Клинико-психологический анализ нарушений поведения у подростков (сообщение первое) / Альманах №9 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №9 "К 80-летию со дня рождения К.С.Лебединской"

Клинико-психологический анализ нарушений поведения у подростков (сообщение первое)

К.С. Лебединская  НИИ Дефектологии АПН РСФСР, Москва

Основные типы патологических и непатологических форм нарушений поведения

В последние годы усиливается внимание широкого круга исследователей (врачей, психологов, социологов, педагогов и др.) к проблеме нарушений поведения у подростков. При изучении биологических факторов интересы сосредоточиваются на особенностях гормонально-эндокринной перестройки этого возраста, процессах ретардации либо акцелерации полового созревания, декомпенсации органической неполноценности нервной системы. Исследование социальных факторов включает изучение особенностей окружения, воспитания и обучения, направленных на процессы формирования личности подростка.

Изучение нарушения поведения у подростков имеет большое значение для дефектологии, так как аномалии развития нервной системы являются одним из наиболее значимых факторов возрастной психической декомпенсации. Однако клинические исследования, проводимые в дефектологии, имеют свою определенную специфику и направленность. Основная задача дефектологии - разработка методов психолого-педагогической коррекции - требует от клиницистов несколько иного подхода к данной проблеме, чем при традиционном врачебном исследовании: акцента не столько на нозологической диагностике, сколько на дифференциации основных клинико-психологических типов расстройств поведения, обеспечивающей педагогу реальную возможность их выделения и психолого-педагогической коррекции. Разграничение этих вариантов расстройств поведения необходимо и для их профилактики в доподростковом возрасте, а также для решения вопросов отбора в специальные школы, открываемые в настоящее время для детей и подростков со стойкими нарушениями поведения.

Как известно, подростковый период является одним из важнейших этапов в психическом развитии человека. Именно в этом возрасте интенсивно формируются самосознание и самооценка, возрастает способность к анализу и синтезу явлений, развиваются интересы к отвлеченным и мировоззренческим вопросам.

Однако в нервно-психической сфере даже здорового подростка может наблюдаться определенная дисгармония и неустойчивость. В интеллектуальной деятельности это нередко выражается в стремлении к мудрствованию, чрезмерной склонности к фантазированию; в сфере эмоций - в сочетании повышенной сензитивности в отношении собственных переживаний и интересов с определенной черствостью к другим, застенчивости и тормозимости с развязностью и самоуверенностью. Критицизм, оппозиционная готовность во взаимоотношениях с окружающими, в первую очередь с родителями, неприятие опеки, гипертрофированное стремление к; самостоятельности иногда приобретают характер реакции протеста. Появляется повышенный интерес к своей внешности, сензитивная реакция на ее оценку другими. Возникает ряд переживаний нередко более или менее конфликтных, связанных с пробуждением сексуального влечения. Типичны проявления эмоциональной неустойчивости: лабильность аффекта, нерезко выраженные немотивированные колебания настроения.

Заострение перечисленных черт нервно-психической неустойчивости под влиянием различных биологических либо социальных факторов формирует варианты так называемых подростковых кризов.

Л.С. Выготский, называя подростковый возраст одной из самых сложных критических эпох в онтогенезе человека, характеризовал его как период, в котором равновесие, сложившееся в предшествующем детском возрасте, нарушено благодаря появлению мощного фактора - полового созревания, а новое - не обретено. В этом определении акцентируются два момента, ключевые для понимания биологической стороны проблемы подростковых кризов, - роль процесса полового созревания и роль неустойчивости различных физиологических систем, в первую очередь нервной.

Связь двух факторов - дисгармонии, напряженности протекания периода полового метаморфоза и склонности к декомпенсации различных видов недостаточности нервной системы - приводит к тому, что в этом периоде чаще, чем в других критических фазах детского возраста, проявляются душевные заболевания (Г.Е. Сухарева, Н. Штутте, Е. Кречмер, М.С. Вроно и др.); возникает резкое заострение патологических черт характера (Г.Е. Сухарева, М.С. Певзнер, А.Е. Личко и др.); наблюдаются различные варианты психических отклонений, связанных с обострением органической церебральной недостаточности (Г.Е.Сухарева, Л.С.Юсевич, М.С.Певзнер, Е. Кречмер и др.); возникает специфический ряд возрастных синдромов, типичных для патологического ускорения либо задержки самого темпа полового созревания (М.Я. Серейский, Е.Н. Крылова, К.С. Лебединская); отмечается повышенная склонность патологическим реакциям, обусловленным ситуационными факторами (Г.Е. Сухарева, Е.Е. Сканави, В.В. Ковалев и др.).

Клинической дифференциации нарушений поведения у подростков посвящен большой ряд исследований отечественных психиатров (Г.Е. Сухарева, М.И. Лапидес с сотр., М.С. Певзнер, О.В. Кербиков, В.Я. Гиндикин, В.А. Гурьева, А.Е. Личко, В.В. Ковалев с сотр., К.С. Лебединская и др.). Многочисленные клинические наблюдения и специальные исследования зарубежных и отечественных психиатров показывают, что в происхождении различных видов отклонений поведения у детей и подростков, в том числе правонарушений, помимо социального фактора нередко имеет значение врожденная либо приобретенная неполноценность нервной системы.

Значение патологии нервной системы в генезе различных видов девиации поведения у детей и подростков подтверждается следующими факторами:

  1. частотой и определенной клинической специфичностью нарушений поведения у детей и подростков с различными видами поражений нервной системы (при хромосомных аберрациях и других генетических пороках развития, остаточных явлениях внутриутробных, родовых и постнатальных инфекций, интоксикаций и травм мозга);
  2. частотой диагностики различных видов неполноценности нервной системы у так называемых трудновоспитуемых либо совершивших правонарушения детей и подростков.

По данным зарубежных исследователей, обобщенных Н. Klepel и R. D. Koch (1975), признаки органической недостаточности нервной системы диагностируются у детей и подростков с асоциальными формами поведения в пределах от 20 до 90 %; по данным отечественных психиатров (В. А. Колесникова, B.А. Гурьева, В.Я. Гиндикин, О.Д. Мишуровская и М.С. Хрисанова, В.В. Гроховский и др.), в пределах от 28 до 84 %. Большие колебания цифровых показателей связаны как с разными критериями диагностики, так и со степенью полноты клинического (психопатологического, неврологического, соматического) и нейрофизиологического изучения. Следует отметить, что более высокая частота нервно-психической патологии у данного контингента детей и подростков обычно констатируется в клинически более фундированных исследованиях (В.В. Гроховский, 1975, и др.).

Достаточно разнятся и данные о соотносительной частоте отдельных болезненных форм нервно-психической патологии, способствующей нарушениям поведения. В 4-15% диагностируются психопатии и акцентуации характера, в 10-38 % - психопатоподобные состояния после инфекций, травм и интоксикации нервной системы. К последним относятся и психические изменения у детей и подростков, связанные с более или менее длительным употреблением алкоголя либо наркотиков.

Частота аномалий развития нервной системы у детей и подростков с выраженными трудностями поведения подтверждается и отягощенностью энурезом (30-33 %), нарушениями формирования речевой функции (10-12,5%), неврологическими знаками.

К патологическим факторам, способствующим нарушениям поведения у детей и подростков, относятся и явления умственной отсталости. Олигофрения диагностируется у подростков-правонарушителей в 3-5 % случаев (Н.И. Фелинская, В.А. Гурьева, В.Я. Гиндикин, О. Д. Мишуровская и М. С. Хрисанова, В.В. Гроховский и др.).

В случаях очевидной олигофрении при патологии поведения играют роль недоучет ситуации, отсутствие интеллектуального противовеса и борьбы мотивов, повышенная внушаемость. Наибольшее криминогенное значение имеют формы олигофрении, осложненные так называемыми психопатоподобными расстройствами. Этот тип осложненности диагностируется у 58 % подростков-олигофренов (Н. Birnbaum, 1965). По данным литературы, легкие формы умственной отсталости у подростков-правонарушителей встречаются в семь раз чаше, чем в общей популяции данного возраста. D. Langen, A. Jaeger (1964) приводят аналогичные соотношения для второгодничества.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Лебединская, К.С.  Клинико-психологический анализ нарушений поведения у подростков (сообщение первое) [Электронный ресурс] / К.С. Лебединская // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2005. –  Альманах №9. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanah-9/kliniko-psihologicheskij-analiz-narushenij-povedenija
Статьи выпуска: