Альманах №9
05.09.2005 Дата публикации статьи: 05.09.2005
Альманах №9 · К 80-летию со дня рождения К.С.Лебединской
Альманах №9 · К 80-летию со дня рождения К.С.Лебединской

Клинико-психологический анализ нарушений поведения у подростков (сообщение четвертое)

Лебединская К.С. НИИ Дефектологии АПН РСФСР, Москва

Синдром расторможенности влечений

Данные, представленные в настоящей статье, являются результатом клинико-психологического изучения основных типов подростковых кризов.

В предыдущие годы (1980-1982) была описана структура нарушении поведения по типу психической неустойчивости и повышенной эффективной возбудимости, разграничены их патологические и непатологические варианты, выявлена связь с особенностями протекания периода полового созревания, неврологическими и нейрофизиологическими показателями, а также с особенностями отрицательных средовых влияний.

Было показано, что при психической неустойчивости трудности поведения определяются главным образом наличием признаков эмоционально-волевой незрелости. При повышенной аффективной возбудимости ведущим является гипертрофия свойственной подростковому возрасту взрывчатости, склонность к агрессии у мальчиков, истериоформным проявлениям у девочек.

В настоящей работе рассматривается третья, наиболее тяжелая по своим клиническим проявлениям группа подростков, в нарушениях поведения у которых доминировало расторможение влечений.

Расторможение инстинктов и влечений, как известно, наиболее выраженное в переходные возрастные периоды, особенно подростковый, даже у здоровых детей нередко в определенной мере влияет на поведение.

Л.С. Выготский [1,196с. ], давая структурный анализ подросткового возраста, подчеркивал, что «развитие интересов находится в теснейшей и прямой зависимости от процессов биологического созревания», что «ритм органического созревания определяет ритм в развитии интересов» и, далее, что «интерес появляется на основе развития влечений, а вместе с появлением интереса изменяется и весь характер отношения к среде».

Эти закономерности отчетливо выступают в структуре так называемых подростковых кризов, характеризующихся либо заострением отдельных черт характера, свойственных подростку и ранее, либо появлением специфической дисгармонии характера и поведения. (*Дефектология, 1984, № 4, К.С. Лебединская, М.М. Райская, Г.В. Грибанова, Институт дефектологии АПН СССР)

Проявления ряда влечений, относящихся к психосексуальным, в современной подростковой психиатрии [8,9] также рассматриваются в рамках возрастной нормы и не расцениваются как патология. Например, начало сексуальной жизни до юридического совершеннолетия (т.е. до 18 лет), при наступлении достаточной физической зрелости (регулярные месячные, остановка роста), считается нежелательным с социальной точки зрения, но не патологическим явлением. А.М. Свядощ [12,99с. ] отмечает, что «умеренная мастурбация (онанизм) в юношеском возрасте обычно имеет характер саморегуляции половой функции». Причиной онанизма могут быть индивидуальные конституциональные различия, определяющие возраст и силу пробуждения полового влечения: подростки, рано созревающие физически, раньше начинают половую жизнь.

В то же время неправильное отношение взрослых к этим вопросам нередко вызывает у подростков тяжелые невротические реакции. И. С. Кон [5,137с. ] справедливо утверждает, что, задача состоит не в том, чтобы «уберечь... от сексуальности, — это и невозможно, и не нужно, а в том, чтобы научить управлять этой важной стороной общественной и личной жизни». Поэтому осведомленность относительно современных представлений о психосексуальном развитии детей и подростков чрезвычайно важна для родителей, воспитателей, педагогов, школьных врачей.

Таким образом, определенная дисгармония в созревании сферы влечений свойственна и здоровому подростку. На фоне же различных акцентуаций характера, психопатических черт личности, остаточных явлений органического поражения ЦНС, интенсификации и ранних сроков начала полового метаморфоза, а также ряда отрицательных социальных влияний расторможенность влечений нередко приобретает патологический характер и определяет поведение подростка.

Авторы, изучавшие патологические расстройства влечений в детском возрасте (Г.Е. Сухарева, 1937, 1974; М. С. Певзнер, 1941; К. С. Лебединская, 1958, 1959; Г. П. Пантелеева, 1971; В. В. Ковалев, 1979 и др.), значительную часть из них связывают с различными нарушениями инстинктивной сферы, однако подчеркивают и большую роль в их реализации неблагоприятных средовых условий.

Психопатоподобные формы поведения с расторможением влечений Г. Е. Сухарева [13] относит к числу наиболее частых патологических состояний пубертатного возраста. При более тяжелых проявлениях этой патологии помимо таких влечений, как повышенные сексуальность, прожорливость, агрессивность, характеризующихся большой степенью выраженности, нередко наблюдаются и влечения, отличающиеся перверзностыо (извращенностью). К ним относятся садистичность в виде немотивированной агрессии с жестокостью, удовольствием от причинения боли окружающим, чаще - детям или животным; отсутствие брезгливости с нередким отказом от мытья; проявления пиромании в виде особого стремления к играм с огнем; склонность к бродяжничеству, а также патологическое тяготение к наблюдению и обсуждению различных событий и происшествий отрицательного, чаще жестокого характера (ссоры, драки, дорожные катастрофы, пожары, убийства и т. д.).

Г.Е. Сухарева указывает на постепенность становления неодолимости ряда влечений. Нередко они возникают реактивно, под влиянием неблагоприятной ситуации, как реакции протеста (побеги), имитации (воровство, сексуальные эксцессы и др.) и лишь в дальнейшем закрепляются как привычные акты. В. В. Ковалев [4] подчеркивает, что более сложные, «социализированные» формы нарушений влечений (привычное воровство, склонность к употреблению алкоголя, наркотиков) присоединяются к расстройствам элементарных влечений и инстинктов позже, с возрастом. Возникновению асоциального поведения наряду с патологией влечений в этих случаях способствуют также снижение нравственных установок, утрата интересов к познавательной деятельности, отказ от учебы и работы. А. Е. Личко [8], выделяя понятие делинквентного поведения, под которым подразумевается склонность к проступкам и негрубым правонарушениям (систематические прогулы, уклонение от учебы и работы, мелкое воровство, хулиганство, драки и т. д.), указывает на его связь как с недостатками воспитания, так и с определенными типами аномалий характера, обусловливающими склонность к расторможению влечений. Л.Мишо (1964) обнаруживает «изначальные нарушения характера» у 70 % делинквентных подростков. Наиболее часто делинквентное поведение встречается у неустойчивых личностей (по данным А.Е.Личко - в 75 % наблюдений). При этом типичны два возрастных «пика»: первый - при переходе из IV в V класс, что совпадает с началом пубертатного периода и усложнением школьной программы, и второй - после окончания 8-летнего образования, с переходом к профессиональному обучению.

Одной из частых форм нарушений поведения в возрасте 12-14 лет А.Е. Личко считает употребление опьяняющих доз алкоголя. Н. И. Фелинская [14] среди подростков, состоящих на учете в милиции, диагностирует склонность к алкоголю в 13%, В. Я. Гиндикин [3] - в 25 %. 40 % подростков, состоящих на учете в милиции, начинают употреблять алкоголь в возрасте 11-13 лет, еще 40 % - в 14-15 и лишь 20 % - в 16-17 лет [10]. Среди «трудных» подростков массовых школ алкоголь употребляют 14% [8], хотя сформировавшийся алкоголизм в этом возрасте встречается редко.

Социально-психологические, юридические исследования, направленные на анализ причин алкоголизации подростков, так же как и клинические исследования деликвентного поведения, подтверждая предрасполагающее значение аномалий характера, указывают на ведущую роль неблагоприятных микросоциально-средовых факторов. Среди подростков, госпитализированных в психиатрическую больницу по поводу психопатии и декомпенсации акцентуации характера, злоупотребляли алкоголем 23%, а у 6% уже был диагностирован хронический алкоголизм. При этом предпочтительность к злоупотреблению алкоголем, не достигающему степени алкоголизма, обнаружена у подростков с чертами неустойчивости (45%) и у подростков эпилептоидного склада (35%) [8].

Установление контингентов детей, угрожаемых в отношении декомпенсации поведения в подростковом возрасте по типу расторможения влечений, является важнейшей предпосылкой для целенаправленных психопрофилактических мероприятий и определения путей воспитательной работы, дифференцированной в зависимости от характерологических особенностей аномальной личности. В настоящей работе приведен клинико-психологический анализ группы «трудных» подростков, в нарушениях поведения которых доминировала расторможенность влечений. Всего обследовано 28 человек (12 девочек и 16 мальчиков) в возрасте 14-17 лет.

Обследование проводилось следующими методами: клиническим (психопатологическим, неврологическим, соматическим), параклиническим (ЭЭГ), психологическим.

При психологическом обследовании были применены методики: адаптированный А. Ю. Панасюком вариант методики Д. Векслера, запоминание 10 слов, проба Крепелина, или корректурная проба, «самооценка», «уровень притязаний», тематический апперцепционный характерологический диагностический опросник А. Е. Личко, а также специальный опросник, направленный на анализ уровня личностной зрелости.

По характеру, степени тяжести основного синдрома и его месту в общей клинической картине были выделены две группы подростков.

К первой группе было отнесено 18 подростков (10 мальчиков и 8 девочек), у которых расторможение влечений отличалось патологической неодолимостью и доминировало в нарушениях поведения.

У девочек преобладала повышенная сексуальность. В школе они проявляли интерес к более старшим мальчикам, обращали на себя внимание вызывающим внешним видом (неумеренным применением косметики, вульгарностью одежды, прически и т. д.). Не корригируясь воспитательными беседами, бравировали своей манерой поведения. Нередко они были склонны к фантазированию сексуального содержания (вымыслы о поклонниках, оговоры окружающих в сексуальных притязаниях). Вели себя демонстративно, вызывающе, активно отстаивали свое право на «взрослый» образ жизни, более соответствующий, по их мнению, их физическому развитию («на улице мне дают 18-19 лет»). При раннем половом созревании сексуальное влечение приводило к беспорядочным половым связям. В асоциальных компаниях девочки легко усваивали стиль поведения среды, получали опыт раннего употребления алкоголя.

У части из них отмечались и немотивированные расстройства настроения с резко повышенной раздражительностью, взрывчатостью, иногда угрюмостью, реже плаксивостью. Эти проявления часто сопровождались выраженными реакциями активного протеста, стремлением выйти из-под опеки взрослых. Такие состояния особенно ярко выступали в предменструальном периоде. Конфликты в семье и школе, особенно легко возникающие в эти дни, нередко провоцировали уходы из дома, длительные прогулы. Однако часто имелось и первичное неодолимое стремление к уходам, «тянуло на улицу» в круг лиц противоположного пола, часто более старшего возраста. В ряде случаев неодолимость влечений выступала особенно ярко. В ответ на запрет уйти из дома девочки могли выломать дверь, пытаться выскочить в окно, спрыгнуть с балкона, шантажировали близких суицидальными намерениями. Авторитарный нажим со стороны взрослых (дома и в школе), либо нравоучения, ориентированные на паспортный возраст, а не на опережающие его уровень физической и половой зрелости, еще более усиливали оппозиционную готовность, вызывали бурные конфликты, вспышки ярости с истероидными проявлениями.

У мальчиков в патологии влечений доминировали не повышенная сексуальность, а агрессия, склонность к употреблению алкоголя, воровству.

Поведение этих подростков в школе отличалось не только демонстративностью, вызывающей манерой и напускной бравадой, но и чертами жестокости, нередко с садистическими элементами. Они затевали драки, настраивая детей друг против друга, испытывая удовольствие от крика, плача, страха младших детей, которых они могли исподтишка больно ущипнуть, испугать. Один подросток откровенно заявил: «Бью сильно, пока не заткнется»; другой обжег руку одноклассника раскаленной железкой, «чтобы посмотреть, что будет». Третий, не отрицая жестокого поступка, спокойно утверждал, что его вину доказать нечем: « мы так играли». Родителей и педагогов иногда и вне конфликта они могли довести до слез издевательским тоном.

Еще более трудными для школьного коллектива оказались двое подростков – мальчиков, у которых напряженность влечений, стойкий инертный аффект, постоянная готовность к агрессии выступали на фоне определенных особенностей темперамента: угрюмого, недоброжелательного настроения, злобности, мстительности, недоверчивости, подозрительности, конфликтности. Для этих подростков были типичны и кражи, предметы которых представляли определенную материальную ценность (радиоприемник, проигрыватель). Стремление к употреблению преимущественно крепких спиртных напитков, особенно водки, отмечалось у них не только в компаниях, но и когда они были одни. Легко возникало состояние опьянения, близкое к патологическому: с немотивированной агрессией, возбуждением, последующей амнезией поступков, совершенных в пьяном виде. Вязкость аффекта, напряженность влечений, тугоподвижность мышления позволила предположить у этих подростков наличие эпилептоидных черт характера.

Расторможенность сексуального влечения у мальчиков отмечалась реже, чем у девочек, но в наблюдаемых случаях оно проявлялось рано (14-15 лет), отличалось большой напряженностью, стремлением добиться его реализации даже в условиях школы-интерната.

Расторможение влечений и у мальчиков и у девочек, как правило, сочеталось с выраженной аффективной возбудимостью, гротескными проявлениями пубертатного кризиса, негативизмом, постоянной оппозиционной готовностью по отношению к родным и школе. Для подростков этой группы были типичны формы делинквентного поведения: проявления хулиганства с высокой степенью агрессии, реакции эмансипации, связанные с искаженным пониманием «взрослого» образа жизни, и реакции имитации асоциальных форм поведения.

Как показало экспериментально - психологическое исследование, помимо расторможенных влечений в формировании этого типа нарушений поведения существенную роль играет и фактор недостаточной сформированности возрастных интересов, интеллектуальной направленности, морально-этических установок, наличие социальной запущенности.

Учебная деятельности для этих подростков не представляла интереса и подменялась жизнью влечений. Такая переориентация интересов усугубляла их несостоятельность в учебе, и в тоже время, они оставались беспомощными перед импонирующей им «взрослой» жизнью.

Массивности микросоциально-педагогической запущенности способствовали органическая слабость интеллектуальных предпосылок, нарушения интеллектуальной работоспособности, отсутствие школьных интересов. Экспериментально-психологическое исследование обнаружило невысокую память, недостаточный темп выполнения отдельных действий и интеллектуальной продуктивности в целом, плохую переключаемость. Выявилась недостаточность произвольной организации внимания, оперативности мышления и памяти, нарушение селективности (неумения произвольно в нужный момент воспроизвести материал). У большинства подростков имелись трудности при выполнении заданий на конструктивный праксис. Отмечалось снижение быстроты и точности тонких моторных актов. У значительной части обследованных психологический эксперимент выявил повышенную истощаемость и пресыщаемость.

Методики, направленные на исследование эмоционально-волевой сферы обнаруживали явления аффективной возбудимости. В аффективно окрашенных ситуациях выступали импульсивность и некритичность, нарушения произвольной регуляции поведения, невозможность осознания и правильной оценки событий; разрешение конфликта путем активного протеста, агрессии, драк, ругани и т.д.

По данным исследования мотивационной сферы на первый план выступали влечения, которые практически снимали значимость других направлений мотивации. У мальчиков методика ТАТ подтверждала клинические данные о склонности к повышенной агрессивности, жесткости и обнаруживала скрытую тенденцию к лидерству в ситуациях воровства, алкоголизации. У девочек доминировали сексуальные притязания. Самооценка отличалась неустойчивостью, уровень притязаний чаще был завышен.

В большинстве случаев резко выступала однозначно отрицательное отношение к школе, стремление к самостоятельному образу жизни, бытовой и материальной независимости, нередко – определенная направленность на профессионально-трудовую деятельность. У девочек отчетливо преобладали бытовая ориентация, иметь семью, детей, опекать младших.

Все вышеописанные нарушения поведения у девочек и у мальчиков, как правило, возникали на фоне очень интенсивного и нередко, особенно у девочек раннего полового метаморфоза с явлениями церебрально-эндокринной дисфункции и выраженной вегетативно-сосудистой дистонии. Половое созревание было акселезированным у 13 из 18 подростков, а у 4 проходило с явлениями выраженной интенсификации. Ускорение темпа полового созревания у девочек носило дисгармонический характер: отмечались явления ожирения и гипертрихоза, багровые и розовые струи на груди, боковых поверхностях живота, бедрах, нерегулярность менструаций. Наблюдалась характерная диспластичность телосложения: крупное туловище, относительно короткие массивные конечности.

В неврологическом состоянии более чем у половины подростков были выявлены выраженные симптомы резидуального органического поражения центральной нервной системы, свидетельствующие о заинтересованности верхних отделов ствола головного мозга. Вегетативно-сосудистая дистония выражалась в резких колебаниях артериального давления, большей частью в сторону его повышения, стойких вазомоторных реакций, склонность к вестибулопатии и аллергическим реакциям.

В нарушениях интеллектуальной работоспособности определенную роль играли гипертрофированные проявления так называемой пубертатной астении. Подростки жаловались на головную боль, выраженную усталость, чувство сонливости, отсутствие ощущения бодрости по утрам даже при достаточном количестве часов сна, вялость и низкую работоспособность в первой половине дня, причем отмечали усиление активности и потребность в двигательной нагрузке и физической разрядке к вечеру.

Следует отдельно выделить двух подростков с явлениями ретардации полового созревания, наличием задержки роста и развития вторичных половых признаков. В неврологическом статусе и здесь отмечались явления минимальной мозговой дисфункции, признаки вегетативной дистонии. У этих подростков патология влечений выражалась не в поступках и стремлении реализовать желания, а в фантазиях, фабула которых обнаруживала скрытую агрессию. Они пугали сверстников, а чаще младших детей историями, в которых фигурировали покойники, убийцы и т. д. Рассказывая, они входили в азарт, импровизировали, усиливая устрашающий эффект. Страх, вызванный у детей их рассказами, доставлял им удовольствие. Можно предположить, что агрессивные фантазии являлись неадекватными формами самоутверждения и проявлениями реакций гиперкомпенсации.

У большинства (у 11 из 18 человек) признаки определенной предрасположенности к формированию патологических влечений наблюдались и до подросткового возраста. Рано выявлялись упорные капризы с истериформной окраской, аффективные реакции на наказания с озлобленностью, негативизмом и агрессией; реакции протеста в виде энуреза, энкопреза, побегов. У 5 подростков с первых лет жизни отмечались приступы плача с закатываниями и выраженным сомато-вегетативным компонентом. И в дошкольном возрасте нередко обнаруживались садистические наклонности (стремление мучить животных, исподтишка избивать младших, интерес к играм с огнем, повышенная «сенсорная жажда»). Реже имели место разнообразные проявления повышенной сексуальности: обостренное половое любопытство, высказывания, жесты, рисунки сексуального содержания, принуждение к обнажению детей (младшего возраста), повышенный интерес к мочеиспусканию и дефекации, стремление прижаться, обнять, поцеловать, дотронуться до разных частей тела детей и взрослых.

Диагностически в этой группе у 10 подростков речь шла о декомпенсации резидуальной церебральной недостаточности, у 8 - о психопатии органического [6] и эпилептоидного [2] круга.

В связи с негативистическим отношением к обследованию ЭЭГ- исследования были проделаны лишь у 5 подростков. В 3 из них наблюдений отмечалась недостаточность верхнестволовых отделов мозга. В 2 других наблюдениях имелась эпилептическая активность, что коррелировало с клиническими проявлениями эпилептоидной психопатии.

Неблагоприятные средовые условия, существующие нередко с раннего детства, отмечались в половине наблюдений: преобладали асоциальные формы жизни родителей и сибсов (алкоголизм, сексуальная распущенность, воровство, тунеядство) средовые условия в этой группе являлись, очевидно весьма значимым фактором, способствующим выявлению биологической неполноценности и реализации предрасположенности к патологии влечений.

Описанный вариант нарушений поведения с доминированием грубой патологии влечений является наиболее тяжелым для адаптации в школьном коллективе и прогностически наименее благоприятным.

Эти подростки требуют массивной медикаментозной терапии, нередко в условиях стационара. Наличие повышенных и напряженных влечений, явлений глубокой педагогической запущенности часто делают их пребывание в школе по существу лишь формальным. Основным социально-педагогическим мероприятием в этих случаях является раннее трудоустройство.

Ко второй группе нами отнесено 10 подростков (6 мальчиков и 4 девочки), у которых влечения выступали на фоне явлений психической неустойчивости. У этих подростков влечения не имели характера неодолимости. Большей частью они отражали склонность к реакциям имитации и были связаны с повышенной внушаемостью.

Элементы расторможения влечений отмечены у 8 подростков с патологическим уровнем психической неустойчивости.

Особенности сексуального поведения у девочек: рассуждения на эротические темы, влюбленность в учеников, старших по возрасту, своего и другого пола, самооговоры в ранних половых связях, - являются для них по существу одним из источников развлечений и ярких ощущений, отражающих не физиологически повышенные влечения, а их расторможенность в связи с личностной незрелостью, склонностью к подражанию, отсутствием волевого противовеса и контроля. Имеют место и истероидные черты характера: стремление быть на первом плане, склонность к вымыслам, бездумность, интеллектуальная поверхность, отсутствие стойких эмоциональных привязанностей.

Эмоциональную незрелость отражает и воровство. Объектами краж неустойчивых девочек-подростков являются предметы украшений, косметики, блестящие яркие вещи; для мальчиков - бутылки вина в ларьках и магазинах самообслуживания, значки, карманные деньги товарищей, которые тратятся на приобретение спиртных напитков, распиваемых в уличных асоциальных компаниях.

Желание легких развлечений, поднятие настроения, попытка самоутверждения незрелой личности - таковы мотивы алкоголизации неустойчивого подростка. В этих же асоциальных компаниях подростки бродяжничают, бездумно совершают мелкие кражи. Следует подчеркнуть, что эти подростки особенно подвержены отрицательным воздействиям среды, что определяет их низкие адаптивные возможности, и при отсутствии своевременной коррекции - плохой социальный прогноз (алкоголизация, бродяжничество, воровство, суицидальные действия демонстративного характера и т. д.). Именно поэтому Г. Е. Сухарева специфическим фактором, обусловливающим окончательную кристаллизацию аномальной личности по типу психической неустойчивости, считает неблагоприятную среду, отсутствие надзора и правильного воспитания. П. Б. Ганнушкин [2,50с. ], описывая ту же группу у взрослых, подчеркивал, что «только в условиях постоянной опеки организованной среды» возможно их благополучное существование. В подростковом возрасте дисгармоничность полового созревания, личностная инфантильность в условиях безнадзорности делают неустойчивых подростков беспомощными перед неблагоприятными условиями окружения, толкают их в асоциальную среду с ее соблазнами и отрицательными примерами. Наличие расторможения влечений у подростков этой группы скорее результат асинхронии развития, обусловленной диссоциацией между повышенной инфантильной внушаемостью неустойчивого подростка и склонностью к имитации асоциальных форм «взрослого образа жизни».

** О клинических критериях разграничения непатологических и патологических форм нарушения поведения см.: Дефектология, 1980, № 2.

Экспериментально-психологическое обследование подтверждает данные об органической незрелости интеллектуальной деятельности. Обращают на себя внимание невысокий уровень обобщения, недостаточная способность к аналитико-синтетической деятельности, недоразвитие произвольной организации психических функций, задержка в формировании функций целеполагания, прогнозирования, планирования. Характерны легкая пресыщаемость и отвлекаемость. Личностная незрелость проявляется в преобладании игровых интересов, невыраженности реакций на неуспех при гипертрофированности реакций на успех, в сочетании завышенной самооценки с низким уровнем приемости на легкость усвоения асоциальных установок в целом и на формирование расторможенности влечений. Методика ТАТ показывает, что эпизоды воровства, употребление алкоголя и наркотиков, склонность к побегам и бродяжничеству базируются сначала на игровых ситуациях с имитацией внешнего образа жизни взрослых («игра во взрослого»), а позже приобретают характер более стабильных образований, напоминающих первично обусловленные влечения.

В физическом облике этих подростков, так же как и в психическом, преобладают черты незрелости: ретардация роста и полового созревания, детскость пропорций телосложения.

Данные неврологического статуса, обнаруживающие признаки минимальной мозговой дисфункции, а также результаты психологического исследования, констатирующие органическую недостаточность познавательной деятельности в 3 наблюдениях, позволили предположить связь синдрома психической неустойчивости с резидуальной органической недостаточностью нервной системы. В 4 наблюдениях можно было предположить наличие психопатий типа неустойчивых, а в 3 – патологическое формирование личности неустойчивого типа в связи с неблагоприятными условиями воспитания.

При коррекции поведения подростков этой группы, помимо медикаментозной терапии, снижающей аффективную возбудимость и напряженность влечений (препараты фенатиазинового ряда, нейлептил и др.), реально использовать ряд свойственных этим личностям психических черт: их способность к выдумкам, фантазиям, интерес к театру, рисованию. Жажда признания может быть использована в социально приемлемых ситуациях, где такой подросток получает публичное поощрение.

Раннее выявление таких подростков имеет важное прогностическое и профилактическое значение для предупреждения формирования более сложных форм асоциального поведения.

  • 1. Выготский Л.С. Педология подростка. - М.: Учпедгиз, 1929.
  • 2. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. - М.: Кооперативное изд-во «Север», 1933.
  • 3. Гиндикин В.Я. Социально-психиатрическая характеристика «трудных» подростков. - В кн.: Дети с отклонениями в поведении. М., 1968.
  • 4. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста.- М.: Медицина, 1979.
  • 5. Кон И.С. Психология юношеского возраста.- М.: Просвещение, 1979.
  • 6. Кулаков В.С. Органические психопатии в период пубертатного криза и их отграничение от непатологических девиаций личности: Автореф. канд. дис. - М., 1977.
  • 7. Лебединская К.С. Психические нарушения у детей с патологией темпа полового созревания.- М.: Медицина, 1969.
  • 8. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1977.
  • 9. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. - Л.: Медицина, 1979.
  • 10. Личко А.Е., Рубина Л.П. Организационные формы реабилитационной работы с подростками, страдающими психическими заболеваниями. - В кн.: IV Международный симпозиум по реабилитации психически больных. Л., 1974.
  • 11. Певзнер М.С. Клиника психопатий в детском возрасте. - М.: Учпедгиз, 1941.
  • 12. Свядощ А.М. Женская сексопатология. - М.: Медицина, 1974.
  • 13. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. - М.: Медицина, 1959.

Библиография


Лебединская К.С. Клинико-психологический анализ нарушений поведения у подростков (сообщение четвертое). // Альманах Института коррекционной педагогики. Альманах №9 2005 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-9/kliniko-psihologicheskij-analiz-narushenij-povedenija-91 (Дата обращения: 20.07.2024)

Статьи выпуска:
©Альманах. ISSN 2312-0304. Все права защищены. Права на материалы охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Альманах
АЛЬМАНАХ

Первое научное издание, специализирующееся на публикации результатов исследований в области коррекционной педагогики и специальной психологии, не имеющее печатного эквивалента, выпускающееся более 20 лет!

Наш сайт использует cookies (куки). Продолжая им пользоваться, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности