Альманах № 48
13.10.2022 Дата публикации статьи: 13.10.2022
Альманах № 48 · Детский аутизм: пути понимания и помощи
Альманах № 48 · Детский аутизм: пути понимания и помощи

Ранняя диагностика аутистических расстройств у детей первых лет жизни в рамках медико-психолого-педагогического сопровождения: анализ двух случаев из практики

Беркун А.В. ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва, Россия, Москва
Иванов М.В. ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», Москва, Россия, Москва
Симашкова Н.В. ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», Москва, Россия, Москва

Трудности развития комплексной системы помощи детям с расстройствами аутистического спектра охватывают все ее ступени: от ранней диагностической до лечебно-коррекционной. На уровне диагностики определенные трудности связаны прежде всего с диверсификацией форм аутистических расстройств, неоднородностью отдельных проявлений, разнообразием их сочетания. Так, в МКБ-11 выделено 8 подрубрик, отражающих это разнообразие [16]. Опорой для диагностики является, согласно классификации болезней DSM-5, наличие сочетания симптомов: стереотипного поведения, нарушения коммуникации и социального взаимодействия [23]. В более выраженной форме данные симптомы обнаруживаются в конце раннего – начале дошкольного возраста ребенка. Именно на этот период приходится большинство обращений родителей за помощью, и на этот возраст преимущественно ориентированы диагностические методики, позволяющие специалистам квалифицировать нарушение развития как аутистическое расстройство и начать оказывать специальное лечебно-коррекционное воздействие. Вместе с тем, накоплены обширные данные (в основном ретроспективно), указывающие на то, что характерное сочетание особенностей развития ребенка, у которого в дальнейшем будет выставлен диагноз из группы РАС, может наблюдаться и на более ранних возрастных этапах [1,2,5,6,10]. Специфические трудности и особенности могут проявляться в развитии аффективной сферы ребенка, его социального, моторного, речевого и познавательного развития. Наиболее ярко первые проблемы взаимодействия выражаются прежде всего в общении малыша с матерью или другим близким взрослым.

Результаты нашего опроса родителей в ходе проведения первичных консультаций показали, что среди 50 семей, имеющих детей с РАС в возрасте от 2,5 до 5 лет (35 мальчиков и 15 девочек), беспокойство по поводу особенностей развития ребёнка возникло:

– в 41 % случаев на первом году жизни ребёнка;

– в 59 % случаев на втором году жизни ребенка.

При этом первая помощь семье (в виде консультации специалиста медицинского и/или психолого-педагогического профиля и диагностирования состояния) преимущественно была оказана только спустя 12-13 месяцев от появления первых тревог родителей. Многие родители не сразу обращались за помощью, но нередки также случаи, когда попытки обращения были достаточно рано, но беспокойство и жалобы близких ребенка не вызывали у специалистов первичного звена должного внимания, либо особенности развития малыша определялись как задержка развития.

Надо отметить, что в последнее время, во многом благодаря растущему распространению информации о проблеме аутизма, все чаще отмечаются обращения за помощью семей с детьми второго года жизни с угрозой формирования РАС. Это дает возможность раннего начала направленной коррекционной работы с ребенком и сопровождения его родителей, более тщательного анализа закономерностей начальных этапов искаженного дизонтогенеза и влияния на них коррекционного вмешательства [1,2,6,10,24]. Все более актуальными становятся задачи создания системы помощи ребенку с формирующимся аутистическим расстройством, которая способна кардинально изменить реабилитационный потенциал самого ребенка и качество жизни его семьи сейчас и в будущем, что доказано рядом научных исследований [15,18]. Создание такой системы предполагает разработку, прежде всего, первой ступени помощи – ранней диагностики [11,14].

Целью данной статьи является представление результатов проведенного нами исследования возможности выявления риска аутистического развития у ребенка раннего возраста и результатов оперативного оказания ему и его семье помощи в рамках мультидисциплинарного подхода к диагностике и коррекции. Рассмотрим два случая из практики, сопоставимые по времени первого обращения родителей ребенка к специалистам и по тяжести проявлений проблем развития малыша, но с разным сценарием включения семьи в коррекционный процесс.

Анализ двух клинических случаев проводился по нескольким направлениям:

- клинический анализ по материалам наблюдения за поведением ребенка в свободной деятельности и в ходе беседы с родителями, с целью уточнения информации о сочетании особенностей̆ раннего развития ребенка, подтверждающей (или не подтверждающей) наличие аутистических расстройств или угрозу их формирования;

- скрининг-диагностика с целью выявления риска возникновения нарушений психического развития (состояние предболезни);

- психодиагностика развития с целью анализа адаптивного поведения ребенка, динамики формирования основных линий его психического развития и оценки возможностей взаимодействия с близким взрослым.

Нами был подобран диагностический инструментарий, представленный в виде опросников и методик структурированного наблюдения за ребенком в ситуации его взаимодействия с близким взрослым и в его свободном поведении. Именно такое сочетание, на наш взгляд, может дать более точную информацию о наблюдаемых особенностях развития и более полное представление о его целостной картине [7,8].

Диагностический инструментарий:

1. «Скрининговая анкета для родителей по выявлению риска возникновения нарушений психического развития у детей раннего возраста» (Иванов М.В., Симашкова Н.В., Козловская Г.В.) [21]. Данный инструментарий, созданный в научной группе раннего возраста отдела детской психиатрии ФГБНУ НЦПЗ с целью выявления риска возникновения нарушений психического развития (состояние предболезни), позволяет разрабатывать оптимальные алгоритмы мероприятий психопрофилактической и лечебно-коррекционной помощи по предотвращению возникновения психических расстройств или их утяжеления в раннем возрасте [12,20]. Вопросы скрининга помогают уточнить и выделить особенности поведения младенца и ребенка раннего возраста, характерные в своем сочетании для ранних этапов аутистического дизонтогенеза.

В качестве методик структурированного наблюдения за ребенком в ситуации его взаимодействия с близким взрослым и в его свободном поведении, нами были выбраны:

2. «Диагностика психического развития детей от рождения до 3 лет» (Смирнова Е.О., Галигузова Л.Н., Ермолова Т.В., Мещерякова С.Ю.) [22]. Данная методика позволяет провести качественную оценку общения ребенка со взрослым, что крайне ценно для анализа ранних трудностей взаимодействия, и оценить возможности предметной деятельности ребенка.

3. Психодиагностический тест «ГНОМ» (график нервно-психического обследования малыша) для определения уровня психического развития детей раннего возраста (Козловская Г.В., Калинина М.А., Горюнова А.В.) [13]. Инструментарий позволяет дать оценку адаптивному поведению ребенка и проследить динамику формирования основных линий его психического развития.

Анализ случая № 1: Мальчик, 2 года 11 месяцев.

Жалобы родителей на момент консультации: отсутствие речевых обращений, трудности взаимодействия ребенка со взрослыми и с детьми.

Сведения из анамнеза: ребенок от I беременности, протекавшей без патологии. Роды в срок, самостоятельные. С рождения был очень беспокойный. С первых месяцев жизни и на протяжении раннего возраста наблюдались явные трудности адаптации: плохо и мало спал, с трудом принимал грудное вскармливание (в 4 месяца переведен на смешанное) и ввод прикорма, соску не принимал. «Неудобно» чувствовал себя на руках у близких взрослых. В период младенчества отмечались особенности двигательного развития: одновременно стал держать голову и переворачиваться в возрасте 4 месяцев, в 6 месяцев стал ползать, сел в 9 месяцев. Речевое развитие: гуление и лепет не активные, слова - обращения не появились. Страха чужих в период младенчества не было. Указательным жестом не пользовался.

В 12 месяцев мама стала замечать, что ребенок отличается от сверстников. Мальчик сторонился детей, не указывал пальцем на предмет, не использовал слова – обращения, редко отзывался на собственное имя. В этот же период у ребенка появились «странные» движения: когда ему что-то нравилось, стал размахивать руками, периодически кружиться, его трудно было отвлечь от этих действий. В конце первого года жизни мальчик не вовлекался в речевое, тактильное и игровое взаимодействия, не выполнял простые инструкции, при этом длительное время мог проводить за самостоятельной игрой с гаджетами (сортировать предметы, классифицировать, смотреть ролики про цифры и буквы). В возрасте 14 месяцев стал стереотипно раскручивать разные игрушки и предметы. Не было изменений в речевом развитии.

Родители стали предпринимать попытки найти нужного специалиста. В возрастной период малыша с 1 года 6 месяцев и до 2 лет 11 месяцев проведено шесть осмотров специалистами медицинского и психолого-педагогического профиля. Диагноз: задержка психо-речевого развития; рекомендована и введена ноотропная терапия. В возрасте 2 лет 11 месяцев на шестой консультации психиатром был поставлен диагноз: детский аутизм (F84.02 по МКБ-10). Рекомендованы нейролептическая терапия (тералиджен), интенсивные коррекционно-развивающие занятия с дефектологом и психологом.

Результаты диагностики:

В ходе проведения скрининг-диагностики ребенок набрал 10 баллов, что свидетельствует о группе повышенного риска возникновения нарушений психического развития.

Результаты дополнительного ретроспективного скринингового обследования (в возрасте 14 месяцев) соответствовали 8 баллам, что свидетельствует о попадании ребенка в группу повышенного риска возникновения нарушенного психического развития уже в начале второго года жизни. Мы полагаем, что уже в этот период важным было начать оказывать ребенку и его близким взрослым специальную помощь, направленную на развитие взаимодействия с малышом.

По результатам проведения диагностического обследования по методике Е.О. Смирновой у ребенка отмечаются особенности и трудности в развитии общения: мальчик не инициативен в общении с близкими взрослыми, не чувствителен к их воздействиям. В большинстве проб не реагирует на просьбы, обращения взрослого; сам не использует активную речь. Отмечается слабый интерес к предметной деятельности, игнорирует образцы действий; предпочитает продолжительно совершать однообразные манипуляции, при этом равнодушен к их оценке. Характер процессуальной игры однообразен, использование предметов-заместителей отсутствует, ребенок не обращает внимание на игру как близкого взрослого, так и специалиста.

На основании анализа полученных данных проведена качественная оценка развития:

– «общение» – низкий уровень; «речь» – низкий уровень;

– «предметная деятельность» – низкий уровень;

– «игровая деятельность» – низкий уровень.

По результатам качественного анализа диагностических проб можно говорить не только о грубой задержке, но и об искажении в становлении предметной и игровой деятельности.

Результаты проведения теста «ГНОМ» позволили установить в ходе обследования коэффициент психического развития ребенка, который равен 57 баллам, что соответствует третьей группе нервно-психического здоровья. Это группа (от 79 баллов и ниже) возможной психической патологии.

Таким образом, в рассмотренном случае, несмотря на достаточно раннее обращение родителей за помощью и активный поиск ими компетентного специалиста, характер нарушения развития ребенка и адекватные рекомендации по его развитию были определены только к концу раннего возраста, когда формирование синдрома детского аутизма было завершено. Сложился тяжелый вариант аутистического развития, а у родителей закрепились негативный опыт взаимодействия с ребенком и недоверие к специалистам.

Анализ случая № 2: Мальчик, 2 года 11 месяцев.

Возраст на момент первичного обращения: 1 год 9 месяцев.

Жалобы родителей на первой консультации: отсутствие реакции ребенка на обращения близких взрослых, потеря речевой активности, трудности взаимодействия с ребенком.

Данные из анамнеза. Ребенок от III беременности, протекавшей без патологии. Роды в срок, самостоятельные, с применением вакуум-экстракции. С рождения наблюдались особенности установления режима сна и бодрствования. Иногда ребенок мог просыпаться ночью, тихо лежал в кроватке, не требовал внимания. На грудном вскармливании до 4 месяцев, далее – смешанный тип. При вводе прикорма отмечена избирательность в приёме овощных пюре. На первом году жизни по словам матери «идеальный ребенок». Однако, к контакту сам активно не призывал, в играх на взаимодействие мог длительно пассивно наблюдать за действиями взрослого, не инициировал их продолжение.

Моторное развитие – с задержкой. Гуление и лепет неактивные. Страха чужих не было. Указательный жест появился в 1 год 1 месяц, использовал его очень ограничено (показывал только животных в одной книге и часы на стене). Не всегда реагировал на обращения и просьбы близких.

С рождения проявлялась избирательная гиперчувствительность к определенным сенсорным стимулам: не принимал мягкие игрушки, отталкивал их от себя; «разрешал» вытирать себя только одним полотенцем, другие – вызывали дискомфорт и плач.

Первые звукоподражания и слова в 1 год 2 месяца (всего - 7). Прибавки в речи до 1 года 8 месяцев не происходило.

В 1 год 8 месяцев возникло резкое ухудшение состояния ребенка: выраженная отрешенность, остановка в развитии речи, колебания настроения, фиксация страхов. В этот же период ребенок стал ходить «на цыпочках», усилилась избирательность в еде. Родители связывали эти заметные изменения со стрессовой ситуацией (отъезд матери в другую страну) и, возможно, с прививкой «корь, краснуха, паротит». В связи с таким резким негативным изменением состояния малыша, признаками регресса развития близкие ребенка немедленно обратились за помощью.

В 1 год 9 месяцев после психолого-педагогической консультации с ребенком стали проводиться интенсивные коррекционно-развивающие занятия на основе эмоционально-смыслового подхода, разработанного в ИКП РАО [1,3,4,17]. После первого месяца занятий отмечалась выраженная положительная динамика в развитии ребенка: доступность избирательному эмоциональному контакту, появление звукоподражания и 10 устойчивых слов в речи, развитие предметной деятельности. Родители были сразу включены в коррекционные занятия с ребенком, при постоянной помощи специалистов осваивали способы взаимодействия с малышом, использовали их дома. У близких появилась возможность заинтересовать ребенка, вовлечь его в совместную игру, успокоить в ситуации страха, дискомфорта (например, при острой реакции на новое помещение). Уменьшилась частота и длительность «аутистических уходов».

В 2 года 3 месяца проведена консультация психиатра и установлен диагноз: детский аутизм (F84.02 по МКБ-10). Были рекомендованы нейролептическая терапия (терален), микстура (магнезия, цитраль, бром) и продолжение интенсивных коррекционно-развивающих занятий.

В 2 года 11 месяцев у ребенка отмечались возрастающая выносливость и активность в контакте, как со взрослыми, так и с детьми. Мальчик стал сам инициировать взаимодействие, мог поддержать простой диалог, расширился запас активной речи (около 40 слов). Ребенок мог вовлекаться в предметную деятельность и процессуальную игру, построенную на основе его избирательных интересов.

Результаты диагностики, проводимой в процессе коррекционной работы и лечения ребенка каждые полгода.

В ходе проведения первичной скрининг-диагностики ребенок в возрасте 1 года 9 месяцев набрал 7 баллов, что свидетельствует о группе повышенного риска возникновения нарушений психического развития. Ретроспективное изучение более ранних периодов развития ребенка указывает на отсутствие активности во взаимодействии с окружением, невыраженность проявлений привязанности, задержку и своеобразие моторного и речевого развития, трудности использования указательного жеста, выполнения простых инструкций, особую чувствительность к избирательным сенсорным стимулам и легкость возникновения и фиксации дискомфорта. Очевидно, что специальная коррекционно-развивающая помощь, направленная на преодоление тенденций искаженного дизонтогенеза, была нужна ребенку уже до проявлений признаков регресса развития.

Диагностика по методике по Е.О. Смирновой проводилась трижды с целью отслеживания динамики развития (см. рис. 1).

Рис. 1. Динамика показателей психического развития ребёнка по методике по Е.О. Смирновой с соавт. в процессе медико-психолого-педагогического сопровождения

Результаты диагностического обследования у ребенка в возрасте 1 года 9 месяцев свидетельствуют о выраженных трудностях в развитии общения: ребёнок малоинициативен по отношению к взрослому, в том числе к близкому, не чувствителен к попыткам взрослого вовлечь его в эмоциональный контакт. У мальчика наблюдается бедный репертуар коммуникативных средств общения, он не использует слова в активной речи. Анализ предметной деятельности указывает на слабый интерес к действиям с предметами, её однообразие, преобладание отрицательных эмоций в ее процессе, отсутствие ориентации на оценку взрослого и возможности действовать по образцу. На основании анализа диагностических данных получена качественная оценка развития:

– «ситуативно-деловое общение» – низкий уровень;

– «предметная деятельность» – низкий уровень.

По результатам диагностического обследования у ребенка в возрасте 2 лет 4 месяцев сохраняется сниженная инициативность во взаимодействии с близким взрослым. При этом мальчик положительно реагирует на присоединения взрослого к его собственной активности, более продолжительное время удерживает внимание внутри совместной манипулятивной игры; чаще смотрит на взрослого, улыбается, может сопровождать отдельные действия звукоподражаниями и иногда словами. У ребенка появился избирательный интерес к предметам, он может с ними активно и продолжительно самостоятельно манипулировать, но при этом практически отсутствуют функциональные действия. Образец действий чаще игнорируется, однако стали появляться эмоциональные реакции на комментарий и похвалу взрослого. На основании анализа диагностических данных получена качественная оценка развития:

– «общение» – низкий уровень; «речь» – средний уровень;

– «предметная деятельность» – средний уровень;

– «игровая деятельность» – низкий уровень.

Результаты диагностических проб свидетельствуют о неравномерности развития: рост активности ребенка во взаимодействии с окружением проявляется, прежде всего, в увеличении его возможностей в манипуляциях с предметами и речевом развитии. Крайне важна качественная, содержательная оценка этих возможностей, которые преимущественно могут использоваться ребенком для аутостимуляции. Несмотря на то, что данное обследование не является специфичным для выявления признаков РАС, в ходе его выполнения перед нами наглядным образом выступают главные дефицитарные области развития малыша с формирующимся синдромом. Они представлены сферами общения и совместной игры ребенка со взрослым. Развитие этих областей является приоритетным направлением в коррекции аутизма ребенка раннего возраста. Система помощи малышу с формирующимся синдромом должна быть направлена, прежде всего, на создание и укрепление развивающихся форм эмоционального взаимодействия близких взрослых с ним [1,3,4,17].

Результаты проведения диагностического обследования у ребенка в возрасте 2 лет 11 месяцев: проявляется собственная инициативность в ситуациях взаимодействия (ребёнок обращается к взрослому, показывает игрушки); чаще откликается на инициативу взрослого, присоединяется к его деятельности. Мальчик сопровождает игру отдельными словами, называет некоторые предметы, обращаясь к взрослому. За взрослым может повторить название некоторых предметов; выполняет простые инструкции. На основании анализа диагностических данных получена качественная оценка развития:

– «общение» – средний уровень, речь – средний уровень;

– «предметная деятельность» – средний уровень;

– «игровая деятельность» – средний уровень.

Общая оценка развития ребенка выражена средним уровнем. Диагностические пробы в динамике указывают на положительный эффект от комплексной помощи ребенку.

Результаты по тесту «ГНОМ». В возрасте 1 года 9 месяцев коэффициент психического развития ребенка равен 51,5 баллам, что позволяет отнести ребенка к группе возможной психической патологии (см. рис. 2). Семье необходима специальная помощь в развитии и воспитании ребенка.

Рис. 2. Динамика изменения коэффициента психического развития по тесту «ГНОМ» в процессе медико-психолого-педагогического сопровождения

Проведение диагностического обследования ребенка в возрасте 2 лет 4 месяцев показало, что коэффициент психического развития ребенка равен 73,5 баллам, что также еще соответствует показателям возможной патологии.

В результате диагностического обследования ребенка в возрасте 2 лет 11 месяцев был получен коэффициент психического развития ребенка равный 87 баллам, что указывает на группу риска нарушения развития. Таким образом, подтверждается наличие значимой положительной динамики в психическом развитии ребенка, его перехода по своему статусу к концу раннего возраста в менее тяжелую группу и приближение к показателям группы здоровья (от 90 до 110 баллов по диагностической методике «ГНОМ»).

Проведенный нами анализ динамики психического развития двух детей с формирующимися РАС в период младенческого и раннего возраста показал ее очевидное различие.

В обоих случаях беспокойство родителей возникло уже в период младенчества и начале второго года жизни малыша, а обращение за помощью к специалистам - в середине - конце второго года. Однако начало оказания специальной направленной помощи ребенку в первом случае оказалось достаточно отсроченным по времени. Такая задержка в понимании характера нарушений и в оказании коррекционной помощи ребенку и сопровождении его близких привела к утяжелению и фиксации проблем ребенка и формированию негативного опыта взаимодействия его родителей со специалистами и самим малышом. Во втором случае своевременное компетентное отношение специалистов междисциплинарной команды к актуальным тревогам близких ребенка позволило обеспечить необходимое комплексное систематическое медико-психолого-педагогическое сопровождение ребенка, обучение родителей приемам развития взаимодействия малыша с окружением и их регулярную поддержку как активных участников коррекционно-развивающего процесса. Результат такого подхода подтверждает возможность преодоления тенденций оформления наиболее тяжелых вариантов психического дизонтогенеза к концу раннего возраста ребенка и формирование продуктивного положительного опыта командной работы специалистов ранней помощи с его семьей.

  • 1. Аршатская О.С. Психологическая помощь ребенку раннего возраста при формирующемся синдроме детского аутизма: дис. ... канд. психол. наук. М., 2005. 266 с.
  • 2. Баенская Е.Р. Нарушение аффективного развития ребенка в раннем возрасте как условие формирования детского аутизма: дис. ... докт. психол. наук. М., 2008. 240 с.
  • 3. Баенская Е.Р. Ранняя диагностика и коррекция РАС в русле эмоционально-смыслового подхода // Аутизм и нарушения развития. – 2017. – Т. 15. – № 2. – С. 32–37. doi:10.17759/autdd.2017150203
  • 4. Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Психологическая помощь при ранних нарушениях эмоционального развития. М.: Полиграф сервис. 2001. 156.
  • 5. Башина В.М. Аутизм в детстве. - М.: Медицина, 1999. – 240 с.
  • 6. Беркун А.В. Ранние признаки детского аутизма в период младенчества // Дефектология. 2018. No 4. С. 67–75.
  • 7. Беркун А.В., Баенская Е.Р. Выявление признаков формирования РАС в период младенчества. Обзор диагностического инструментария. Сообщение 1 // Дефектология. – 2021. – No 1. – С. 49–57.
  • 8. Беркун А.В., Баенская Е.Р. Выявление признаков формирования РАС в период младенчества. Обзор диагностического инструментария. Сообщение 2 // Дефектология. – 2021. – No 4. – С. 3–11.
  • 9. Богачева О.И., Иванов М.В., Симашкова Н.В. Психообразовательный подход: предпосылки, модели, работа с родителями детей // Психическое здоровье. – 2021. – № 11. – С. 72-79. – DOI 10.25557/2074-014X.2021.11.72-79.
  • 10. Гусева И.Е. История раннего развития аутичного ребенка (первый год жизни) // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. – 2009. – №2. – С. 73-80.
  • 11. Иванов М.В., Симашкова Н. В., Козловская Г. В., Тяпкова Н. А. Клинико-психологические подходы к профилактике психических расстройств раннего детского возраста // Психиатрия. – 2015. – № 3(67). – С. 22-27.
  • 12. Иванов М.В., Симашкова Н.В., Козловская Г.В. Диагностика нарушений психического развития в раннем детском возрасте (скрининговая методика) // Методологические и прикладные проблемы медицинской (клинической) психологии. Под ред. Н.В. Зверевой, И.Ф. Рощиной. – М., 2018. – С. 212-221.
  • 13. Козловская Г.В., Калинина М.А., Горюнова А.В. Психодиагностический тест «ГНОМ» для определения уровня психического развития детей раннего возраста. 3-е изд., исправл. и доп. – М., 2017.
  • 14. Козловская Г.В., Кремнева Л.Ф., Калинина М.А., Иванов М.В. Теоретические и практические подходы к организации психопрофилактической работы с детским населением первых лет жизни // РМЖ. Мать и дитя. – 2020. – Т. 3. – № 2. – С. 126- 131. – DOI 10.32364/2618-8430-2020-3-2-126-131.
  • 15. Малофеев Н.Н., Никольская О.С., Кукушкина О.И., Гончарова Е.Л. Развитие ранней помощи в образовании детям с ОВЗ и группы риска: основания, ориентиры и ожидаемые результаты / Развитие образования детей с ограниченными возможностями здоровья: 2020-2030 годы // Альманах Института коррекционной педагогики РАО, No36, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-36/the-introduction-of-a-new-level-of-education-for- young-children-at-risk-and-with-disabilities-foundations,-guidelines-and-expected-results (Дата обращения: 20.03.2022)
  • 16. МКБ-11 (Международная классификация болезней 11 пересмотра). Психические и поведенческие расстройства/ Нарушения психического развития / Расстройства аутистического спектра (аутизм). https://icd11.ru/rasstroystva-autist-spektra/. Дата обращения: 26.03.2022.
  • 17. Никольская О.С. Эмоционально-смысловой подход к коррекции расстройств аутистического спектра [Электронный ресурс] // Альманах Института коррекционной педагогики. – 2016. – No26 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-26/emoczionalno-smyislovoj-podx
  • 18. Разенкова Ю.А. Научные исследования Института коррекционной педагогики в области ранней помощи ребенку с ограниченными возможностями здоровья и его семье. Сообщение 1 // Дефектология. – 2015. – No 3. – С. 18–28.
  • 19. Рамсботен, С. Е. Ошибочный диагноз - растраченная жизнь / С. Е. Рамсботен // Земский врач. – 2011. – № 4(8). – С. 33-36.
  • 20. Симашкова Н.В., Иванов М.В., Макушкин Е.В., Шарлай И.А., Клюшник Т.П., Козловская ГВ. Скрининг риска возникновения нарушений психического развития у детей раннего возраста (данные по 9 регионам России в 2017–2019 гг.) // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2020. – 120 (11). – С. 79–86.
  • 21. Скрининговая анкета для родителей по выявлению риска возникновения нарушений психического развития у детей раннего возраста. Сайт ФГБНУ «Научный центр психического здоровья» [Электронный ресурс]. URL: http://www.psychiatry.ru/siteconst/userfiles/fil
  • 22. Смирнова Е.О., Галигузова Л.Н., Ермолова Т.В., Мещерякова С.Ю. Диагностика психического развития детей от рождения до 3 лет: Методическое пособие для практических психологов / 2-е изд. испр. и доп. – СПб., 2005. – 144 с.
  • 23. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders: DSM-5. Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 2013.
  • 24. Zappella M., Einspieler C., Bartl-Pokorny K.D., Krieber M., Coleman M., Bölte S., Marschik P.B. What do home videos tell us about early motor and socio-communicative behaviours in children with autistic features during the second year of life – An explora

Библиография


Беркун А.В., Иванов М.В., Симашкова Н.В. Ранняя диагностика аутистических расстройств у детей первых лет жизни в рамках медико-психолого-педагогического сопровождения: анализ двух случаев из практики. // Альманах Института коррекционной педагогики. Альманах № 48 2022 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-48/early-diagnosis-of-autistic-disorders-in-children-of-the-first-years-of-life-as-part-of-medical,-psychological-and-pedagogical-support-an-analysis-of-two-cases-from-practice (Дата обращения: 01.12.2022)

Статьи выпуска:
©Альманах. ISSN 2312-0304. Все права защищены. Права на материалы охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Альманах
АЛЬМАНАХ

Первое научное издание, специализирующееся на публикации результатов исследований в области коррекционной педагогикии и специальной психологии, не имеющее печатного эквивалента, выпускающееся более 20 лет!

Наш сайт использует cookies (куки). Продолжая им пользоваться, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности