Памяти Валентины Яковлевны Стаценко. Чтобы помнили… / Альманах № 39 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ института коррекционной педагогики
Альманах № 39 "Развитие культурно-исторической традиции в специальной психологии и коррекционной педагогике"

Памяти Валентины Яковлевны Стаценко. Чтобы помнили…

Т.К. Королевская сурдопедагог, лауреат премии Правительства РФ в области образования, Москва

«Чтобы помнили…» - так называлась популярная телепередача, которую вел ее автор – поэт, актер и режиссер Леонид Филатов. Посвящена она была артистам, уже ушедшим из жизни. Примечательно, что автор чаще рассказывал нам об актерах, не очень популярных, а о тех, чье даже короткое появление на экране становилось украшением фильма.

В нашей незаметной педагогической профессии тоже есть герои, достойные того, чтобы о них помнили.

Героиня нашей статьи – Валентина Яковлевна Стаценко, учитель-сурдопедагог, недавно ушедшая от нас. О людях, всю свою жизнь проработавших в школе, часто говорят «обычный учитель». Сказать так про Валентину Яковлевну совершенно невозможно. Она, конечно, была предана своему делу, своим ученикам, своей школе. В ее трудовой книжке всего две записи: сурдопедагог в детском саду № 761 Киевского РОНО и учитель в школе-интернате № 101 для глухих детей. Однако от первого и до последнего своего трудового дня работа была для Валентины Яковлевны творчеством.

Ее судьба в который раз доказывает, что классическое единство времени и места действия позволяет герою, чувствующему веяния времени, победить обстоятельства.

Посмотрим на жизнь Валентины Яковлевны Стаценко под этим углом зрения.

Свой творческий путь Валентина Яковлевна начинает в 1958 году, в котором она с отличием заканчивает дефектологический факультет МГПИ им. В.И. Ленина (сейчас – МГПУ). И здесь при вхождении в педагогическую деятельность происходит судьбоносная встреча выпускницы института с выдающимся сурдопедагогом Брониславой Давывовной Корсунской, которая предлагает ей стать педагогом одной из первых экспериментальных групп для глухих дошкольников.

Это было особое время в развитии сурдопедагогики. Остановимся на нем чуть подробнее, чтобы понять и прочувствовать ту творческую атмосферу, в которую с первых своих шагов попадает Валентина Яковлевна.

В России со второй половины XIX века обучение глухих детей традиционно связывалось с устной речью. В основе обучения лежал «чистый устный метод», т.е. дети воспринимали новое слово с губ, а затем, овладев необходимыми звуками, произносили его. Слова для занятий отбирались по фонетическому признаку: чтобы легко читались с губ и были доступны в произношении. Цель обучения состояла в накоплении словарного запаса.

Также строилось и дошкольное воспитание, и обучение, начатое в России в 1900 г. Н.А. Рау и Ф.А. Рау и продолженное их дочерью Е.Ф. Рау.

Бронислава Давыдовна Корсунская предлагает принципиально новую систему обучения.

К середине 50-ых годов теоретически система была выстроена. Она основывалась на положениях великого психолога Л.С. Выготского о том, что «воспитывать надо не глухого ребенка, но ребенка прежде всего», что «решает судьбу личности не дефект сам по себе, а его социальные последствия». Именно это побудило Брониславу Давыдовну критически отнестись к общепринятым в то время приемам обучения, выступить против системы, сложившейся в теории и на практике и предложить свою. «Целью обучения неслышащего дошкольника является формирование и развитие его личности. Организация жизни и деятельности детей не должна подчиняться обучению речи. Обучение языку, отбор речевого материала должен быть обусловлен интересами детей, их повседневной деятельностью, потребностью в общении, впечатлениями окружающей жизни», – писала Бронислава Давыдовна (1956, сборник АПН «Известия» № 77). В качестве вспомогательного средства, позволяющего таким образом строить систему обучения речи, была предложена дактилология, которая ранее никогда не использовалась в коррекционной работе с дошкольниками и к которой резко негативно относились и специалисты, и родители детей. Нужно было доказать на практике результативность предложенной системы обучения глухих дошкольников. Сделать это могли только педагоги-практики. Валентина Яковлевна Стаценко стала одним из ярчайших их представителей. Она полностью разделяла взгляды своего учителя, (которые впоследствии пронесла через всю свою педагогическую деятельность), и блестяще реализовывала их на практике.

В трудовой книжке Валентины Яковлевны появляется первая запись: сурдопедагог в детском саду № 761 Киевского РОНО.

картинка

Воспитателем в эту группу была приглашена студентка МГПИ им. В.И. Ленина Люция Константиновна Станкевич.

картинка

Так образовалась команда, на одном дыхании прошедшая вместе очень долгий путь: детский сад, школа, выпуск из школы, поддержка на первоначальном этапе вступления в самостоятельную жизнь.

Творческая работа с глухими дошкольниками была успешной и не только в области развития детей, формирования у них словесной речи, но и в овладении ими произносительной ее стороной. Выдающийся ученый сурдопедагог Ф.Ф. Рау в книге «Устная речь глухих» писал: «одним из существенных показателей состояния произношения является качество воспроизведения детьми фонематического состава слов. Наилучшие результаты были достигнуты воспитанниками детского сада № 761 Киевского района Москвы (педагог В. Я. Стаценко), поступившими в школу № 101 (для глухих детей) в 1963 г.».

Через 30 лет, вспоминая своего Учителя, Валентина Яковлевна отмечала: «На первое место Бронислава Давыдовна всегда ставила воспитание. Мы долго этого не понимали. Причем здесь воспитание? Мы должны учить, развивать. «Учить нужно, – говорила Бронислава Давыдовна – мы и учим. Но впереди у них жизнь в мире слышащих людей. Это непросто быть глухим в мире слышащих. Одних знаний тут недостаточно. Если они будут нравственными людьми, если будут добры, справедливы, честны, им будет легче жить, потому что это нормы общечеловеческие. И их нужно воспитывать. И именно мы должны это делать».

Бронислава Давыдовна следила, как мы ведем себя с детьми, не выносила, когда на них кричали. «Понимаете, они не слышат! Не слышат вашей интонации, волнения. Они видят только ваше злое лицо, и ничего хорошего от этого быть не может. Нужно делать замечания, ругать за проступки, но лицо при этом не должно быть злым. Ребенок должен видеть, что вы расстроены, огорчены».

Сейчас появляются новые системы обучения неслышащих дошкольников, более современные, более технически оснащенные, но система Брониславы Давыдовны в другой шкале оценок. В ней есть ощутимая глубина и удивительная гармония средств, требований, цели. И даже личности педагога. Работа требовала от нас таких душевных качеств, что мы как бы неизбежно должны были стать лучше. Поэтому более уместным мне кажется слово Учение. Система – это отлаженный механизм. Овладеваешь им и пользуешься. Здесь другое. Учение формирует твое мировоззрение, отношение к делу, к детям, твое понимание того, с чем ты столкнулась. Оно дает направление, толчок, а дальше ты включаешься сама, ищешь – придумываешь и в поисках ориентируешься на главное. А главным было воспитывать и развивать» *.

Так в самом начале творческого пути Валентины Яковлевны совпали Специалист и Время – шестидесятые.

Валентина Яковлевна была любимой ученицей Брониславы Давыдовны и, естественно, что она хотела, чтобы такой специалист остался в дошкольной сурдопедагогике. Но Валентина Яковлевна не смогла расстаться с детьми и вместе с ними перешла на учительскую работу в школу. С Брониславой Давыдовной Корсунской у Валентины Яковлевны на всю жизнь сохранились самые близкие отношения, не только личные, но и творческие.

картинка

В трудовой книжке Валентины Яковлевны появляется вторая запись – школа-интернат № 101 для глухих детей.

Известно, что обучение глухих детей, особенно в первом классе начальной школы, опирается на события их жизни. Заметные события зарисовываются, обсуждаются, а затем описываются. Необходимо установить взаимосвязь между впечатлениями новыми и уже «отработанными», каждому из новых событий должно быть найдено определенное место в пазле «картина мира». Только таким образом можно дать ребенку возможность осознанного взаимодействия с окружающим миром, хотя это звучит несколько высокопарно, особенно относительно начальных этапов обучения.

Бесценно то, что, используя такой путь, мы получаем возможность обучать детей речи (как письменной, так и устной). Важно соблюдать принцип: в процесс обучения не должно включаться ничего случайного или формального. Как это выглядит на практике, мы можем увидеть в сохранившихся, к счастью, материалах Валентины Яковлевны.

Вот первый текст в альбоме «Мы – октябрята».

картинка

Текст написан рукой учителя (ученикам первого класса трудно было бы сделать это так аккуратно и красиво). Но можно не сомневаться в том, что ребята, при едва заметном руководстве педагога, коллективно работали над рассказом, а на заключительном этапе учитель создал образец каллиграфии.

После «вступительной части» каждый ученик на отдельном листе альбома разместил свои фотографии и короткую реплику, написанную теперь собственной рукой, например,

картинка

А вот другая страница:

картинка

Обратим внимание читателя на то, что даже эти короткие тексты иллюстрируют прекрасные отношения между учениками. Если бы это было не так, Шурик постарался бы забыть, что его называли Колобком, а Алена (в страхе, что ее будут называть, например, «дылдой», не объявляла бы, с гордостью, что она «самая высокая девочка в классе».

картинка

Страница Валерика демонстрирует: мальчик знает, что лучше не употреблять в речи штампы, но пока путает словосочетания «ученик первого класса» и «учусь в первом классе» (учителя называют такие ошибки «умными)». Ничего, впереди много времени, чтобы разобраться с этим.

В этом же альбоме в качестве нового обобщения появляется коллективный рассказ, записанный чителем:

картинка

В альбоме перечислены также основные правила октябрят и фотографии, их иллюстрирующие.

картинка

Вот так, простым и понятным детям языком подведены итоги коллективного, скрупулезного труда.

Для облегчения процесса письма в конце начальной школы ребята научились печатать на машинке слепым методом. Учитель труда придумал и изготовил щитки, которые закрывали клавиатуру, и довольно скоро появилось «печатное» издание – альбом «Наши рассказы».

картинка

картинка

картинка

картинка

В начале эксперимента детей снимали в научно-популярном фильме «Мы будем говорить». Обещание выполнено – глухие дети заговорили. История обучения детей с врожденной глухотой знает примеры хорошо выученных и владеющих речью глухих. Следует сказать, что зачастую это были позднооглохшие дети, либо дети, имеющие неплохие остатки слуха. Определяющим был тот факт, что обучение в этих случаях было индивидуальным. Валентина Яковлевна работала с детьми, большинство которых страдало врожденной глухотой, или имело глухоту наследственную, и начато это обучение было достаточно поздно – с 3-х лет, а не с первых месяцев жизни.

Об этом классе было много написано, сняты прекрасные фильмы, один из которых – «Слова», был курсовой работой режиссера Михаила Богина. Стремление неслышащих детей и их учителя победить жестокую судьбу так взволновала художника, что позже он снял фильм «Двое», получивший широкую известность и мировые призы.

картинка

Когда ученики Валентины Яковлевны учились в школе, в стране был начат новый эксперимент. Как обычно: сначала появилась идея, были теоретически разработаны подходы, после чего педагоги начали экспериментальную апробацию, в которую школа № 101 включилась чуть позже школы НИИД, которую курировал научно исследовательский институт дефектологии академии педагогических наук СССР (директором школы тогда был Чавушьян М.Д.).

Теперь поиски новых подходов и методов обучения глухих детей были связаны с желанием сократить сроки обучения ребят в школе. Некоторые из этих попыток были очень успешны: в школе НИИД несколько классов за 12 лет обучения получили полное среднее образование. Но в этот эксперимент класс Валентины Яковлевны не попал по времени. Ее питомцы закончили школу в 1974 году. За 11 лет обучения они овладели программой 9-ти классов средней школы (вместо 12-13 лет), а дальше каждый из них выбрал свой путь. Лена Нечаева – в прошлом вожатая октябрятской звездочки – была принята в школу № 30 для слабослышащих детей, директором которой был известный в сурдопедагогических кругах Карп Авдеевич Микаэльян. Канун взрослой жизни у большинства школьников связан с порой метаний, сомнений, и т. п. Прошли через это ученики и Валентины Яковлевны, конечно, степень и амплитуда переживаний были различными. С разрешения автора предлагаем прочитать цитаты из писем, которые посылала Лена своей любимой учительнице и другу:

«…Я заметила, что каждый человек хочет только того, чтобы к нему относились по-человечески, чтобы он сознавал, что кому-то он нужен… Правда? Вы со мной согласны?
<…>
Через 2 дня мне 20 лет. Старуха, а ничего еще не сделала…
<…>
Равнодушие и эгоизм – это худшее на свете. Это я понимаю. Что же делать?!
Скажете, опять зацепила меня «онегинская хандра», опять занимаюсь самокопанием…»
Из современных поэтесс больше всего люблю болгарку Л. Стефанову:
«И поблажек себе просила,
И шаталась в жизненной борьбе,
И не смела с беспощадной силой
Дать затрещину себе».
<…>
Настоящее удовлетворение дает учеба. Математика – моя страсть! Карп наконец-то признал меня. Уф!».
Маркс сказал, что счастлив тот человек, который сделал счастливыми наибольшее число людей. Как это сделать? Поступить в медицинский и лечить больных?
Напишите все, что вы думаете обо мне…».

Получив полное среднее образование в 30-ой школе, Лена Нечаева (Сильянова) закончила МГТУ им. Н.Э. Баумана. Проработала 12 лет инженером на заводе, затем была заведующей клубом при ВоГ – Всероссийской организации глухих: «После этого Г.Л. Зайцева пригласила меня в билингвистическую гимназию при школе № 65 на должность учителя математики. Там я осталась на 25 лет. Сейчас на пенсии».

Члены второй октябрятской звездочки во главе с вожатым Витей Стадником уверенно поступили и закончили Московский техникум механизации и учета.

Трудно было бы ожидать, что Валентина Яковлевна с новым классом будет работать на «такой же ноте». К счастью, сама жизнь помогла ей и на этом этапе не «ходить» на работу, а продолжать творить.

В это время начался эксперимент по совершенствованию устной речи глухих школьников: по развитию у них слухового восприятия и на его основе формирование произносительной стороны речи (руководители эксперимента Е.П. Кузьмичева и Н.Ф. Слезина). Вновь и вновь ученые изыскивали возможность опереться в развитии речи и в восприятии окружающего мира на остаточный слух глухих. И всё повторяется: оформляется идея, разрабатываются теоретические основы, организуется широкий педагогический эксперимент. С первых дней его осуществления в рядах педагогов-экспериментаторов Валентина Яковлевна Стаценко, которая становится его руководителем в 101-ой школе (в школе НИИ дефектологии АПН СССР – И.Ф. Федосова, С.А. Рогач). Валентина Яковлевна становится заведующей слуховым кабинетом школы.

Многое было сделано для повышения профессионального уровня учителей, работающих в школе № 101, а также приезжающих со всех концов страны: обсуждение вопросов, волнующих педагогов, практическая работа со школьниками. Большую помощь учителям в ежедневной работе оказывали разработанные Валентиной Яковлевной «Примерные речевые зарядки для 1-го, 2-го и 3-го классов». Организация праздников, конкурсов речевых выступлений школьников, обучение и помощь молодым учителям, – во всем этом Валентина Яковлевна была главным действующим лицом.

Результатом вдумчивой и творческой работы было участие В.Я. Стаценко в разработке первых учебников, поддерживающих развитие остаточного слуха школьников.

Менялось время, появлялись новые идеи, подходы к обучению и воспитанию глухих детей, и всё это становилось основой профессиональной деятельности удивительного человека и педагога – Валентины Яковлевны Стаценко.

После 51-го года педагогической работы в трудовой книжке Валентины Яковлевны появилась третья и последняя запись: «уволена в связи с выходом на пенсию».

В роли пенсионера Валентина Яковлевна прожила десять лет. В последний путь ее провожали родные, друзья и, конечно же, ученики. Каждый из нас был уверен, что перестало биться сердце, отданное детям.

картинка

Публикации и награды В.Я. Стаценко:

1967 год – доклад на V конгрессе Всемирной Федерации глухих.
Грамота Мосгороно – 1967 год.
Пособие для учителя «Развитие слухового восприятия глухих учащихся 3-го класса» (в соавторстве). – Москва, Просвещение, 1992.
Пособие для учителя «Развитие слухового восприятия глухих учащихся 4-го класса» (в соавторстве). – Москва, Экзамен, 2005.
Диплом АПН СССР – 1982 год.
Грамота Минпроса РСФСР – 1977 год.
Медаль «Ветеран труда» – 1988 год.
Медаль «В память 800-летия Москвы».
Грамота РУНО – 1990 год.
Благодарности и грамоты от школы: 1967, 1970, 1978, 1988, 1990, 2003, 2009 гг.

Печать
Библиография
Распечатать фрагмент
Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями
Королевская Т.К. Памяти Валентины Яковлевны Стаценко. Чтобы помнили… // Альманах Института коррекционной педагогики. 2020. Альманах № 39 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-39/the-memory-of-valentina-yakovlevna-statsenko-to-remember (Дата обращения: 08.04.2020)
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.