Дифференцированные подходы в психолого-педагогической помощи подросткам и молодым людям с расстройствами аутистического спектра / Альманах №23 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №23 "Детский аутизм: пути понимания и помощи"

Дифференцированные подходы в психолого-педагогической помощи подросткам и молодым людям с расстройствами аутистического спектра

О.С. Никольская ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

Рассмотрим особенности подхода к специальной психолого-педагогической поддержке подростков и молодых людей с аутизмом и их семей. Основные направления оказания помощи при разной динамике психического и социального развития подростка с РАС остаются общими, поскольку трудности и в том и в другом случае обусловлены общим типом нарушения психического развития. Степень остающихся проблем определяет насущные задачи и методы их реализации.

В случаях малой динамики психического и социального развития и растущего осознания того, что ребенок будет жить в будущем в основном в условиях дома, а, возможно, и социального учреждения установки близких и профессионалов значительно меняются. Работа на будущее, на дальнейшее психическое и социальное развитие ребенка становится все менее актуальной, на первый план для большинства специалистов выходят конкретные практические цели. Понятно, что такого ребенка просто необходимо обеспечить способами коммуникации: он должен иметь возможность выразить свои потребности, попросить о помощи, сообщить о физическом нездоровье и психическом неблагополучии; выработать бытовые умения, прежде всего самообслуживания и необходимые в быту социальные навыки, нужно оградить его от возможностей аффективных «срывов».

В этом разумном практическом подходе взрослые используют возможности поведенческой терапии. Она направлена, с одной стороны, на приспособление ребенка к конкретной домашней ситуации, выработку в ней необходимых бытовых, социальных, коммуникативных навыков, на это нацелены варианты АВА-терапии. С другой – на приспособление самой ситуации к существующим возможностям ребенка – упростить ее, организовать с помощью визуальных подсказок настолько, чтобы она сама ориентировала и направляла ребенка – методы ТЕАСН-программы (возможности и ограничения этих подходов требуют отдельного рассмотрения).

Поведенческие подходы являются обязательной частью помощи в социальной адаптации выросшего ребенка с тяжелыми формами РАС. В то же время, опыт показывает, что даже в самых тяжелых случаях ограничиваться ими не стоит. И для семьи, и для самого человека с аутизмом важно, чтобы ситуация в доступных пределах, но продолжала развиваться. Опыт показывает, что человек с аутизмом способен не только механически воспроизводить отработанные формы, но и продвигаться в их эмоциональном осмыслении, развивая свое взаимодействие и эмоциональный контакт с близкими, расширяя понимание происходящего, делать попытки адаптироваться в более сложных и новых ситуациях. Даже минимальные шаги в этих направлениях важны для сохранения психологической стабильности семьи, живущей в таких сложных условиях.

Это движение вперед, возможно, однако, лишь при условии специальной работы совместного осмысления происходящего, проработки новых обстоятельств, понимания смысла эмоциональных реакций и действий близких людей. Такую работу, берет на себя направление, связывающее себя с развивающей коррекционной работой. В данных обстоятельствах эти направления работы не противоречат друг другу. Оптимальным выглядит, как всегда, сочетание этих разнонаправленных усилий: совместный выход к развитию способностей ребенка к социальному взаимодействию и поддержка такого выхода организацией среды (социальной и физической), оснащением навыками, облегчающими взаимопонимание и взаимодействие.

Возможным способом развития коммуникации ребенка с тяжелыми формами РАС, его взаимопонимания с близкими является метод облегченной коммуникации. В нем разрабатываются способы организации вербальной коммуникации детей, не только не имеющих экспрессивной речи, но и неспособных выработать навыки самостоятельной целенаправленной невербальной коммуникации.

В этом случае даже указание на нужную карточку, нужную букву осуществляется при поддержке руки ребенка и оттормаживании помощником случайных импульсов. Существуют значительные разногласия специалистов в общей оценке результативности этого метода, однако, зарегистрированы отдельные бесспорные случаи, когда ребенок получал таким образом возможность развернутой коммуникации с помощью карточек с буквами, словами, или клавиатуры компьютера.

Такие случаи есть и в нашей практике. В приложении к этому выпуску мы даем книгу Николая Дилигенского «Слово сквозь безмолвие», контакт с которым был установлен именно с помощью метода облегченной коммуникации. Психологическая коррекционная работа с ним проводилась с его 6 лет, но то, насколько осмыслено он включен в происходящее, выяснилось только в 9 лет, когда он начал общаться, сначала с помощью выкидывания отдельных букв.

Эмоциональный контакт мальчика с близкими развивался все годы его взросления. Появившаяся возможность видеть в своем ребенке на только объект заботы и ухода, но и человека со сложным внутренним миром кардинально изменило семейную ситуацию. Оказалось, что за фасадом глубоко разлаженного, почти неспособного к произвольной организации подростка скрывается отзывчивый, любящий своих близких человек, который пытается справиться с собой и чувствует себя виноватым в том, что не может это сделать.

«..я ужасно переживаю все то, что происходит из-за моих дурацких привычек. Наверное, вы и сами видите, что у нас и обои на стенах порваны— это я порвал их. Самое неприятное заключается в том, что я ужасно люблю, когда вокруг красиво и аккуратно, у меня на душе становится легче; и я сам же разрушаю то, что у нас находится в доме. И еще я ужасно переживаю то, что мои родители не имеют никогда никакого покоя и отдыха. А он им очень нужен, и я один в этом виноват. Если все это обобщить, вопрос состоит в том, как мне, если я понимаю то, что надо или не надо делать, как мне это реализовать».

Именно такое изменение ситуации позволило нам вместе с Николаем выйти к осознанной и осмысленной для него работе по выработке простых социально-бытовых навыков с применением методов АВА-терапии. К работе, в которую он включился с энтузиазмом, она была для него трудна, но успешна, еще и потому что доставляла ему удовольствие.

Психологическая помощь остается необходимой в подростковом и юношеском возрасте практически для категорий людей с РАС, в том числе и для наиболее успешных в социальном развитии.

Известно, что наиболее интеллектуально высокие подростки уязвимы в области понимания и решения задач обыденной жизни. Практический интеллект может оставаться не развитым. Я умна, но не сообразительна - так характеризует себя одна из известных авторов книг воспоминаний взрослых людей с аутизмом. И в этих случаях необходима помощь в развитии навыков коммуникации, социального взаимодействия и, даже навыков самообслуживания.

Наиболее продвинутые в социальной адаптации аутичные люди в подростковом и юношеском возрасте часто начинают осознавать свою недостаточность в коммуникации и стремясь преодолеть ее, обращаются за помощью к профессионалам, записываться в «группы общения». Это может дать хороший результат, но еще лучше, на наш взгляд работает обучение коммуникации в ситуации естественных социальных контактов. Используются учебные ситуации и условия профессиональной подготовки, экскурсии, другие формы организации свободного времени и отдыха. В этом случае специалист как бы «ассистирует» ребенку, вовремя подавая реплику, которую он может использовать. В этой естественной ситуации, при заинтересованности подростка к коммуникации, новые речевые формы «схватываются» и воспринимаются им как собственные, усваиваются и начинают впоследствии использоваться самостоятельно. Это и есть для нас пример реальной эффективности совместно разделенного проживания ситуации с подростком, осваивающим социальное пространство.

Г. Месибов выделяет необходимость специальной коррекционной работы в области помощи подростку с РАС в выборе социальной дистанции, уменьшения косности, развития способности к эмпатии. Эти задачи по его мнению могут быть реализованы с помощью организации специальных клубов – групп общения для людей с последствиями аутизма. Мы пришли к сходному заключению и имеем собственный многолетний успешный опыт работы такого клуба.

Для нас было принципиально важным участие в его работе родителей детей с аутизмом. Во-первых, потому что нам нужны члены клуба, дающие образцы коммуникативного поведения. Во-вторых, потому что отношения членов таких семей имеют тенденцию стереотипизироваться, и контакт между родителями и детьми в новой обстановке, опосредованный взаимодействием с другими людьми позволяет дать импульс усложнению и активизации взаимодействий. Кроме того, достаточно часто к подростковому возрасту отношения родителей и детей обостряются, возможность увидеть друг друга вне привычных ролей позволяет преодолеть предвзятость родителей и негативизм детей.

Работа клуба строится на основе организации сопереживания его участниками общезначимых моментов жизни. Как правило, это не экстраординарные события, а обычные, повторяющиеся, но, тем не менее аффективно значимые моменты связанные с круговоротом времен года, детскими воспоминаниями, отношениями с домашними животными, поездками на дачу, ожидаемыми праздниками, семейными и даже общественными событиями.

Непосредственные впечатления всех членов клуба стимулируют переживания каждого из них. Дети начинают вспоминать, дифференцировать и связывать свои впечатления от происходящего вокруг. Они получают возможность многократного сопереживания друг другу и таким образом приобретают опыт непосредственной эмпатии.

В процессе работы клуба ставятся задачи и развития мотива эмоциональной коммуникации, и отработки привычки слышать собеседника и направленно отвечать ему. Воспитывается потребность и отрабатывается способность к диалогическим формам общения, чрезвычайно трудным для людей с аутизмом. Сначала, это происходит в форме выдерживания очередности высказываний.

Организация клубных занятий проходит несколько этапов: от полностью известных и предсказуемых для ребенка сценариев общего взаимодействия (для этого могут использоваться обычно любимые такими детьми сценарии телевизионных шоу) к более свободному неформальному общению, обсуждению интересных для всех тем. Такая организация позволяет детям постепенно стать менее костными в организации взаимодействия. Введение в центр внимания нового события, обмена новостями позволяет выработать большую устойчивость к изменению в окружающем.

Одним из важных моментов в работе клуба является возможность увидеть проблемы другого человека и отнестись к ним с пониманием, что в свою очередь, помогает детям отнестись с пониманием и к собственным проблемам. Появление направленности на понимание другого человека, его внутреннего состояния, позволяет работать над преодолением характерной для таких детей трудности – реального учета в своем поведении нужд другого человека. Общение в клубе людей с разными коммуникативными возможностями позволяет также подойти к развитию у аутичных детей способности понимать шутку, оттенки смысла, подтекст происходящего.

Организации взаимодействия помогает соотнесенность занятий клуба с привычной чередой праздников. Эмоциональный смысл каждого из них позволяет объединить его участников в сопереживании. Разработанные праздничные ритуалы дают основу взаимодействия, на которую опираются возможные вариации, вплетаются неожиданные повороты и новые смысловые оттенки.

Наряду со “стационарными” занятиями в привычном месте проводятся и регулярные совместные выходы в более сложную обстановку. Это могут быть посещение музея, выход в гости к одной из семей, выезд на прогулку в лес, и, даже туристский поход. Такие выходы необходимы, с одной стороны, для освоения более сложных форм социального поведения, с другой – для получения новых общих впечатлений, которые могут стать предметом общих воспоминаний, обсуждения, сопоставления в процессе дальнейшей работы клуба.

Необходимо отметить, однако, что даже значительные успехи в развитии навыков коммуникации, возможности эмпатии, понимания и сопереживания другому человеку, сами по себе не решают проблему социализации аутичного человека. Опыт показывает, что огромное значение для успеха коррекционной работы имеет реальная возможность выйти в более сложную социальную среду. Однако это связано уже не столько с проблемами самого человека с аутизмом, сколько с проблемами его окружения, с готовностью социума понять и принять его.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Никольская, О.С.  Дифференцированные подходы в психолого-педагогической помощи подросткам и молодым людям с расстройствами аутистического спектра [Электронный ресурс] / О.С. Никольская // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2015. –  Альманах №23. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanah-23/differenczirovannyie-podxodyi-v-psixologo-pedagogicheskoj-pomoshhi-podrostkam-i-molodyim-lyudyam-s-rasstrojstvami-autisticheskogo-spektra
Статьи выпуска: