Технология перестройки взаимодействия ребенка с семьей на новой сенсорной основе / Альманах №30 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №30 "Кохлеарная имплантация. Какая реабилитация нужна ребенку после КИ?"

Технология перестройки взаимодействия ребенка с семьей на новой сенсорной основе

А.И. Сатаева ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

Четыре сессии в работе сурдопедагога

Система работы сурдопедагога в «3П-реабилитации» включает четыре сессии:

  • Ориентировочная.
  • Запуск эмоционального взаимодействия имплантированного ребенка с семьей на новой сенсорной основе.
  • Запуск понимания речи на новой сенсорной основе.
  • Запуск спонтанного освоения речи в естественной коммуникации на новой сенсорной основе.

Принципиальным для данной системы работы является определение задач не только по отношению к ребенку с КИ, но и по отношению к его семье, поскольку «3П-реабилитация» — это семейная реабилитация, и родители являются ее равноправными участниками наряду со своим ребенком.

Рассмотрим подробнее содержание работы сурдопедагога в каждой сессии и показатели завершения каждой.

Ориентировочная сессия

Эта сессия является по смыслу подготовительной для всей дальнейшей реабилитационной работы.

Во время ориентировочной сессии сурдопедагог устанавливает эмоциональный контакт с ребенком с КИ, оценивает его продолжительность, осуществляет пробы и определяет условия сохранения контакта.

Ориентировочная сессия считается завершенной по отношению к ребенку, когда удается сохранять эмоциональный контакт на протяжении всего занятия.

Ориентировочная сессия считается завершенной по отношению к семье при появлении активных попыток родителей наладить взаимодействие со своим ребенком на занятиях с сурдопедагогом.

Сессия 1. Запуск эмоционального взаимодействия ребенка с семьей на новой сенсорной основе

Как следует из названия сессии, ее ведущей задачей является запуск эмоционального диалога с ребенком на новой сенсорной основе.

В ходе этой сессии сурдопедагог вовлекает ребенка с КИ в эмоциональный диалог, характерный для слышащего ребенка раннего возраста. Для этого он использует захватывающие игровые действия с интересными ребенку, сенсорно яркими, как правило, звучащими предметами. В ходе организованной эмоционально захватывающей игры ребенок откликается на «захватывающие» игровые действия, и этот отклик сурдопедагог сопровождает эмоционально-смысловым комментарием. Удовлетворяющим сурдопедагога откликом считается появление улыбки и голосовых реакций.

Важным средством перестройки сенсорной основы эмоционального взаимодействия с привычной зрительно-слуховой на слухо-зрительную и слуховую становится особая речь сурдопедагога. Намеренное утрирование ритмико-интонационной стороны речи — мелодичность, напевность, ярко выраженные модуляции голоса, смена громкости голоса — от шепота до нормальной разговорной громкости и выше, охват широкого частотного диапазона, намеренная смена темпа речи с медленного на быстрый и др.

В ходе сессии 1 родителям демонстрируется успешный опыт эмоционального взаимодействия их ребенка с сурдопедагогом на новой сенсорной основе, чтобы показать и убедить семью в том, что их ребенок уже способен взаимодействовать не как глухой. Сурдопедагог помогает и родителям сделать первый шаг в перестройке своего взаимодействия с ребенком, для чего он вовлекает родителей на занятии в эмоциональный диалог со своим сыном или дочерью, тем самым «передавая» им способы взаимодействия на новой сенсорной основе.

Сессия 1 считается завершенной по отношению к ребенку, когда налажено и развивается его эмоциональное взаимодействие с сурдопедагогом и с родителями на новой сенсорной основе. Показателями чего служат: улыбка и смех ребенка как отклик на обращение взрослого, активизация его голосовых реакций, понимание и использование им интонации в ее естественной смысло-различительной функции.

Первая сессия Появление инициативности ребенка с КИ в эмоциональном диалоге со взрослыми.

2017-09-04

frameborder="0" allowfullscreen> Индивидуальное занятие сурдопедагога Сатаевой А.И. на первой сессии с ребенком с КИ и его семьей.

Из дневниковых записей мамы Оли П. (речевой процессор подключен в 2 года 6 мес.).

«В течение первых месяцев реабилитации ребенок стал активным в общении, появилась интонация, голосовые вокализации и лепет, звукоподражания животным, понимание своего имени. Все члены нашей семьи и наши знакомые стали отмечать необыкновенно яркое эмоциональное поведение Олечки. Она все время улыбалась, смеялась, легко включалась в различные игры, пыталась общаться и все время звучала».

Сессия 1 считается завершенной по отношению к семье, когда родители на занятиях с сурдопедагогом не только участвуют в организованном им эмоциональном диалоге с ребенком, но и сами активно инициируют его. Начинают применять в обыденной жизни освоенные на занятиях способы эмоционального взаимодействия с ребенком на новой сенсорной основе.

Сессия 2. Запуск понимания речи на новой сенсорной основе

Смысл этой сессии заключается в помощи ребенку с КИ в освоении понимания звучащей речи в ситуациях эмоционального взаимодействия, как это происходит у слышащего ребенка первого года жизни.

Сурдопедагог продолжает развивать эмоциональный диалог, побуждая ребенка с КИ к инициативным действиям теперь уже с помощью речи. Понимание ребенком обращенной к нему речи взрослого становится обязательным условием продолжения интересного эмоционального насыщенного взаимодействия. При этом сурдопедагог приветствует любую доступную ребенку, в том числе невербальную, ответную реакцию, соответствующую смыслу диалога.

Родителям сурдопедагог демонстрирует возможность взаимодействия с ребенком теперь уже на основе понимания речи. Он «передает» родителям необходимые для этого способы взаимодействия и стимулирует их к организации такого взаимодействия вне занятий.

Вторая сессия «Запуск понимания речи на новой сенсорной основе» считается завершенной по отношению к ребенку с КИ, когда он способен участвовать и проявлять инициативу в эмоциональном взаимодействии, требующем понимания речи в конкретной ситуации.

Вторая сессия Понимание речи  в эмоциональном взаимодействии ребенка с КИ со взрослым.

2017-09-04

Индивидуальное занятие сурдопедагога Сатаевой А.И. на второй сессии "3П-реабилитации" с ребенком с КИ и его семьей.

Из дневниковых записей мамы Игоря Е. (речевой процессор подключен в возрасте 1 год 6 мес.).

«Очень ждали момента, когда же наступит не только скоро поспевшая реакция на звуки, но и само понимание речи. Это произошло через 3 месяца после включения речевого процессора и начала занятий. На слова МАМА и ПАПА на занятии малыш четко показал на МАМУ и на ПАПУ. Дальше — легче, по советам сурдопедагога многократно обсуждали и обыгрывали все бытовые моменты в течение дня, всегда выделяя, что особенно нравится и приятно ребенку. Так, если наш малыш был очень увлечен городской техникой, мы останавливались у первого возможного трактора на улице, и весело просили тракториста показать нам, как трактор едет, прокатить, потрогать руль, посмотреть какое у трактора большое колесо…».

Сессия 2 «Запуск понимания речи на новой сенсорной основе» считается завершенной по отношению к семье, когда родители способны вне занятий вести эмоциональный диалог со своим ребенком с опорой на развивающееся понимание звучащей речи.

Сессия 3. Запуск спонтанного освоения речи в естественной коммуникации

Смысл этой сессии заключается в создании условий для спонтанного (без специального обучения) освоения речи в ситуациях естественного эмоционального взаимодействия с близкими, как это происходит у слышащего ребенка первого года жизни.

Сурдопедагог продолжает развивать понимание звучащей речи, не ограничиваясь, по возможности, наглядными ситуациями, но главное — создает на занятиях условия, при которых инициативное высказывание самого ребенка становится обязательным для продолжения интересного, эмоционального насыщенного взаимодействия. Сурдопедагог по-прежнему приветствует любые ответные реакции ребенка, но особенно поощряет вербальный ответ. В ходе взаимодействия сурдопедагог постоянно переводит невербальные (изобразительные жесты, вокализации, лепет и др.) ответные инициативные реакции ребенка в доступную речевую форму, как это происходит и со слышащим ребенком первого года жизни.

В ходе этой сессии создаются условия для закономерного и естественного появления у ребенка с КИ лепета и перехода к первым протословам, что соответствует логике нормального раннего речевого онтогенеза.

Третья сессия Спонтанная речь, возникающая у ребенка с КИ в естественной коммуникации со взрослым.

2017-09-04

Индивидуальное занятие сурдопедагога Сатаевой А.И. на третьей сессии с ребенком с КИ и его семьей.

Из дневниковых записей мамы Миши А. (речевой процессор подключен в 1 год 1 мес.).

«По прошествии 11 мес. пользования кохлераным имплантом, Миша много говорит на своем языке. У него уже более 80 слов, которые он произносит по-своему, усеченно. Особенно радует нас то, что Миша уже начал говорить предложениями:

Папа у-у-м чичи (папа уехал чинить машину).

Пи ляля (спит девочка, нельзя шуметь).

Абабцум (у собаки болит лапка (очень переживает)).

Ань-аньати (фонтан закрыли на зиму).

Абу эм (арбуз большой).

Одилфу-у дядя м-м (дядя сдул крокодила и увез на машине).

Дядя, абаб, мя-мя (просит включить мультфильм «Бременские музыканты).

Стал говорить много! Повторяет все. Хорошо или плохо получается, но повторяет ВСЕ! Старается говорить предложениями. Иногда копирует взрослых и говорит в телефонную трубку на своем языке много и долго (как мама)».

На занятиях сурдопедагог демонстрирует родителям успешный опыт уже доступной ребенку вербальной коммуникации в ходе эмоционального диалога, организует аналогичное взаимодействие родителей с ним, чтобы убедиться в том, что взрослые способны осуществлять продолжительный эмоциональный диалог с опорой на доступные ему речевые средства.

Сурдопедагог «передает» родителям на занятиях необходимые способы взаимодействия, стимулирует их к такому взаимодействию в естественных жизненных ситуациях.

Третья сессия считается завершенной по отношению к ребенку, когда он способен и готов общаться, не глядя на собеседника, и уже может спонтанно (без обучения) осваивать новые слова и выражения в ходе естественной коммуникации на новой сенсорной основе, как это происходит у слышащего ребенка первых лет жизни.

Третья сессия считается завершенной по отношению к родителям, когда они начинают получать явное и видимое удовольствие от взаимодействия со своим ребенком на новой сенсорной основе, обретают новую, ранее недоступную, степень свободы в общении с сыном или дочерью.

Из дневниковых записей мамы Ивана Л. (речевой процессор подключен в возрасте 4лет).

«Конечно, работа не закончена, развивается правильная устная речь, но то счастье, которое мы получили от общения с нашим «слышащим» сыном, оно часто переполняет меня до слез. Постоянные вопросы, он такая «почемучка», рассуждения — это радость, огромная радость и все это мы получили благодаря кохлеарной имплантации. Походы в цирк, театр, семейные просмотры мультфильмов, организация детских праздников, поездки по стране и за границу, занятия спортом — мир вокруг нас такой прекрасный и интересный…».

Переход ребенка с КИ и его близких к естественному взаимодействию и развитию коммуникации и речи, позволяет родителям уже самим следить за развивающимися возможностями ребенка, решать вопрос о дальнейшем обучении и создавать условия для полноценной социализации в обычной речевой среде.

Из дневниковых записей мамы Оли П. (подключение речевого процессора в 2 года 6 мес.).

«К полутора годам пользования кохлеарным имплантом, когда Оле было 4 года 2 мес. словарный запас становился все больше. Она знала цвета, фигуры, говорила предложениями, рассказывала произошедшие события, общалась с незнакомыми взрослыми и детьми.

Когда Оле исполнилось 4,5 года (прошло около 2 лет после подключения речевого процессора), она сделала значительные успехи в общем и речевом развитии. Речь стала еще более эмоционально окрашенной, предложения развернутыми. Дочка рассказывает увиденное, произошедшее, делает выводы. Четко просматривается логика в общении. Все более умело употребляются в речи прилагательные, наречия, местоимения, существительные (в том числе и в уменьшительно-ласкательной форме: «Мам! Смотри, какая маленькая белочка! и т.п.). Ребенок делает успехи в математике (сложение и вычитание в пределах 5-ти, даже пытается, и вполне успешно, складывать в уме без наглядных опор). Пересказывает чьи-либо слова (говорит брату: «А мама сказала: Нельзя включать телевизор!»; маме: «Мам! Тетя Ира сказала Тане: «Нельзя выбегать на дорогу!» и т.п.).

Стала больше просить почитать ей книжки. С удовольствием слушает сказки, сама их потом пересказывает (особенно любит это делать с мамой, по ролям); всегда поправляет, если я (или кто-либо другой) в рассказе пропускает что-то («Не-е-т! Забыла сказать: «Мама сказала: «Красная шапочка! Не разговаривай в лесу с волком!». Оля очень забавно придумывает продолжение сказкам (например, сказка «Три поросенка»: «У волка заболела (т.е. обжог) попа, он побежал в лес к медведю. Говорит: «Мишка, мишка! Помоги, у меня попа болит! Мишка говорит: «Надо укол!» – «Я боюсь!» – «Не бойся! Ап! И все!» – «Ну, ладно!» (изображает, как медведь делает волку укол). – «Спасибо!» – «На здоровье!» Волк стал добрый и пошел к поросятам танцевать» …)».

Из писем мамы Марины К. (речевой процессор подключен в 1г. 4 мес.).

Когда девочке исполнилось 4 года, семья переехала жить в другую страну. Через год пребывания за границей мама написала следующее (Марине 5 лет):

«Марина быстро нашла здесь друзей, сейчас уже говорит по-английски фразами, не стесняется, шпарит с ошибками, конечно, но с большим желанием общаться. Русский, вроде бы, не растеряли и движемся вперед. В школе очень хорошее отношение к чтению и письму у детей, без напряга, и они читают простые книжечки… Для меня большая загадка — как она умудряется что-то воспринимать в школе, там в классе очень шумно... но и к такому, получается, можно приспособиться. Сейчас у Марины уже хорошо улеглось в сознании, что такое разные языки, что дома мы говорим по-русски (хотя играет сама с собой она иногда по-английски и песенки поет), в школе говорим по-английски, бывает родной язык, семьи из разных стран говорят дома на разных языках, есть язык, который все учат и он общий. При этом Марина набрасывается на русскоговорящих взрослых, очень любит поговорить».

Третья сессия завершает 3П-реабилитацию ребенка с КИ и его семьи — ребенок переходит на путь развития слышащего.

Технология перестройки взаимодействия родителей со своим ребенком на новой сенсорной основе

Технология перестройки включает двадцать четыре шага в работе сурдопедагога. Логика перестройки взаимодействия родителей с ребенком на новой сенсорной основе является общей и воспроизводится в каждой сессии, но в соответствии с ее ведущими задачами.

Принципиально сразу задать контекст эмоционально захватывающих игровых действий для ребенка, в котором ему и родителям сурдопедагог предлагает вести диалог на новой сенсорной основе.

В начале каждой сессии сурдопедагог занимает ведущую и определяющую позицию во взаимодействии с ребенком с КИ и с его родителями. Он выбирает игру, определяет содержание игры, выстраивает сам последовательность обращений, сам анализирует отклики ребенка и отклики родителей, сам определяет, когда и с чем должны включаться родители в это взаимодействие. Сурдопедагог сам включает их во взаимодействие в нужный момент и подсказывает родителям модели правильного поведения.

В финале каждой сессии в соответствии с ее задачами ведущую роль во взаимодействии играют родители, сурдопедагог выходит из ситуации взаимодействия. На примере сессии 1 «Запуск эмоционального взаимодействия на новой сенсорной основе» представлены позиции и коммуникативные действия участников: сурдопедагога, ребенка с Ки, родителей (см. Рис. 1).

Рисунок 1. Позиции участников реабилитации в начале и в конце каждой сессии (на примере первой сессии)

тута есть картинка

Мы показали общую логику перестройки, позиции и коммуникативные действия участников реабилитации в начале и при завершении каждой сессии. Теперь рассмотрим подробнее всю цепочку шагов в работе сурдопедагога. Напомним, что эти 8 шагов воспроизводятся сурдопедагогом в каждой из трех основных сессий, но в соответствии с их ведущими задачами.

Шаг первый

Родитель учится задавать ребенку образец отклика, включаясь в эмоциональное взаимодействие по побуждению сурдопедагога.

Сурдопедагог сразу вводит ребенка с КИ в захватывающие игровые действия, в ходе которых ребенку и родителям предлагается взаимодействовать на новой сенсорной основе. Например, сурдопедагог с помощью игрушки пытается схватить за пальчик маму или папу, а затем хочет схватить пальчик ребенка, или хочет «напугать» игрушкой сначала взрослых, а затем ребенка и др. В ходе такого эмоционально захватывающего игрового взаимодействия сурдопедагог адресует естественно возникающий в игре запрос ребенку с КИ. В случае неточного отклика или его отсутствия, сурдопедагог переадресует запрос родителям. Некоторые родители готовы сразу дать верный отклик, но чаще бывает иная ситуация — родители еще не могут дать отклик: стесняются, боятся ошибиться, не понимают, как именно следует себя вести и др. В таком случае сурдопедагог подсказывает родителям правильный отклик, стараясь делать это максимально незаметно для ребенка. Как только родители (самостоятельно или с помощью сурдопедагога) дают верный по смыслу отклик, сурдопедагог «возвращает» запрос ребенку. Так продолжается в игре до тех пор, пока ребенок с КИ не начнет устойчиво давать точный отклик в выстраиваемой сурдопедагогом цепочке.

Пример

Ребенок не дает точного отклика, поэтому запрос будет адресоваться сразу родителям. Сурдопедагог намеренно прячет игрушку, с которой будет действовать. Он стучит под столом и еще пищит ей, обращаясь с вопросом к маме с выразительной интонацией: «Мама, что там?», пытаясь своим поведением и интригующим взглядом привлечь внимание ребенка и родителей. Сурдопедагог просит родителей удивиться в ответ на звук и «позвать» игрушку, чтобы она появилась в поле зрения. Сурдопедагог показывает, как позвать: «Иди сюда!». Мама и папа выразительно повторяют, зовут игрушку. В ответ сурдопедагог достает игрушку из-под стола, показывает, как крокодильчик производит звук. Сурдопедагог вновь обращается с просьбой к маме: «Мама, дай пальчик». Как только мама протягивает палец в сторону крокодила, сурдопедагог имитирует хватательные действия крокодила с выразительным лицом, веселыми глазами, с несколько угрожающей игровой интонацией: «Сейчас съем пальчик! Ам–ам!». Сурдопедагог просит маму выразительно продемонстрировать испуг и прокомментировать свой испуг с выраженной интонацией: «Ой, боюсь!», а потом также выразительно, но как бы понарошку ругать крокодила: «Айяйяй! Нельзя! Нельзя кусать!» и также прогонять его: «Уходи! Уходи, крокодил!». Выразительный эмоциональный отклик мамы привлекает внимание Марка, он внимательно следит как за ее эмоциональными реакциями, так и за общим взаимодействием взрослых.

Далее с тем же сурдопедагог обращается к папе, и уже, как правило, получает точные отклики без дополнительных рекомендаций. Теперь сурдопедагог обращается к Марку и предлагает ему протянуть крокодильчику палец. Он уже ожидает того же отклика, что только что давали взрослые в этой ситуации на глазах ребенка. В случае с Марком ожидания оправдываются с первого раза. Ребенок не только протягивает палец, но и эмоционально реагирует — вначале с опаской протягивает палец, но как только сурдопедагог имитирует нападение крокодила и попытку схватить пальчик, Марк тут же стремительно прячет руку и начинает смеяться, но пока еще, конечно, беззвучно и не ярко выражено.

Шаг второй

Родитель учится включаться во взаимодействие по побуждению сурдопедагога, эмоционально поддерживать любые отклики ребенка.

На этом шаге ребенок, как правило, еще не может сразу дать точный отклик на запрос сурдопедагога в ходе взаимодействия. В случае неточного отклика или его отсутствия, сурдопедагог уже не переадресует запрос родителю, как это было на первом шаге, а делает иное — теперь он побуждает родителей самостоятельно дать верный отклик, и это побуждение адресовано тому из них, кто наиболее чувствителен, легче и точнее включается во взаимодействие.

После этого сурдопедагог вновь адресует запрос ребенку с КИ и теперь уже он сам, без побуждения и помощи со стороны сурдопедагога и родителей, дает отклик, который в любом случае приветствуется. При необходимости ребенку оказывается помощь.

Так продолжается до тех пор, пока ребенок с КИ не начнет устойчиво давать точный отклик в выстраиваемой сурдопедагогом цепочке, а родители (оба) не начнут эмоционально ярко поддерживать все точные отклики ребенка, а также помогать ему в нужный момент.

Пример

Сурдопедагог достает из-под стола большую обезьяну, показывает, как обезьяна подпрыгивает, сопровождая действия с игрушкой собственными размашистыми движениями рук и одновременно, выразительно интонируя: «У_У_У_У». После этого Марку давали эту игрушку и спрашивали: «Марк, как прыгает обезьяна? Покажи». Не получая правильного отклика, сурдопедагог обращается к маме с вопросом: «Мама, кто это?», «Папа, кто это?». «Покажите, как прыгает обезьяна». «Мама, как обезьяна прыгает?». Мама старалась воспроизвести поведение сурдопедагога — демонстрировала движениями рук, как прыгает обезьяна, выразительно произносила: «У_У_У_У». Сурдопедагог тут же включался и подхватывал действия мамы. В ответ Марк давал эмоциональный отклик. После этого то же самое делал папа с обезьяной по просьбе сурдопедагога: «Папа, покажи, как прыгает обезьяна», и только теперь Марк стал действовать с обезьяной, показывая, как она прыгает (поднимал и опускал ее на стол) и главное — зазвучал, пытаясь повторить У_У_У_У. Сурдопедагог немедленно поддержал отклик Марка комментарием: «Так, так, вот как прыгает обезьяна: У_У_У_У» и похвалил: «Ай, молодец! Умница!», предлагая родителям включиться в эту похвалу.

Далее сурдопедагог стал развивать ситуацию, используя теперь маленькую обезьянку. Он снова постучал под столом со словами: «Кто там?». В ответ Марк стал «звать» игрушку, используя выразительные естественные жесты. В ответ на это сурдопедагог достает маленькую обезьяну и показывает, как она прыгает (не так высоко и активно, как большая), имитировал ее голос и менял его по сравнению с голосом большой обезьяны: «у_у_у_у». Теперь уже Марк в ответ быстро показывает, как прыгает маленькая обезьяна, и пытается зазвучать самостоятельно: «мммм». Сурдопедагог хвалит его: «Правильно! Марк — молодец!», побуждая родителей сделать то же.

Далее по ходу развития игр сурдопедагог ярко выражает удовольствие от самостоятельных откликов Марка, варьируя как со слышащим ребенком, слова похвалы: «Ура!», «Молодец!», «Браво!», «Умница!», побуждая родителей к тем же действиям.

Шаг третий

Теперь ребенок учится следить за другими участниками взаимодействия и эмоционально поддерживать отклики родителей.

Сурдопедагог адресует запрос ребенку с КИ. Он уже без побуждения и помощи со стороны сурдопедагога и родителей дает точный отклик, который обязательно приветствуется всеми участниками взаимодействия. После этого сурдопедагог поочередно адресует аналогичный запрос родителям, и побуждает ребенка следить за их откликами, чтобы вовремя указать на ошибку или похвалить близких за точный отклик. Чтобы усилить эмоциональный отклик ребенка на коммуникативные действия родителей, он использует прием «организованной провокации, т.е. просит родителей намеренно давать неверные отклики и тем самым провоцировать ребенка на яркую реакцию в ходе взаимодействия.

Пример

Сурдопедагог стучит под столом, спрашивает: «Марк, что там? Давай посмотрим!». Марк первым удивляется, улыбается, рукой начинает звать игрушку, радостно звучит в ожидании. Родители подключаются и вместе с Марком выразительно зовут игрушку. Сурдопедагог достает из под стола матрешку, гремит ею и удивляется тому, что внутри что-то есть: «Марк, разбери матрешку!». Матрешка хорошо знакома Марку по опыту игр дома, он с интересом самостоятельно разбирает и собирает ее. Сурдопедагог показывает Марку пуговичку и за ширмой прячет ее в одну из матрешек и затем предлагает ему найти матрешку с пуговичкой. Сурдопедагог по очереди поднимает каждую из матрешек и трясет ее, чтобы она зазвучала. «Марк, где матрешка с пуговичкой?» Марк смотрит на сурдопедагога, сомневается, берет пустую матрешку и трясет ее. Сурдопедагог не комментирует ошибки, а обращается к маме: «Помогите Марку обнаружить «звучащую» матрешку и покажите свою радость, когда найдете ее». Мама берет матрешку, трясет и говорит с разочарованием в голосе, разводя руками: «Ничего нет, ничего». Затем мама берет следующую матрешку, трясет и вновь демонстрирует сожаление. Марк внимательно наблюдает за мамой, что и требуется на этом шаге. Когда она берет следующую матрешку, наконец, появляется звучание, мама удивляется, улыбается и говорит, подражая интонации сурдопедагога: «Ой, что там? Что такое? Давай посмотрим». Она открывает матрешку и показывает пуговицу. Марк улыбается, сурдопедагог показывает, как нужно поддержать маму — хлопать в ладоши, сказать: «Молодец! Браво! Ура!».

Так продолжается до тех пор, пока Марк не начнет самостоятельно эмоционально поддерживать всеми доступными ему средствами действия близких в игре.

Шаг четвертый

Сурдопедагог демонстрирует родителям реальные возможности продуктивного взаимодействия с их ребенком на новой сенсорной основе, которые, как правило, значительно превышают представления родителей о том, что может их ребенок. Он формирует у родителей более точное понимание «зоны ближайшего развития» своего ребенка, расширяя их представления о возможностях взаимодействия на новой сенсорной основе.

Сурдопедагог организовывает эмоционально захватывающие игровые действия. Теперь он обращается к ребенку с разными игровыми запросами, которые могут казаться и, как правило, кажутся родителям невыполнимыми, целенаправленно демонстрируя близким, что ребенок уже может давать точный отклик на такие запросы при правильном с ним взаимодействии. Отклики ребенка на довольно сложные и неожиданные запросы сурдопедагога удивляют родителей и вызывают гордость за его достижения.

Пример

Сурдопедагог заранее готовит несколько наборов одинаковых игрушек, которые предлагает класть в таз с водой. Сурдопедагог достает и показывает Марку рыбку: «Марк, смотри, рыбка!», «Рыбка умеет плавать в воде?», последовательно показывая на рыбку и на воду. Марк разглядывает рыбку, начинает активно и продолжительно звучать: «Вавававава», использует интонацию, чтобы дать понять, что он понимает ситуацию, любит играть с водой, показывает с радостью игрушку маме и папе и только потом кладет в тазик. В воде он сам показывает, как рыбка плавает, улыбается, радуется, продолжает звучать: «Мммм», а сурдопедагог показывает на рыбку и беззвучно открывает рот, имитируя характерные движения рыбки: «Рыбка ротик открывает – п–п–п–п».

Затем, сурдопедагог привлекает внимание Марка звучанием другой игрушки, которую тот не видит, и спрашивает: «Кто там еще?». Марк вскидывает глаза, начинает доступными средствами выразительно звать игрушку, сопровождает действие вокализацией: «Ииии» («Иди сюда»). Родители его поддерживают: «Кто там? Иди сюда! Иди к нам, иди, иди сюда!», в ответ сурдопедагог достает и показывает уточку, и снова обращается к Марку: «Марк, а уточка может плавать?», уточняя вопрос с помощью указательного жеста и используя вопросительную интонацию. Марк улыбается, кивает головой, берет уточку, опускает ее в воду, и интонированно звучит: «вавававав». Марк широко улыбается и смотрит на воду с восхищением и подталкивает уточку, чтобы та поплыла.

Сурдопедагог достает дом и обращается к маме: «Мама, что это?», мама отвечает: «Это дом». Сурдопедагог дает Марку рассмотреть дом и просит его поставить на стол. Далее он достает дерево и обращается с тем же вопросом к папе, папа отвечает: «Это дерево, высокое дерево». Сурдопедагог стучит под столом, Марк эмоционально зовет игрушку: «Дидиди», при этом его звучание уже становится схожим по интонационно–мелодическим и звуковым характеристикам со словом «Иди», которое многократно произносилось на предыдущих шагах.

Сурдопедагог достает кошку и комментирует действия с ней: «Марк, смотри, кто пришел! Кошка пришла, мяу–мяу! Подошла к дому и легла спать, киса спит, мур–мур». Затем сурдопедагог показывает Марку птичку: «Птичка прилетела, села около дома, птичка сидит, песенку поет: «Чив–чив–чив, чив–чив–чив». Далее сурдопедагог предлагает последовательные действия то с кошкой: «Кошка услышала птичку, проснулась, увидела птичку, крадется, хочет птичку съесть», то с птичкой, постоянно переключаясь с одного персонажа на другой. Очень эмоционально с выразительной яркой мимикой и интонацией комментирует каждое действие, побуждая Марка проявить инициативность: «Птичка сидит, песенку поет: «Чив-чив-чив», птичка не видит кошку, а кошка крадется ближе и ближе. Ой-ой-ой! Сейчас поймает птичку. Птичка, улетай! Улетай, птичка! Ой-ой-ой!» Марк, помоги птичке, спаси птичку». Своими захватывающими действиями, мимикой, выражающей испуг и соответствующей интонацией, сурдопедагог побуждает Марка включиться в игровую ситуацию. Марк обнаруживает опасность для птички и прячет ее в руках под столом. Далее сурдопедагог комментирует дальнейшие действия с кошкой, имитируя их, показывает, что кошка злится, хочет поцарапать Марка, просит отдать птичку и уходит: «ШШШШ! Поцарапаю тебя! Отдай птичку!». Сурдопедагог, не меняя сюжетную линию, продолжает развивать игровую ситуацию и снова кладет кошку возле дома, комментирует и показывает, как кошка спит: «Кошка спать легла, мур–мур–мур, спит фф, фф». Сурдопедагог следит, что предпримет Марк. Ребенок достает птичку и показывает, как птичка клюет. Одновременно ребенок активно звучит, пытаясь попасть в ритм собственных действий: «У–У–У–У». Марк умеет распределять роли, и своими действиями показывает, что готов к продолжению игры. Ситуация повторяется, теперь Марк действует гораздо увереннее, быстро хватает птичку и прячет ее. Грозит кошке, эмоционально ругается на нее, сопровождая действия выразительной мимикой и звучаниями: «АААя!». Он прогоняет кошку, используя естественный жест «Уходи!». После Марк предложил поменяться игрушками. Сурдопедагог показывает, как птичка клюет, а Марк все ближе приближает кошку к птичке. Своей мимикой Марк показывает, что с интересом ожидает «нападения» кошки на птичку, и начинает копировать ранее увиденные действия сурдопедагога — пытается шипеть за кошку, показывая, что она хочет схватить птичку.

Шаг пятый

Сурдопедагог демонстрирует родителям готовность ребенка самостоятельно инициировать взаимодействие с сурдопедагогом и поддерживать продолжительный эмоциональный диалог на новой сенсорной основе. Сурдопедагог формирует у родителей чувствительность и отзывчивость к инициативным запросам ребенка, расширяя их представления о способах поддержки, сохранении и развитии начатого ребенком эмоционального взаимодействия.

Сурдопедагог поддерживает организованное ребенком эмоциональное взаимодействие, которое тот инициирует с помощью уже освоенных захватывающих игровых действий. Теперь ребенок обращается к взрослому с разными игровыми запросами, которые демонстрируют родителям, что он готов самостоятельно проявлять инициативу, точно реагировать на отклик взрослого и поддерживать продолжительный эмоциональный диалог. Инициативы ребенка удивляют родителей и пробуждают готовность внимательнее следить за поведением сына или дочери ребенка, быть более чувствительными и отзывчивыми к его запросам и точнее оценивать его достижения.

Пример

Сурдопедагог предлагает ребенку посмотреть игрушки в игровой комнате и следит за его действиями. Пока Марк осматривает игрушки, сурдопедагог комментирует его действия. Затем Марк находит уточку, смотрит на сурдопедагога и радостный направляется к столу. Он усаживается, прячет уточку, стучит под столом и ждет эмоционального отклика сурдопедагога: «Марк, что там? Покажи! Кто там прячется? Иди сюда!». Марк достает уточку, снова смотрит на сурдопедагога, будто спрашивает: «Кто это?», сурдопедагог говорит: «Ой, уточка, какая уточка, кря-кря». Марк показывает, что взрослому следует расставить руки, ждет этого действия и как только сурдопедагог выполняет просьбу, Марк тянет за хвостик уточки, пускает ее в сторону сурдопедагога и радостно восклицает. Сурдопедагог ловит уточку и в точности повторяет все заданные ребенком действия: «Марк, лови уточку», ребенок расставляет руки, заводит уточку и пускает ее в сторону ребенка, Марк ловит уточку, радуется, восклицает и поднимает руки вверх, сурдопедагог хвалит его: «Марк, молодец! Поймал уточку». Марк снова обращается к сурдопедагогу и просит расставить руки, но теперь сам поправляет их, делает круг менее широким. И снова готовится запустить уточку, но теперь он явно метится так, чтобы уточка не попала в створ рук. Марк демонстрирует, смотрит на сурдопедагога и машет головой, тем самым показывает, что снова готов запустить игрушку, но теперь задача сурдопедагога заключается в том, чтобы подыграть Марку. Уточка едет, взрослый пытается поймать игрушку, но «не успевает», чем вызывает восторг и бурю эмоций у Марка: он хлопает в ладоши, радуется, улыбается, восклицает. Теперь сурдопедагог устанавливает размер створа рук Марка, демонстрирует ему, что готов «запустить» уточку, но в этот момент Марк быстро расставляет руки шире и ловит машинку. Сурдопедагог начинает возмущаться, говорит: «Кто тут правила нарушает? Марк, так нельзя!», Марк смеется, прячет лицо за ладошками, хитро подсматривает и наблюдает за поведением взрослого. Сурдопедагог выразительно показывает обиду, как только Марк замечает, что взрослый обиделся, он снова узко расставляет руки и просит возгласами продолжить игру с ним. Теперь он играет по правилам, и не успевает поймать машинку. Сурдопедагог радостно восклицает: «Не поймал, не поймал!». Марк продолжает игру и просит сурдопедагога расставить руки, выставляет их на определенной ширине и специально пускает машинку мимо рук, но теперь идет на провокацию сурдопедагог, он меняет установленные правила и расставляет руки шире — так, чтобы поймать машинку. Марк очень выразительно начинает сердиться, хмурится, стучит кулаком по столу, возмущается, расставляет руки по бокам, надувает щеки, показывает указательным пальчиком «Нельзя!» и сердито произносит: «Ия!». Теперь сурдопедагог просит прощения: «Марк, ну, прости, пожалуйста! Я так больше не буду» и демонстрирует, что готов к продолжению игры, но Марк отказывается и переключает свое внимание на другую игрушку — руль и просит ее дать. Сурдопедагог спрашивает: «Ты руль хочешь?». Марк утвердительно кивает головой и получает игрушку, с которой предлагает сурдопедагогу уже новую игру.

Шаги шестой – восьмой

Сурдопедагог «передает» родителям способы взаимодействия со своим ребенком на новой сенсорной основе, последовательно увеличивая и доводя до максимальной степень их самостоятельности во взаимодействии, оставляя за собой только роль наблюдателя и советчика.

Шаг шестой

Сурдопедагог создает условия, в которых ребенок инициирует взаимодействие со своими близкими, а родители поддерживают и развивают эмоциональный диалог с ним на новой сенсорной основе. Сурдопедагог оценивает готовность семьи вести эмоциональный диалог, в котором инициатором является ребенок.

Сурдопедагог задает игровую ситуацию, в которой ребенок обращается с запросами к родителям и поддерживает эмоциональное взаимодействие близких на новой сенсорной основе. Он следит за тем, чтобы запросы ребенка были точными, а отклики родителей были разнообразными и не всегда предсказуемыми для ребенка. При необходимости сохранить и продлить эмоциональный диалог ребенка с близкими, сурдопедагог помогает ребенку изменить запрос или предлагает конкретные рекомендации родителям.

Пример

Сурдопедагог достает коробку с мелко нарезанными кусочками поролона, в котором спрятаны три игрушки. Сурдопедагог обращается к маме с вопросом: «Мама, что это?», мама отвечает: «Это коробка» и спрашивает: «Что там?», сурдопедагог показывает ребенку и его родителям, что находится внутри коробки и предлагает Марку рукой найти игрушку: «Марк, поищи, что там?». Марк ищет и находит машинку. Сурдопедагог побуждает маму комментировать ситуацию: «Ура! Марк, ого! Ты машину нашел! Какой молодец! Машина едет, бррр, вот как машина едет!», – комментирует мама, когда Марк катает машинку по столу. Затем сурдопедагог побуждает Марка предложить маме поискать игрушку в коробке, Марк протягивает коробку маме и просит с помощью указательного жеста найти еще игрушку. Мама выполняет задание Марка, долго ищет, Марк с нетерпением ждет, заглядывает в коробку, и когда мама достает самолет, радуется, хлопает в ладоши, громко звучит, похоже на «Ура! Ура!» – «УА! УА!». Теперь сурдопедагог побуждает папу комментировать, что происходит: «Ура! Ооо, мама нашла самолет! Молодец! Самолет летит, ууу, высоко летит, вот как!». Сурдопедагог побуждает Марка передать коробку папе и попросить его найти игрушку. Марк, используя невербальные средства, обращается к папе и объясняет ему, сопровождая лепетом, что рукой надо найти игрушку. Папа начинает искать игрушку, сурдопедагог просит его сделать вид, что он не нашел игрушку. Папа эмоционально разводит руки и показывает Марку, что он не нашел игрушку: «Марк, я ничего не нашел, ничего нет». Марк удивляется, смотрит на коробку, сурдопедагог и мама «ругают» папу: «Айайай! Папа, айайай! Не нашел игрушку? Почему? Плохо искал. Попробуй еще раз!». Сурдопедагог побуждает Марка снова придвинуть коробку к папе и попросить еще раз поискать игрушку. Марк снова обращается к папе, но уже с нотками недовольства в голосе, и просит его посмотреть игрушку. Папа ищет, Марк все время пытается заглянуть в коробку. Наконец, папа с довольным видом достает поезд: «Ура! Я нашел! Ура!» и показывает игрушку Марку: «Марк, смотри какой поезд!». Марк радостно восклицает: «Уа!», хвалит папу, берет игрушку и катает поезд, папа комментирует происходящее: «Поезд едет, чух-чух-чух, ту-ту!». Марк и взрослые радуются. Как мы видим, Марк устанавливает и развивает эмоциональное взаимодействие с близкими без вмешательства и активного участия сурдопедагога.

Шаг седьмой

Сурдопедагог создает условия, в которых родители ребенка инициируют взаимодействие со своим ребенком на новой сенсорной основе. Сурдопедагог оценивает готовность семьи вести эмоциональный диалог, в котором инициаторами являются близкие ребенка.

Сурдопедагог задает игровую ситуацию, в которой родители обращаются с запросами к ребенку и поддерживают эмоциональное взаимодействие с ним на новой сенсорной основе. Он следит за тем, чтобы запросы родителей были понятны ребенку, а отклики ребенка соответствовали игровой ситуации. Сурдопедагог при необходимости предлагает родителям конкретные рекомендации, чтобы сохранить продолжительный эмоциональный диалог с ребенком.

Пример

Сурдопедагог заранее готовит необходимые игрушки, знакомит родителей с игровой ситуацией, которую им теперь предстоит организовать самостоятельно. Он предлагает маме первой начать эмоциональный диалог с Марком. Мама обращается к Марку с серией запросов, на которые получает точные отклики, взрослые хвалят Марка. Сурдопедагог просит папу обратить на себя внимание Марка. Папа включается во взаимодействие и побуждает Марка к совместным эмоционально захватывающим действиям, от которых оба получают удовольствие. После того, как установлен и развивается эмоциональный диалог мамы с Марком, сурдопедагог предлагает теперь папе стать ведущим, и предлагает новый запрос. Папа обращается с запросами к Марку, на которые получает точные отклики и периодически уже сам обращается к маме. Сурдопедагог ожидает, что мама самостоятельно даст неточный отклик, провоцируя Марка выразить свое отношение. Родителям предлагают быть ведущими поочередно и включать во взаимодействие не только Марка, но и остальных взрослых.

Сурдопедагог предлагает маме поиграть с Марком самостоятельно, просит ее достать из мешочка животных и показать их ребенку. Мама привлекает внимание Марка, обращаясь к нему по имени, спрашивает у него: «Марк, смотри, какой мешочек. Что там?», показывает ему мешочек, предлагает его потрогать и достать игрушку. Марк с удовольствием заглядывает в мешочек и достает игрушку. Мама спрашивает: «Марк, кто это?», и в паузе ожидает от него любой отклик. Марк произносит: «Му!» и показывает, как корова бодается. Мама с папой хвалят Марка, мама комментирует: «Это корова. Корова мычит: «Мууу, забодаю, забодаю тебя», она играет с Марком, вызывая у него смех. Затем мама предлагает Марку достать игрушку самостоятельно. Сурдопедагог просит папу присоединиться к игре. Папа заглядывает в мешочек, Марк достает собаку и сразу радостно направляет собаку на папу, пытаясь его напугать, сопровождая действие звучаниями: «Авававав». Папа делает вид, что «пугается»: «Ай!Ай! Боюсь, боюсь! Собака, не лай!». Мама подхватывает эмоциональный диалог и ругает собаку: «Нельзя лаять! Тихо! Тсс!». Марк радуется, с удовольствием продолжает пугать. Мама снова привлекает внимание Марка к мешочку и просит Марка достать игрушку. Ребенок берет лошадку, улыбается, показывает, как она скачет и произносит: «И–ИИ», мама поддерживает каждое действие ребенка Марка эмоциональным комментарием: «Лошадка скачет! Иго-го! Иго-го!». Затем мама обращается к папе и просит его достать еще одну игрушку. Папа достает овечку, обращается к Марку: «Марк, смотри, кто это?». Ребенок молчит, тогда папа дает комментарий: «Смотри, какая овечка, бееее. Овечка травку ест, ам-ам, как вкусно». Марк внимательно следит за действиями папы и вслушивается в его речь. Сурдопедагог предлагает папе взять на себя роль ведущего и продолжить развивать эмоциональный диалог. Произвести звук (голос животного) и уточнить у Марка, кому он принадлежит. Папа обращается к Марку, и тот, услышав звук, берет нужное животное, подражает звучанию: «Ииии», показывает, как лошадка скачет, заводит ее в ворота игрушечной фермы. Родители хлопают в ладоши, хвалят Марка, восклицают: «Марк, молодец! Умница!». Затем папа обращается к маме и предлагает ей определить животное, которое лает. Мама показывает на овечку: «Это овечка лает!». Марк возмутился, помахал пальчиком, указал на собаку, произнес: «ав-ав». Папа ругает маму: «Мама, думай! Послушай еще раз!» и повторяет звучание. Мама выразительно закрывает глаза ладонями, демонстрируя свою неправоту, улыбается и берет собаку: «Ой, это собака, собака лает, ав-ав-ав». Отклик мамы совпадает с ожиданиями Марка, он одобрительно качает головой, показывает, что собаку следует отправить на ферму. Далее сурдопедагог предлагает вести игру маме. Родители уже самостоятельно по ходу игры развивают диалог с Марком под контролем сурдопедагога.

Шаг восьмой

Родители ведут с ребенком продолжительный эмоциональный диалог. Сурдопедагог со стороны наблюдает за тем, как развивается эмоциональное взаимодействие ребенка с близкими, и оценивает его с точки зрения появления совместного удовольствия в эмоциональном диалоге.

Родители и ребенок самостоятельно, без помощи и поддержки сурдопедагога, инициируют, поддерживают, развивают и завершают эмоциональный диалог друг с другом. После его завершения сурдопедагог оценивает качество эмоционального взаимодействия в семье.

Пример

Мама придумывает игру и объясняет ее суть папе: она будет по одной предлагать Марку доставать игрушки, играть с ними, а папа зарисует их и предложит Марку помочь дорисовать. Мама набирает в мешочек три игрушки, просит листок и фломастеры для папы. Она эмоционально обращается к Марку: «Марк, смотри, что у меня там? Кто там? Папа, знаешь?». Папа качает головой: «Нет, не знаю». Марк достает небольшой мяч, а мама комментирует происходящее: «Марк! Ты мячик достал! Ой, смотри, какой мяч. Кати мяч мне. Вот мячик катится. Поймала мяч». Затем делает паузу и просит Марка поймать мяч: «Марк, лови мяч! Мяч катится ууу! Вот так! Поймал мяч! Молодец!». Затем мама просит Марка направить мяч папе: «Марк, кати мяч папе (показывает на папу)». Марк смотрит на папу, а мама продолжает вести диалог с папой, побуждая Марка к действиям с мячом, озвучивая обращение от имени Марка: «Папа, лови мяч! Мяч катится. Уууу! Вот так». Папа ловит мяч, сообщает: «Я поймал мяч» и тут же ловко его прячет. Папа показывает, что мячика на столе нет, под столом нет, нигде нет и спрашивает: «Марк, а где мяч? Куда делся мяч?». Марк заглядывает под стол, смотрит на маму, которая подыгрывает папе: «Тут нет нигде. Где мяч? Папа, а может ты спрятал мяч? А, мы сейчас посмотрим». Мама предлагает Марку заглянуть к папе в карман, но там Марк мячика не находит. Тогда Марк решает посмотреть в рукаве у папы и находит мяч. Мама радуется: «Ура! Марк нашел мяч!». Марк улыбается, довольный. Марк подхватывает игру, просит папу закрыть глаза и прячет мяч под водолазку, мама помогает ребенку и обращается к папе: «Папа, открой глаза! Где мячик?». Папа ищет мячик на столе, под столом и обращается к Марку: «Марк, мячик у тебя?». Марк сидит в восторге и улыбается. Папа начинает ощупывать Марка: «Мячик за спиной! Сейчас посмотрю. Ой, нет мяча! Может быть, ты спрятал мячик в рукав? Дай посмотрю», – Марк с удовольствием дает папе заглянуть в рукав. «А может, мячик под попой? Ой, опять нет мячика. Где же мяч? А, может быть, мяч под водолазкой?». Папа продолжает ощупывать Марка и находит мяч и эмоционально сообщает: «Ура! Я нашел мячик! Ура! Вот мяч!». Марк улыбается, хлопает в ладоши, сидит очень довольный, хочет продолжить игру с мячом, но мама быстро переключает внимание Марка снова на мешочек: «Марк, а что там еще?». Марк заглядывает в мешочек и достает машинку, катает ее по столу, мама и папа комментируют его действия. Немного поиграв, мама предлагает направить машинку папе: «Марк, кати папе машинку. Папа, лови машинку!». Поймав машинку, папа снова ее быстро прячет. Марк теряет машинку из вида, активно звучит, ругается пальчиком, смотрит под столом, обращается к папе, используя естественный жест, и с вопросительной интонацией звучит, как будто спрашивает: «Где?». Снова начинает искать машинку, мама комментирует действия Марка: «Марк, а посмотри у папы в кармане. Ничего нет? А посмотри у папы за спиной! Марк ощупывает папу с огромной радостью, когда находит машинку, очень эмоционально звучит: «Аадаааада», показывая маме на папину спину и машинку, мама подхватывает и комментирует действия Марка: «Ты нашел машину у папы за спиной! Молодец! Умница, Марк!». Мама снова предлагает Марку достать игрушку из мешка, на этот раз игрушку–малыша. Марк тут же сажает игрушкув машинку и катает ее по столу. Папа просит Марка направить машинку к нему. Марк отправляет машинку. Папа с Марком катают машинку друг другу. Папа просит Марка направить машинку маме: «Марк, кати машинку маме». Мама присоединяется к игре. После чего папа начинает рисовать данные предметы, Марк быстро определяет, что рисует папа, внимательно следит за ним. Папа побуждает Марка дорисовать детали к машинке и к мячу. Мама комментирует действия папы и ребенка. Самостоятельно инициированный продолжительный эмоциональный диалог родителей с Марком успешно завершился.

Итак, мы представили разработанную технологию перестройки взаимодействия родителей со своим ребенком с КИ на новой сенсорной основе, показав 24 последовательных шага в работе сурдопедагога. Логика перестройки взаимодействия является общей и воспроизводится в каждой сессии, но с учетом ее ведущих задач.

Общие показатели завершения «3П-реабилитации»

Важнейшим компонентом предложенной системы работы сурдопедагога являются общие показатели завершения «3П-реабилитации» по отношению как к ребенку, так и к его семье. Эти показатели служат базовыми ориентирами в работе сурдопедагога.

Рассмотрим показатели завершения «3П-реабилитации» по отношению к ребенку.

Естественное слуховое поведение, характерное для слышащего ребенка раннего возраста, о котором можно судить по следующим проявлениям:

  • живой интерес ребенка с КИ к звукам;
  • желание и стремление экспериментировать со звуками;
  • стремление самостоятельно искать и находить источник звука в естественных бытовых условиях — дома, на улице, в транспорте, в магазине, поликлинике и др.;
  • способность вести себя адекватно услышанному;
  • активизация голосовых реакций в ответ на услышанное.

Мама Никиты К.: Дома Никита начал стучать всеми возможными предметами: стучит стульями, ложками по тарелке или по столу, берет игрушечный молоточек и стучит им по стене, может топать ножками, прислушиваясь к звукам, любит катать разные машинки, предпочитает те, которые при езде производят больше шума. Стало заметно, с каким вниманием и интересом Никита слушает все эти звуки.

Мама Миши С.: Миша услышал на кухне звонок окончания работы микроволновой печи, прибежал и с удивлением смотрит на меня с вопросом «Что случилось?». Я показала ему на микроволновую печь, подозвала его к себе, показала, что внутри — тарелка с едой, и снова включила на 10 сек. Миша наблюдал за тем, как крутится тарелка, а когда вновь прозвенел звоночек, сынок посмотрел на меня и улыбнулся. Я открыла дверцу и показала, что тарелка теперь горячая и можно обжечься.

Аня К. на занятии: Сурдопедагог достает звучащую игрушку — крокодильчика, показывает ребенку, что крокодильчик хочет укусить и просит ее дать свой пальчик. Аня хохочет, протягивает пальчик и когда крокодил нападает, отдергивает его и заливисто смеется. Затем сурдопедагог нажимает пальцем на крокодила и показывает, что он пищит, и предлагает Ане нажать пальчиком на него. Аня пытается, но у нее не получается произвести звук, тогда папа присоединяется и показывает, что можно нажать кулачком: «Аня, попробуй так». Ребенок пробует новый способ, теперь все получается, и она заливисто смеется и продолжает нажимать кулачком на спинку игрушки и хохотать с восхищением, произносит ИИИ на вдохе.

Мама Вовы А.: Были в поликлинике, когда проходили по коридору, то Вова услышал, как заплакал ребенок, которого он не видел. Вова резко остановился, с удивлением поднял на меня глаза, произнес: А-А и стал искать направление звука, нашел и потянул меня в ту сторону. Мы вместе подошли и увидели, что плачет мальчик, которому сделали прививку. Вова с большим сочувствием смотрел на этого мальчика, хотел подойти ближе, видимо, хотел погладить или обнять, но я его не пустила, нам надо было бежать к доктору.

Мама Кати Г.: Гуляем на улице, Катюша услышала, что дети кричат на площадке, потянула меня к ним, и побежала к самым шумным и эмоциональным деткам. Она повторяла за ними разные действия и включилась в игру. Когда возвращались домой, услышала лай собаки, произнесла: «Ававаа», стала искать собаку, а когда обнаружила, то показала пальчиком и снова произнесла: «Ававав».

Cпособность спонтанно осваивать речь в естественной коммуникации, как это происходит у нормально слышащего ребенка раннего возраста. Судить об этом можно по следующим проявлениям:

  • эмоциональная включенность ребенка в коммуникацию;
  • способность общаться, не обязательно глядя на собеседника;
  • способность понимать и откликаться на речь собеседника с опорой на наглядную ситуацию и вне ее;
  • способность использовать интонацию в ее смыслоразличительной функции;
  • способность инициировать контакты с окружающими слышащими людьми, используя как невербальные, так и доступные вербальные средства коммуникации;
  • способность спонтанно осваивать новые слова и выражения в ходе естественной коммуникации на новой сенсорной основе.

Мама Ксюши М.: «Гуляли с дочкой во дворе, Ксюша подошла к знакомому мальчику, которого зовут Миша и протянула руки к машинке, прося ее с помощью жеста. Мальчик посмотрел на нее и сказал: «Не дам!», тогда Ксюша сказала: «Ай!», слово «дай», с которым мы часто к ней обращались дома.

Мама Лады В.: «Сегодня с пупсом состоялся первый диалог словами, маленький, но диалог: сидит она на горшке, я сижу рядом. Шагаю пальчиками от своей ноги к ее: «топ, топ, топ». Ладуша смеется и говорит: «ЕО» (еще, так смешно у нее это получается) и так повторяется раз 5. Мне надоедает, я ей говорю: «Теперь ты». Смотрит на меня так недоверчиво и говорит: «Я?» Отвечаю ей: «Да, ты» и Ладуша начинает делать от своей ножке к моей «топ, топ, топ».

Мама Марка И.: Марк начал произносить контуры слов. Активно и осознанно начинает повторять и использовать контуры (очертания) новых слов:

АК–АК — трактор

ЭА–А–О — экскаватор

ВА–ДВА (когда имеет в виду цифру 2, например, Марку 2 годика, или чего-то два)

АН — кран

ИИИ А–А–Ка — игого лошадка

БАБА — бабушка

По прошествии 5 месяцев с момента включения речевого процессора Марк начал повторять услышанное, сначала давал только контур слова, но дальше все более и более четко.

На занятии с Вовой А. сурдопедагог спрашивает у мальчика:

– Вова, как лает большая собака?

Вова отвечает громким голосом: «АВ-АВ».

– А как лает маленькая собака?

Вова высоким голосом, как будто писком: «ав-ав».

Мама Георгия М.: Мы были дома, а на улице играли дети. Вдруг из окна Георгий услышал голос соседской девочки, которая его обижала. Я заметила, что он посмотрел в окно, но не сразу поняла, почему окно привлекло его внимание. Я подумала, что он хочет гулять и решила позвать его на улицу. К моему удивлению, ребенок сообщил мне: «Та Амаия (там Амалия), уя неее (гулять не пойду).

Показатели завершения «3П-реабилитации» по отношению к родителям имплантированного ребенка:

Переход родителей к взаимодействию со своим ребенком на новой сенсорной основе.

Мама Оли C.: «…Каждое действие я старалась сопровождать привлечением внимания ребенка к звуку — вот так ложка стучит по столу, а так по тарелке (прежде чем дать ложку для каши), а вон чайник шумит — слышишь?… На каждом шагу по всему постукиваешь, всем, чем можно звенишь, скрипишь, шуршишь… и показываешь на ушко — слышишь? …».

Мама Вики Г.: «…Я все время задавала вопросы, говорила: «Вика, где куколка? Вон, куколка, Вика, смотри!!! Вика, положи куколку, покачай куколку» и т. д.. Сначала мне приходилось не только говорить, но и подкреплять жестом свои просьбы. Потом Вика стала понимать со слов, и тогда мы добавляли другие игрушки: мяч, пирамидку, коляску, машинку. Мы брали игры с неожиданным сюжетом: убегаешь–ловлю, потерялась–ищу, потешки, песенки, стишки с инсценировкой…».

Овладение естественными способами взаимодействия с ребенком в повседневной жизни, характерными для родителей слышащих детей (способность вызывать у ребенка интерес, увлекать игрой, вызывать улыбку, смешить, доставлять удовольствие, не пропускать и подхватывать возникший интерес к игрушке, действию, ситуации или другому человеку).

Смена позиции взаимодействия с «дидактической» на «родительскую» и способность получать удовольствие от взаимодействия со своим ребенком, как это происходит у слышащих родителей слышащих детей раннего возраста.

Мама Поли К.: «…Весь наш день с Полей сопровождался моими комментариями, пояснениями к любому нашему действию. Помню, как мы были в гостях, и друзья нас спросили, почему мы так реагируем на все, что делает Полина, а это были бурные аплодисменты, эмоциональные высказывания, все было очень утрированно. Да, наверное, со стороны это выглядело странно, но мы уже так втянулись, что для нас это стало нормой, теперь мы так общались всегда и везде! Нашим помощником стал фотоаппарат. Мы старались везде носить его с собой и фиксировать все наши события за день. Потом, вечерами, мы садились с Полиной и по фотографиям обсуждали наш прошедший день, она это обожала».

Мама Оли К.: «Кроме тех игр-занятий, которые мы перенимали у сурдопедагога, в какой-то момент мне захотелось заниматься еще и своими играми, несмотря на огромную нагрузку, — мне захотелось придумывать для дочки игры по искусству. Эти игры и меня вдохновили, и Олечке очень понравились, мир наш стал объемнее и полнее. Я могла потратить последние силы на то, чтобы сделать такую игру, но удовольствие от того, что мы живем общими интересами, невероятно поддерживало».

*Статья подготовлена в рамках выполнения государственного задания Минобрнауки России № 25.8739.2017/8.9

Итак, общие показатели завершения «3П-реабилитации» являются важнейшими ориентирами сурдопедагога в оценке результативности перестройки взаимодействия ребенка с близкими на новой сенсорной основе, его перехода на путь естественного развития, типичного для слышащих детей раннего возраста.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Сатаева, А.И.  Технология перестройки взаимодействия ребенка с семьей на новой сенсорной основе [Электронный ресурс] / А.И. Сатаева // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2017. –  Альманах №30. – Электрон. ст. - Режим доступа: http://alldef.ru/ru/articles/almanac-30/technology-reshaping-of-the-childs-interaction-with-family-on-new-touch-based
Список литературы
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.