Психологическое сопровождение семьи ребенка, находящегося в отделении реанимации и интенсивной терапии / Альманах №31 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ Института коррекционной педагогики
Альманах №31 "Психологическое сопровождение ребенка с ограниченными возможностями здоровья в педиатрическом стационаре"

Психологическое сопровождение семьи ребенка, находящегося в отделении реанимации и интенсивной терапии

М.С. Ртищева Федеральное государственное автономное учреждение «Научный центр здоровья детей» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГАУ «НЦЗД» МЗ РФ), Москва
С.Б. Лазуренко ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования», Москва

В психологической литературе одной из актуальных тем исследования является изучение стресса и его влияния на жизнь человека. Отдельным направлением является изучение травматического стресса, который возникает как реакция на критическое жизненное событие и отличается крайне негативным воздействием и высокой интенсивностью, непредсказуемостью и значительным снижением возможности управлять и контролировать ситуацию 1. В этом смысле тяжелая жизнеугрожающая болезнь ребенка является тем событием, которое коренным образом воздействует на привычный ход жизни семьи, нарушает ощущение комфорта и безопасности как самого ребенка, так и его родителей. Отдельным испытанием для всех становится перевод ребенка в палату отделения реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) в связи с ухудшением его состояния 2.

До недавнего времени в прессе велась оживленная дискуссия на тему возможности беспрепятственного посещения и постоянного пребывания родителей совместно с ребенком в палатах ОРИТ. В ответ на неоднократные обращения родственников маленьких пациентов в мае 2016 года Министерство здравоохранения РФ выпустило информационно-методическое письмо 3, тем самым еще раз закрепив конституционное право родителей находиться с ребёнком в больнице 4.

Однако остается открытым вопрос о психологической готовности самих родителей находиться рядом с тяжело больным ребенком. Ведь зачастую без соответствующей психологической поддержки родители не могут как самостоятельно справиться со своим эмоциональным напряжением, так и быть опорой для своего ребенка. Интенсивность их собственных переживаний за жизнь и здоровье больного нарушают адаптационные возможности и негативно отражаются на способности эффективно заботиться о нем 5.

Таким образом, основаниями для оказания психологической помощи семье ребенка в ОРИТ являются следующие обстоятельства:

  1. Законодательно закрепленное право родителей на совместное пребывание с ребёнком в палатах ОРИТ.
  2. Тяжесть эмоционального состояния родителей, обусловленная ухудшением состояния ребенка.
  3. Необходимость разработки методической базы, определяющей содержание и направления психологической помощи близким ребенка в реанимации.

С целью определения направлений оказания психологической помощи матерям ребенка, находящегося в ОРИТ, было проведено исследование на базе отделения реанимации и интенсивной терапии ФГАУ НМИЦ здоровья детей Министерства здравоохранения РФ. В нем приняли участие 22 матери детей с тяжелыми жизнеугрожающими заболеваниями (в частности, муковисцидозом, буллезным эпидермолизом, системной красной волчанкой, системной склеродермией, панкреонекрозом и др.), находящихся в ОРИТ в связи с обострением болезни и ухудшением физического состояния. Возраст матерей на момент обследования составил от 25 до 38 лет, возраст детей варьировал от 3 до 17 лет. Все матери получили разъяснение о цели настоящего исследования и дали письменное согласие на участие.

В качестве методов обследования были использованы следующие: анализ медицинской документации, беседа с лечащим врачом, структурированное интервью с матерью, а также включенное наблюдение за ее поведением в отделении и в процессе непосредственного взаимодействия с ребенком. Важно отметить, что использование бланковых методик и опросников не представлялось возможным из-за тяжести психоэмоционального состояния матерей и специфики ситуации пребывания в ОРИТ.

Согласно результатам обследования большинство женщин (18 человек, 81,8 % от общего количества обследованных), совместно пребывающих с ребенком в ОРИТ, имели выраженные эмоциональные трудности. По характеру этих трудностей матери были распределены на 3 группы.

В первую группу вошли 12 матерей (54,5 %) в подавленном эмоциональном состоянии. Для них характерны лабильность эмоциональных реакций и значительно сниженный фон настроения. На поведенческом уровне имели место выраженное снижение активности, замедленность движений и реакций, закрытость от общения. Эмоциональные переживания связаны с ощущением беспомощности и растерянности, невозможностью повлиять на ситуацию. Женщины не всегда могли контролировать свои эмоции, часто и много плакали, жаловались, что не могут успокоиться и отвлечься от негативных мыслей. Оценка происходящих событий в целом отражала понимание объективного состояния ребенка, но восприятие будущего было окрашено в негативные тона. Матери были фиксированы на болезни ребенка. Мысли о необходимости удовлетворении базовых психологических потребностей больного у них не возникало. Наряду с этим они демонстрировали безразличное отношение к собственным физиологическим нуждам: забывали или отказывались принимать пищу, мало и нерегулярно спали, т.е. такие физиологические процессы как питание и сон были изменены. Матери были мотивированные на уход, заботу и психологическую поддержку ребенка, однако не могли быть эффективны в этом в силу собственного эмоционального и физического истощения.

Вторую группу составили матери (6 человек, 27,3 %) в возбужденном эмоциональном состоянии. Их отличала лабильность эмоциональных реакций. Однако фон настроения был преимущественно ровным или приподнятым. В поведении обращали на себя внимание: повышенная (часто хаотичная) двигательная активность, громкий голос при разговоре, чрезмерная общительность и многоречивость. Их переживания были связаны с субъективным желанием восстановления контроля над ситуацией, поиск виновных в происходящих событиях, попытки управлять ситуацией, в том числе контролировать медицинские назначения. Временами они испытывали трудности эмоционально-волевой регуляции, что выражалось в раздражительном тоне, склонности к предъявлению завышенных требований к медицинскому персоналу, конфликтности. Оценка происходящих событий и будущего восстановления здоровья ребенка не всегда соответствовала тяжести его состояния и зачастую отражала чрезмерный оптимизм. Матери как бы «отрицали» болезнь ребенка, были фиксированы на скорейшем выздоровлении и возврате к привычному образу жизни. Женщины также были высоко заинтересованы в помощи ребенку, но в силу общего уровня возбуждения не могли эффективно организовать целенаправленную деятельность.

В третью группу вошли 4 матери (18,2 %) в относительно стабильном психоэмоциональном состоянии. У них наблюдался преимущественно ровный, доброжелательный фон настроения, высокий уровень самоконтроля. Поведение свидетельствовало о понимании текущей ситуации и возможности гибко подстраиваться под нее. Основные усилия и переживания матерей были направлены на поиск внутренних и внешних ресурсов для поддержания собственной устойчивости и помощи ребенку. Оценка ситуации соотносилась с реальным положением вещей, а восприятие будущего отражало надежду на улучшение состояния здоровья ребёнка. Во взаимодействии с ним со стороны матери можно было наблюдать разумное сочетание ухода, выполнения медицинских рекомендаций и удовлетворения других психологических потребностей ребенка (в эмоциональном контакте, внимании, общении).

Таким образом, по результатам обследования матерей было установлено, что психоэмоциональное состояние является основным критерием, определяющим характер взаимоотношений и качество ухода за ребенком в ОРИТ. Именно особенности эмоционального состояния матерей определили содержание и направления психологической помощи семье ребенка на данном этапе лечения.

В качестве направлений психологической работы с матерями 1 группы (с высоким уровнем подавленности) были выбраны:

  • эмоциональная поддержка, повышение уровня эмоционального комфорта;
  • проработка негативных переживаний, концентрация усилий на ситуации «здесь и сейчас»;
  • формирование более эффективных способов совладания со стрессом;
  • помощь в организации деятельности, мотивирование к принятию более активной позиции в лечении;
  • ориентация на удовлетворение собственных физиологических потребностей для поддержания уровня активности в уходе за ребенком.

Было установлено, что для данной группы женщин наиболее эффективной является индивидуальная форма работы. Кратность встреч определялась тяжестью их эмоционального состояния и в среднем составляла 3-4 посещения в неделю.

Задачами психологической помощи матерям 2 группы (с высоким уровнем психоэмоционального возбуждения) выступили:

  • отражение чувств и эмоциональных переживаний, повышение уровня осознанности;
  • стабилизация эмоционального состояния, развитие навыков саморегуляции;
  • формирование более реалистичного видения ситуации;
  • формирование конструктивных способов совладания со стрессом;
  • организация более упорядоченного режима жизни и деятельности.

На первом этапе психологического сопровождения была более эффективна индивидуальная форма работы. По мере стабилизации эмоционального состояния стали возможны групповые занятия, посещение релаксационных сеансов. Кратность встреч также определялась тяжестью эмоционального состояния и в среднем составляла 2-3 посещения в неделю.

В качестве направлений помощи матерям 3 группы (стабильное состояние) были выбраны:

  • мониторинг ситуации, общая эмоциональная поддержка;
  • помощь в сохранении психологических ресурсов.

Первые 2 встречи всегда проходили в индивидуальном формате (для диагностики ситуации), далее использовалась групповая форма работы. Кратность посещений составляла 1-2 встречи в неделю или чаще по запросу.

Результатами оказания психологической помощи матерям с подавленным и возбужденным эмоциональным состоянием стали следующие изменения:

  • улучшение (стабилизация) эмоционального состояния;
  • сохранение личностного потенциала, снижение негативного влияния стрессовой ситуации, профилактика ее отдаленных последствий;
  • предоставление конструктивных образцов поведения в ОРИТ, повышение комплаентности;
  • налаживание конструктивных отношений с персоналом в ОРИТ;
  • повышение родительской компетентности в вопросах ухода, общения и удовлетворения психологических потребностей ребенка с тяжелым жизнеугрожающим заболеванием в период лечения в ОРИТ.
Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Ртищева М.С., Лазуренко С.Б. Психологическое сопровождение семьи ребенка, находящегося в отделении реанимации и интенсивной терапии // Альманах Института коррекционной педагогики. 2017. Альманах №31 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-no-31/the-use-of-video-materials-in-the-formation-of-the-mothers-of-blind-babies-special-communicative-skills (Дата обращения: 25.09.2018)
Список литературы
  1. Буслаева А.С., Венгер А.Л., Лазуренко С.Б. Задачи психологической помощи тяжело больному ребенку и его родителям. // Культурно-историческая психология. 2016. Том. 12, № 1. С. 56–65.
  2. Информационно-методическое письмо Министерства здравоохранения РФ от 30 мая 2016 г. N 15-1/10/1-2853 «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (реанимации)».
  3. Киселева М.Г. Если ребенок болеет. Психологическая помощь тяжелобольным детям и их семьям. М: Генезис, 2016. - 176 с.
  4. Пахомова М.А. Психологическое состояние родителей детей, находящихся в отделении реанимации // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. 2010. Вып. 1. С. 169–175.
  5. Субботина Л.Ю. Психологическая защита и стресс. – Х.: «Гуманитарный центр», 2013. – 300 с.
  6. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Статья 51.
  7. Шац И.К. Психологическое сопровождение тяжелобольного ребенка. СПб.: Речь, 2010. - 192 с.
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.
Статьи выпуска: