Варианты развития общения у детей первых лет жизни с различными ограничениями здоровья / Альманах №32 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №32 "Ранняя помощь: от исследований к практике"

Варианты развития общения у детей первых лет жизни с различными ограничениями здоровья

Ю.А. Разенкова ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва
Е.Б. Айвазян ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

В рамках проектирования научно-исследовательской программы Института коррекционной педагогики РАО в середине 90-х гг. Ю.А. Разенковой была предложена идея о необходимости психолого-педагогической работы с близкими ребенка с ОВЗ, предметом которой должна стать перестройка форм и содержания их взаимодействия, а целью – обеспечение каждому ребенку возможности продвигаться в последовательном освоении форм и содержания общения в соответствии с общими закономерностями коммуникативного развития. В последующие годы в Институте был спланирован и реализован цикл экспериментальных исследований, в которых на нескольких категориях детей с ОВЗ были доказаны необходимость и возможность изменения коммуникативного поведения близких взрослых для обеспечения условий продуктивного развития общения и психического развития ребенка в целом [Выродова И.А., 2009; Одинокова Г.Ю., 2015; Кудрина Т.П., 2015].

Следующим шагом должно было стать сравнение поведения во взаимодействии с близким взрослым нескольких категорий детей с ОВЗ, чей первичный дефект не связан с дефицитарностью социально-эмоциональной сферы. Такое сравнение, по нашему замыслу, позволяет ответить на вопрос о закономерностях возникновения вторичных отклонений в развитии общения и роли взрослого в этом процессе, что важно для определения содержания педагогической работы по развитию общения.

В рамках изучения развития общения у детей раннего возраста с ОВЗ было принято решение сравнить результаты трех групп испытуемых с различным характером первичных нарушений – это дети с тяжелыми сенсорными нарушениями, генетической патологией и органическим поражением ЦНС.

Характеристика испытуемых

В исследовании приняли участие 245 детей первых трех лет жизни, из них экспериментальную группу составили 202 ребенка с ОВЗ, контрольную – 43 ребенка, не имеющих отклонений в психическом развитии (таблица 1).

Таблица 1. Количество детей, принявших участие в исследовании, в группах сравнения

Дети с ОВЗ Дети, воспитывающиеся в семье Дети, воспитывающиеся в доме ребенка Всего
Слепые недоношенные дети 1 год жизни – 25 1 год жизни – 15 40
Дети с синдромом Дауна 2 год жизни - 19
3 год жизни – 8
2 год жизни – 10
3 год жизни – 7
44
Дети с органическим поражением ЦНС 1 год жизни – 25
2 год жизни – 12
1 год жизни – 66
2 год жизни – 15
118
89 113 202

Группа детей с тяжелыми сенсорными нарушениями представлена детьми с диагнозом «ретинопатия недоношенных» V стадии (40 детей в возрасте от 3 до 14 месяцев жизни, 23 мальчика и 17 девочек); 25 детей этой группы воспитывались в семье, 15 – в доме ребенка. Дети рождены в срок от 26 до 33 недель с весом от 610 до 2100 гр. В группу были отобраны дети с органическим поражением ЦНС I – II степени тяжести. На момент обследования большинство неврологических синдромов (повышенная нервно-рефлекторная возбудимость, вегето-висцеральная дисфункция и др.) были купированы, у детей отмечались двигательные нарушения легкой и средней степени тяжести, синдром задержки психомоторного развития.

Группа детей с генетическими нарушениями представлена детьми с диагнозом «Трисомия 21 хромосомы, синдром Дауна» (44 ребенка в возрасте от 14 месяцев до 3 лет, 25 девочек и 19 мальчиков); 27 детей этой группы воспитывались в семье, 17 – в доме ребенка. Все дети с синдромом Дауна, воспитывающиеся в семье, с рождения до полутора лет получали коррекционно-педагогическую помощь на базе Центра ранней помощи Благотворительного фонда в форме домашнего визита один раз в месяц (специалисты Благотворительного фонда «Даунсайд Ап» оказывали психологическую поддержку, наблюдали за эмоциональным, познавательным, физическим развитием ребенка и давали рекомендации, обеспечивали литературой по вопросам особенностей здоровья, развития, обучения ребенка с синдромом Дауна). После полутора лет дети вместе с близкими взрослыми посещали один раз в неделю комплексные развивающие занятия в адаптационной группе при Благотворительном фонде «Даунсайд Ап».

Группа детей с органическим поражением центральной нервной системы представлена 118 детьми в возрасте от 4 месяцев до 2 лет (68 девочек и 50 мальчиков); 37 детей воспитывались в семье, 81 – в доме ребенка. Недоношенные дети составили 70,3% выборки семейных детей (26 человек) и 61,7% выборки детей-сирот (50 человек). Недоношенные дети были рождены на сроке гестации от 25 до 32 недель с массой тела до 2 250 гр.

Все дети с ОВЗ прошли стандартное неврологическое обследование, на всех детей имелись аудиологические данные, подтверждавшие сохранность слуховой функции. Слепые дети прошли офтальмологическое обследование, исследование зрительных вызванных потенциалов, психолого-педагогическое обследование функциональных возможностей нарушенного зрения.

По результатам «Диагностики нервно-психического развития детей первых трех лет жизни» [Пантюхина Г.В., Печора К.Л., Фрухт Э.Л., 1979], общими для всех детей раннего возраста с ОВЗ, принявших участие в экспериментальной работе, оказались следующие особенности:

  • отставание в социально-эмоциональном развитии от типично развивающихся детей: улыбка, «комплекс оживления», умение узнавать близких, интерес к действиям взрослого с игрушкой появились позже и формировались дольше, чем у типично развивающихся детей; наблюдался низкий уровень сформированности непосредственно-эмоционального общения (в соответствии с критериями оценки развития потребности в общении, сформулированными М.И. Лисиной); ситуативно-личностное общение не перерастало в ситуативно-деловое общение во втором полугодии жизни детей;
  • особенности динамики развития: нарастание отставания в социально-эмоциональном развитии у детей от 1-го полугодия жизни ко 2-му, и далее ко 2-3 году жизни; нарастание отставания в познавательном развитии, предметно-практической деятельности, понимании речи и активной речи от 1 года к 3 годам;
  • нарастание поведенческих сложностей к 3-м годам (в виде капризов, проявлений негативизма, агрессии – у семейных детей, стереотипий, аутостимуляции и аутоагрессии – у детей-сирот), затрудняющих коммуникацию, совместную деятельность и регуляцию поведения ребенка в бытовых ситуациях.

Контрольная группа представлена 43 детьми (25 мальчиков и 18 девочек) в возрасте от 10 дней до 3 лет, не имеющими отклонений в психическом развитии, родившимися в срок, наблюдавшимися в поликлиниках Москвы, Саранска, Самары. Отбор здоровых детей осуществлялся на основе данных анамнеза, стандартного неврологического осмотра, включающего качественно-количественную оценку развития детей, и результаты диагностики нервно-психического развития.

В эксперименте приняли участие 150 взрослых: 43 матери типично развивающихся детей, 89 матерей детей с ОВЗ и 18 воспитателей специализированного дома ребенка.

Варианты трудностей в развитии общения у детей раннего возраста с ОВЗ различных категорий

Общий анализ развития общения у детей раннего возраста с ОВЗ различных категорий, проведенный с применением метода экспертного анализа видеоматериалов взаимодействия (см. статью Айвазян Е.Б., Кудриной Т.П., Одиноковой Г.Ю., Орловой Е.В., Разенковой Ю.А. «Исследование общения взрослого и ребенка первых лет жизни с ограниченными возможностями здоровья: методический инструментарий» настоящего Альманаха), позволил выделить несколько феноменологических комплексов, отражающих различное содержание, объем и качество трудностей в развитии общения.

Комплекс феноменов «А – Отсутствие ответа» характеризуется отсутствием реакции на другого человека.

В наиболее тяжелом варианте (у части детей с отставанием в психомоторном развитии на 5 и более эпикризных сроков) дети не реагируют на приближение взрослого, не прислушиваются к его голосу, избегают зрительного и тактильного контакта. Присутствие взрослого в поле восприятия детей, его речь или пение не вызывают заметного оживления. У зрячих детей взгляд в глаза мимолетный, скользящий. Двигательное оживление без улыбки (кратковременный взгляд в глаза и хаотичные редкие движения рук и ног) наступает при тактильной стимуляции (поглаживание, тормошение, покачивание), сопровождаемой ласковым, интонированным произнесением слов наклонившегося взрослого. Такие же реакции (у зрячих с более длительным зрительным сосредоточением) наблюдаются при предъявлении яркой игрушки. Высокая сензитивность, быстрая пресыщаемость контактом, дети быстро устают, пытаются прекратить взаимодействие, выражают негативные эмоции при нахождении на руках у взрослых. Эмоциональные проявления бедные, слабо дифференцированные, бывает сложно распознать позитивные и негативные эмоции. Голосовые реакции представлены крайне скудными вокализациями, немодулированным плачем и недифференцированным криком. В случае дискомфорта, когда бывает больно (медицинские процедуры), неудобно (например, голова ребенка упирается в прутья кровати), подходит время кормления, наступает пресыщение от взаимодействия со взрослым, наблюдается крик, который не адресован кому-либо.

В менее тяжелом виде (у детей второго полугодия жизни и старше с менее выраженной глубиной отставания – на 3-4 эпикризных срока и большими двигательными возможностями) этот комплекс феноменов сопровождается еще некоторыми особенностями: детям может нравиться, когда их берут на руки, но при этом они часто напрягаются, цепляются, будто боятся упасть, или расслабляются, так что взрослому трудно их удерживать. Многие дети любят игры с изменением положения тела в пространстве, активные раскачивания, неожиданные подъемы и опускания. В таких играх они не смотрят на взрослого, часто смеются, но смех может неожиданно перейти в плач. Когда взрослый оказывается в манеже, малыши не стремятся приблизиться к нему. Если взрослый подзывает детей к себе, они чаще всего не делают попыток приблизиться, смотрят настороженно или отрешенно, но чаще всего отводят взгляд. Если взрослый протягивает руки к ним, это не является сигналом для того, чтобы приблизиться. В манеже младенцы сосут пальцы, раскачиваются, некоторые ударяются головой о стену или трутся о прутья манежа. Эти дети почти не играют в игрушки, часто держатся в стороне от сверстников, могут плакать, когда сверстники пытаются с ними взаимодействовать.

На втором году жизни обращает на себя внимание игнорирование детьми обращений взрослого: дети не выполняют даже элементарных просьб взрослого, не принимают его предложений, не реагируют на замечания, продолжают свои действия, несмотря на попытки взрослого в них вмешаться. Наблюдается выраженное избегание контактов с другим человеком, возможно выражение негативных эмоций на попытки другого человека вступить в коммуникацию. Взрослый может быть интересен ребенку как объект восприятия: ребенок может рассматривать случайно попавшего в поле зрения взрослого, прослеживать за ним взглядом, однако негативно реагировать на попытку взрослого вступить в контакт.

Несмотря на различия в возможностях детей с разным уровнем отставания в психомоторном развитии, ключевым в социальном поведении этих детей является то, что взрослый не является значимым объектом для них. Даже если взрослый выделен в поле восприятия как особый, отдельный объект, этот объект не вызывает интереса и особой, специфической реакции на свои воздействия. Реакция на другого человека такая же или даже менее выраженная, чем реакции на интенсивный сенсорный стимул.

Комплекс феноменов «А – Отсутствие ответа» наблюдается:

  • у домашних детей с типичным развитием в период новорожденности (0 – 1 месяц);
  • у детей с ОВЗ до 3 месяцев жизни практически всех исследованных категорий; у части детей с ОВЗ, особенно у детей–сирот, он может наблюдаться и на втором году жизни.

Комплекс феноменов «В – Слабый отклик – отсутствие запроса» характеризуется наличием ответного поведения на появление и воздействия взрослого, а инициативные действия практически отсутствуют.

Дети первого года жизни охотно идут на контакт со взрослым, выражают удовольствие, когда их берут на руки, «замирают» на руках у взрослого. Эти дети предпочитают играть рядом со взрослым, но не у него на руках. Не капризничают, когда их спускают с рук. Те, кто самостоятельно передвигаются, быстро удаляются от взрослого, как будто испытывая облегчение, но через некоторое время стараются приблизиться вновь. Телесные игры им нравятся, вызывают улыбки, смех, но часть детей относится к ним с недоверием, испытывает некоторое напряжение. Малыши под музыку покачиваются из стороны в сторону, пружинят ногами, если взрослый держит их за руки. Они охотно играют с взрослым в игры с предметами, но предпочитают тихо манипулировать игрушками в одиночку. Игра с игрушками стереотипна, во время игры дети не принимают от взрослого предложений новых действий.

Детальный анализ видеоматериалов взаимодействия позволяет зарегистрировать единичные и очень неярко оформленные проявления инициативности в рамках этого варианта. Дети могут откидывать голову назад, пытаясь посмотреть на взрослого, смеяться, вокализировать, улыбаться, однако это происходит в особых ситуациях – в условиях контакта со взрослым, демонстрирующим крайне привлекательное социальное поведение (персональное обращение, высокий позитивный эмоциональный накал и т.д.). Обращает на себя внимание очень скудный диапазон средств общения, которыми оформляется инициатива (в основном, это взгляд), а также практически полное отсутствие настойчивости в ее проявлении – без поддержки инициативное действие практически мгновенно угасает.

На втором году жизни дети с данным вариантом коммуникативного поведения с желанием находятся в зоне матери или взрослого и играют. Они могут брать предложенную взрослым игрушку и манипулировать ею. Если взрослый показывает некоторые «специфические» 1, но простые действия с игрушкой и пытается организовать игру – ребенок короткое время может ее поддержать (например, толкать-катать мяч, снимать кольца с пирамидки). Если действие не удается, например, из-за несовершенства моторики (ребенок ставит кубик на кубик, а он падает), то интерес к игре, заданной взрослым, теряется, и ребенок уходит в манипуляции или может все разбросать). Вербальные предложения, задания, вопросы взрослого чаще остаются без ответа. Ребенок может давать отклик на предложения или вопросы, которые ему хорошо знакомы, «оттренированы». Если ребенок дает ответы (выполняет просьбы), то они отсрочены, взрослому нужно их дождаться, при этом ответ может быть приблизительным. Инициатив при этом может не наблюдаться вовсе.

Комплекс феноменов «В – Слабый ответ - отсутствие запроса» наблюдается:

  • у домашних детей с типичным развитием в период от появления первой улыбки до появления комплекса оживления с инициативной функцией (с 1 до 3-4 месяцев),
  • у детей с ОВЗ практически всех исследованных категорий в раннем возрасте, как на первом году жизни, так и позже.

Комплекс феноменов «С – Неразворачивающаяся коммуникация» характеризуется наличием у ребенка как ответных, так и инициативных коммуникативных действий, которые, однако, не удается организовать в продолжительный диалог со взрослым.

При данном варианте ребенок откликается на воздействия взрослого и способен запрашивать продолжение контакта, однако возникающий диалог достаточно быстро прерывается вследствие различных влияний. Это может иметь вид неразвернутого общения, когда диалог представлен лишь двумя звеньями цепочки – инициативой и ответной реакцией партнеров, без дальнейшего продолжения, когда ребенок прерывает контакт, не откликаясь затем на обращения матери, не разделяя ситуацию совместной игры, демонстрируя затем пассивность, «уход» от контактов.

Невозможность развернуть длительный обмен коммуникативными действиями всегда сопровождается сложным и «неудобным» или непонятным поведением ребенка, с которым взрослому не всегда удается справиться. Эти феномены описаны в разделе «Комплекс феноменов, осложняющих коммуникацию».

Комплекс феноменов «С – Неразворачивающаяся коммуникация» наблюдается:

  • у небольшой части домашних детей с типичным развитием на протяжении всего раннего возраста;
  • у детей с ОВЗ всех исследованных категорий на протяжении всего раннего возраста.

Комплекс феноменов «D – Благоприятный вариант развития общения»

В определенных условиях коммуникативное поведение детей в этом варианте может выглядеть адекватно: дети стремятся привлечь к себе внимание взрослого и готовы откликаться на его предложения – продолжительно участвовать играх, забавах, в диалоге. Ребенок ощущает большую поддержку от взрослого (в виде подхватывания инициатив ребенка, принятия даже приблизительных ответов, отсутствии критики) и уверенно отвечает на вопросы, проявляя инициативу, может проявить и настойчивость. Ребенок исследует окружающее пространство, а мать приписывает его действиям исследовательский интерес. Ребенка интересуют сверстники, и он совершает попытки вступить с ними в контакт, делает это увереннее при маме. В «диалоге» матери и ребенка есть баланс в проявлении инициативы. Если мать предлагает игру, она спрашивает: «А это хочешь?», она перепроверяет, хочет ли он. Его интересы лидируют, если они играют вместе.

Проявление эмоций разнообразно, а эмоции лабильны. Все действия детей с предметами имеют эмоциональную окрашенность: если действие удается, то удовольствие выражается радостным оживлением, смехом, звуками; неудавшееся действие сопровождается мимикой неудовольствия.

Описанное поведение не является устойчивым и может быть развернуто только при определенных и жестко фиксированных условиях, например, лишь с одним взрослым, с которым у ребенка установилась особая связь, либо со взрослым, который демонстрирует особое коммуникативное поведение, крайне привлекательное для ребенка (например, дефектолог). Дополнительными условиями, необходимыми для разворачивания такого поведения, могут являться определенная привычная обстановка, хорошее физическое самочувствие, длительный период адаптации и ориентации в ситуации и т.д. У домашних детей активное социальное поведение может реализовываться с одним из взрослых, например, с мамой, а в контакте с другими членами семьи наблюдаются поведенческие сложности или пассивность – поведение, похожее на феноменологические комплексы В или С.

Распределение выделенных вариантов коммуникативного поведения среди детей исследованных групп представлено в таблице 2.

Таблица 2. Представленность вариантов коммуникативного поведения у различных категорий детей раннего возраста

Таблица 2

Данные, приведенные в таблице, позволяют увидеть, что трудности социального развития характерны для всех детей с ОВЗ, вне зависимости от характера и выраженности первичного нарушения, а также от социальной ситуации развития. Этот результат позволяет сформулировать следующую гипотезу – о том, что трудности развития общения детей раннего возраста с ОВЗ различных категорий обусловлены несоответствием содержания и форм коммуникативного поведения близкого взрослого возможностям и потребностям ребенка. Для ее проверки зарегистрированные варианты трудностей в развитии общения у различных категорий детей раннего возраста с ОВЗ должны быть проанализированы, во-первых, в соотнесении с общими закономерностями онтогенеза общения, а, во-вторых, в сопоставлении с особенностями поведения взрослых.

* Исследование выполнено в рамках Государственного задания ФГБНУ ИКП РАО № 25.9040.2017/8.9 «Научно-методическое обеспечение ранней психолого-педагогической профилактики инвалидизации детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)».

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Разенкова Ю.А., Айвазян Е.Б. Варианты развития общения у детей первых лет жизни с различными ограничениями здоровья // Альманах Института коррекционной педагогики. 2018. Альманах №32 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-32/options-for-the-development-of-communication-in-children-first-years-of-life-with-a-disability (Дата обращения: 25.09.2018)
Список литературы
  1. Выродова, И.А Обучение воспитателей личностно-ориентированному взаимодействию с младенцами-сиротами в условиях специализированного дома ребенка: автореф. дис. …канд. пед. наук / Выродова Ирина Анатольевна. – М., 2009. – 24 с.
  2. Дети-сироты: консультирование и диагностика развития / Под ред. Е.А. Стребелевой. - М.: Полиграф-сервис, 1998. - 336 с.
  3. Кудрина, Т.П. Преодоление трудностей в развитии общения матери и слепого младенца: автореф. дис. …канд. пед. наук / Кудрина Татьяна Петровна – М., 2015. – 24 с.
  4. Лисина, М.И. Общение, личность и психика ребенка / М.И. Лисина; под ред. А.Г. Рузской. – М.: Институт практической психологии, Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. – 384 с.
  5. Лисина, М.И. Формирование личности ребенка в общении / М.И. Лисина. – СПб.: Питер, 2009. – 320 с.
  6. Одинокова, Г.Ю. Выявление и преодоление неблагополучия в развитии общения матери и ребенка раннего возраста с синдромом Дауна: автореф. дис. … канд. пед. наук / Одинокова Галина Юрьевна. – М., 2015. – 24 с.
  7. Пантюхина, Г.В. Диагностика нервно-психического развития детей первых трех лет жизни / Г.В. Пантюхина, К.Л. Печора, Э.Л. Фрухт. – М.: ЦОЛИУВ, 1979. – 88 с.
  8. Парамей, О.В. Ретинопатия недоношенных: решенные и нерешенные вопросы / О.В. Парамей // Медицинская помощь, – 2004. – N 2. – С. 17-22.
  9. Разенкова, Ю.А. Коррекционно-педагогическая работа с детьми первого года жизни группы риска в условиях дома ребенка: автореф. дис. … канд. пед. наук/ Разенкова Юлия Анатольевна. – М., 1997. – 23 с.
  10. Разенкова, Ю.А. Предупреждение и преодоление трудностей развития общения у детей раннего возраста с ограниченными возможностями здоровья: дис. … доктора пед. наук / Разенкова Юлия Анатольевна. – М., 2017. – 207 с.
  11. Солнцева, Л.И. Воспитание слепых детей раннего возраста: практическое пособие / Л.И. Солнцева, С.М. Хорош. – М.: Экзамен, 2004. – 128 с.
  12. Фрухт, Э.Л. Контроль за нервно-психическим развитием и поведением детей в доме ребенка / Э.Л.Фрухт // Оздоровительная и воспитательная работа в доме ребенка; сост. Э.Л. Фрухт. – М.: Просвещение, 1989. – С. 156-168.
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.
Статьи выпуска: