статус референтной группы. Именно взаимодействие со сверстниками является важнейшей движущей силой развития самосознания.

В случае аутизма, как правило, мы сталкиваемся со значительной задержкой в развитии самосознания. У ребят, страдающих аутизмом, резко ограничен социальный опыт и, в целом, опыт индивидуального взаимодействия с миром. Гораздо беднее, чем в норме, спектр осваиваемых социальных ролей; бывает, что на этом фоне развивается компенсаторно-преувеличенное внимание только к одной доступной социальной роли. В их жизни, по сравнению со здоровыми ровесниками, намного меньше стремления к новым впечатлениям, успеху, приключению («игры третьего уровня» в терминах системы аффективной регуляции, по О.С. Никольской), что в норме помогает оценить «что я могу», «какой я» и т.п. В бытовой жизни и психологически они остаются во многом зависимыми от близких, «ведомыми», им трудно принимать самостоятельные решения. В частности, трудно бывает выразить себя даже в обозначении своих простых предпочтений («что я люблю»).

Ведущаяся в лаборатории методов коррекционного обучения детей с эмоциональными нарушениями ИКП РАО клубная работа направлена, в том числе, на помощь аутичным людям в таком самовыражении.

В связи с этим интересен вопрос: насколько аутичные подростки и молодые люди чувствуют свою «особость», необычность, отличие от большинства людей вокруг? По моим наблюдениям, здесь возможно несколько вариантов. Во-первых, довольно типична своеобразная «анозогнозия», когда человек почти не задумывается на эту тему: для него собственная жизнь с ее увлечениями, страхами, ограничениями и т.п. выступает как единственная данность, он мало присматривается и никак не идентифицирует себя с другими подростками. Во-вторых, я сталкивался со страстно-негативным отношением к своим особенностям, с превращением диагноза в своеобразный самоярлык, в котором находится оправдание всем трудностям, неудачам, страху перед ними. Самообвинения, доходящие до самоагрессии, при этом начинают носить демонстративно-манипулятивный оттенок. Наконец, возможно довольно успешное и при этом достаточно осознанное освоение социальной роли инвалида, когда человек пользуется льготами и начинает в них разбираться, испытывает интерес к ВТЭковским процедурам, группам нетрудоспособности и т.п. Часто все это происходит в контексте общего тревожного отношения к вопросам здоровья и болезни, неизжитого страха смерти.

Возможна ли в этой сфере какая-либо психокоррекционная работа? Прежде всего, в этих очень деликатных вопросах необходима большая осторожность. Здесь недопустимо форсирование, нужно следовать вслед за подопечным, его нынешними личностными возможностями и направленностью. В психологии известна идея об осознании субъектом своего дефекта как основе компенсации этого дефекта (А.Адлер, Л.С. Выготский); у людей с аутизмом, однако, вряд ли из чувства неполноценности сами по себе вырастут конструктивные усилия по его преодолению.

С другой стороны, недопустимо и замалчивание или избегание этой темы, если она возникает. Необходимо учить аутичного человека относиться к своим трудностям по возможности безоценочно, как к доставшемуся наследству, в котором никто не виноват. Очень важна в этом контексте эмоциональная поддержка, поиск опор в позитивных изменениях в самом себе и в мире вокруг. В целом, главным направлением помощи здесь должно быть продолжение работы по гармонизации осмысленных отношений аутичного человека с миром. Нам представляется, что такая работа должна быть индивидуальной, поскольку каждый человек очень по-своему воспринимает свои трудности и реагирует на них. Именно поэтому мы стараемся не обсуждать тему аутизма на общих собраниях наших Клубов.