Актуальные вопросы кохлеарной имплантации детей с бисенсорными нарушениями / Альманах № 45 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ института коррекционной педагогики
Альманах № 45 "30 лет кохлеарной имплантации в России"

Актуальные вопросы кохлеарной имплантации детей с бисенсорными нарушениями

Е.Л. Гончарова Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина, Санкт-Петербург
О.И. Кукушкина Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина, Санкт-Петербург

Введение

В настоящее время число имплантированных детей с бисенсорными нарушениями еще не так велико. Практики пробуют работать с ними, используя уже известные и устоявшиеся в сурдопедагогике и логопедии методы и приемы коррекции нарушений слуха и речи. Достижением при этом нередко считается появление у имплантированного ребенка устойчивых реакций на неречевые звучания, что конечно облегчает его ориентировку в пространстве, но не меняет качество жизни и его образовательный маршрут. Также известны случаи, когда после имплантации взрослые так и не обнаруживают заметных изменений в слуховом восприятии, поведении и развитии ребенка. Единичные примеры более успешного использования КИ также известны, но не меняют общей картины. Требуется осмысление сложившейся ситуации и ее разрешения, поскольку понятно, что КИ может открыть ребенку с бисенсорными нарушениями иные перспективы дальнейшего развития.

К наиболее актуальным и часто задаваемым практиками и родителями вопросам можно отнести следующие:

  • всем ли детям с бисенсорными нарушениями рекомендуется кохлеарная имплантация;
  • каковы риски возможных осложнений;
  • на какой результат в развитии ребенка можно рассчитывать и при каких условиях;
  • как изменится жизнь ребенка и его семьи после имплантации и др.

Попробуем ответить на эти вопросы, обратившись к самым важным урокам истории реабилитации детей с КИ без дополнительных нарушений.

Урок 1. Правила отбора кандидатов на кохлеарную имплантацию нельзя игнорировать

Кохлеарная имплантация показана, как известно, детям с двусторонней сенсоневральной глухотой или тугоухостью в тех случаях, когда протезирование при помощи слуховых аппаратов оказывается недостаточно эффективным. Однако требуется проверить, нет ли у ребенка медицинских противопоказаний к проведению КИ. С этой целью проводятся отиатрический осмотр и полное клинико-аудиологическое обследование, включающее: исследование различных классов слуховых вызванных потенциалов и отоакустической эмиссии; акустическую импедансометрию, тональную пороговую и речевую аудиометрию; в свободном звуковом поле проводится аудиометрия, для малышей - с визуальным подкреплением. Обязательным является проведение радиологического обследования пациента: компьютерная томография височных костей, а при необходимости - магнитно-резонансная томография височных костей с целью выявления особенностей их анатомического строения. Для определения эффективности проведенного до операции слухопротезирования проверяется способность ребенка воспринимать речь на слух в индивидуальных слуховых аппаратах. При отборе кандидатов на операцию также рекомендуются консультации специалистов педиатров, генетиков, неврологов, отоневрологов и др. Медицина постоянно совершенствуется в понимании рисков кохлеарной имплантации, подходов к их выявлению и преодолению, поэтому при выборе процедур медицинского обследования родителям следует ориентироваться на актуальную информацию.

Обязательно предварительное сурдопедагогическое и психологическое обследование ребенка, а также оценка понимания родителями прогнозов и рисков операции, особенностей постоперационной психолого-педагогической реабилитации и необходимости участия в ней семьи.

На основании анализа всей совокупности данных, полученных в ходе предварительных исследований, оцениваются риски и перспективы кохлеарной имплантации для ребенка, и только тогда принимается решение о ее проведении[8,11].

Соблюдать эти правила особенно важно, когда решение о кохлеарной имплантации принимается в отношении детей с бисенсорными и другими множественными нарушениями. Практика показывает, что необоснованные и недостаточно подготовленные решения о кохлеарной имплантации в таких случаях оборачиваются серьезными проблемами медицинского и педагогического характера. Дело в том, что многие дети наряду с нарушениями зрения и слуха имеют нарушения центральной и периферической нервной системы, и вследствие операционного вмешательства и применения наркоза осложнения в этой сфере возможны, что существенно снижает, а в ряде случаев и обесценивает результаты кохлеарной имплантации.

Нужно пройти с ребенком с бисенсорными нарушениями все рекомендуемые обследования и быть уверенным, что у него нет медицинских противопоказаний к проведению КИ.

Урок 2. Психолого-педагогическая постоперационная реабилитация семьи и ребенка – неотъемлемый компонент кохлеарной имплантации

В истории кохлеарной имплантации было время, когда этот тезис не казался столь очевидным, как сегодня.

Сурдопедагогике хорошо известно, что с появлением каждого нового технического устройства возникали надежды на то, что открывающиеся возможности техники окажутся сами по себе достаточными для преодоления глухоты – все надеялись на желанное превращение глухого человека в слышащего. Однако анализ истории помощи людям с нарушенным слухом показывает, что развитие техники, технологий и медицины всегда создавало лишь предпосылки к улучшению качества их жизни, определяющими же были достижения в обучении и воспитании [2,6,7,9,23 и др.].

Аналогично обстоит дело и с КИ. Кохлеарная имплантация стала переворотом в преодолении первичного, по терминологии Л.С. Выготского, нарушения слуха, потому что имплантация не смягчает, а почти полностью исключает первичное нарушение – глухой до операции ребенок выходит из нее способным воспринимать шепот на расстоянии нескольких метров, т.е. практически слышащим. Однако способность высокотехнологичной медицины изменить слуховой статус ребенка не означает, что сурдопедагогика больше не нужна и реабилитация не требуется.

Многолетняя история внедрения метода кохлеарной имплантации в разных странах мира и в России доказала, что без психолого-педагогической помощи после операции и подключения процессора кохлеарная имплантация оказывается недостаточно эффективной [5,8,11,17,21,2427]. Психолого-педагогическая реабилитация необходима ребенку с КИ и его семье, чтобы перестроить те особые способы взаимодействия с миром, которые укоренились в поведении ребенка в период глухоты и не исчезают сами собой после кохлеарной имплантации и подключения речевого процессора [5,15].

Реабилитация тем более необходима проимплантированному ребенку с бисенсорными нарушениями. Ее значение возрастает в сравнении с глухим ребенком потому, что при бисенсорных нарушениях еще более укорененными и обедненными являются способы взаимодействия с окружающим миром, сложившиеся в период глухоты, осложненной нарушением зрения [4,22].

Урок 3. Выбор метода реабилитации определяет путь дальнейшего развития и образования ребенка и качество жизни семьи

Врачи рассматривают КИ как метод реабилитации инвалида по слуху, что справедливо, и именно так используют этот термин в медицинском контексте. Когда сурдопедагоги говорят о реабилитации ребенка с КИ, они имеют ввиду, прежде всего, этап постоперационной психолого-педагогической реабилитации семьи и ребенка. Именно в этом контексте мы ведем речь о реабилитации детей с бисенсорными нарушениями.

В сурдопедагогике разработаны два метода реабилитации детей, перенесших операцию кохлеарной имплантации.

Метод, получивший название «слухоречевой реабилитации», ориентирован на развитие и коррекцию недостатков слуха и речи. Для реализации этой установки авторы предлагают широкий спектр западных и отечественных методик развития слухового восприятия и речи, разработанных для глухих и слабослышащих детей [8,16].

В то время как на практике начала использоваться слухоречевая реабилитация, «Российский научно-практический центр аудиологии и слухопротезирования» и «Институт коррекционной педагогики РАО» развернули совместные междисциплинарные исследования. В результате более чем двух десятилетий теоретико-экспериментальных исследований медиков, сурдопсихологов и сурдопедагогов была предложена реабилитация нового типа, предлагающая отказ от традиционной коррекции нарушений слуха и речи и переход к «запуску» развития слухового восприятия и спонтанного освоения речи ребенком с КИ, характерного для слышащего ребенка раннего возраста. Созданный метод предполагает также отказ от занятий только с ребенком (в присутствии родителей) и переход к реабилитационным занятиям, в которых одновременно участвует и семья, и ребенок с КИ. Субъект реабилитации становится коллективным, а ее смысл заключается в перестройке способов взаимодействия семьи со своим ребенком после операции, перевод их взаимодействия на новую, обеспеченную имплантом, сенсорную основу, что и позволяет в случае успеха изменить качество жизни семьи, траекторию дальнейшего развития и образования ребенка.

Метод получил название «3П-реабилитация семьи и ребенка с КИ» по первым буквам важнейших для него позиций: Перестройка взаимодействия ребенка с КИ с семьей на новой сенсорной основе; Проживание на новой сенсорной основе тех этапов раннего онтогенеза, что были прожиты семьей и ребенком в условиях сенсорной депривации - глухоты; Перевод ребенка с КИ на путь естественного развития, типичного для нормально слышащих детей [5,1015].

«ЗП-реабилитация» основана на современных представлениях отечественной научной школы специальной психологии и педагогики о раннем онтогенезе, о ведущей роли аффективного взаимодействия с близкими в нормальном психическом развития ребенка[2,18], и вытекающем из этих положений представлении о том, что точкой запуска естественного развития слухового восприятия и спонтанного освоения речи слышащего ребенка в норме является становление именно эмоционального диалога малыша с близкими. Такое представление о точке запуска естественного развития слухового восприятия и спонтанного освоения речи слышащего ребенка определяет необходимость начинать реабилитацию с запуска эмоционального взаимодействия ребенка с КИ с близкими на новой сенсорной основе, но не с тренировки слуха и упражнений в речи [14].

«3П-реабилитация» отличается от слухоречевой реабилитации по всем существенным позициям: цели, составу участников, генеральному принципу, содержанию, методам и технологиям, временным рамкам, показателям завершения [15]. И в настоящее время – это самый надежный путь перевода ребенка с КИ на путь естественного развития слухового восприятия и речи. Эффективность «3П-реабилитации» доказана многолетней успешной междисциплинарной практикой реабилитации ̶ накоплен опыт успешной реабилитации более 400 детей после КИ [19,20].

Усилия специалистов, направленные на освоение и применение этого метода, вознаграждаются результатом в развитии ребенка с КИ и новым качеством жизни всей семьи. Такой результат действительно оправдывает и риск сложной операции, и затраты на ее осуществление, и усилия всей семьи во время реабилитации [5,12].

«3П-реабилитация» представляется особенно необходимой детям с бисенсорными нарушениями, поскольку у них уже на первом году жизни, как правило, нарушается становление эмоционального взаимодействия с близкими взрослыми, что и служит серьезным препятствием для их дальнейшего продуктивного психического развития. Поэтому вне зависимости от способа слухопротезирования «запуск» такого взаимодействия является ключевой задачей специалиста, работающего со слепоглухим и слабовидящим глухим ребенком [22]. В случае КИ эта задача сохраняется, но теперь от специалиста требуется умение запустить эмоциональное взаимодействие с близкими на новой, обеспеченной имплантом, сенсорной основе. А далее, в соответствии с методом 3П- реабилитации, потребуется уже в контексте развивающегося эмоционального диалога «запустить» понимание речи на новой сенсорной основе и ее самостоятельное освоение в естественной коммуникации, как это происходит при реабилитации глухого ребенка с КИ без дополнительных нарушений.

В настоящее время нет никаких теоретических оснований говорить о невозможности такого пути для психолого-педагогической реабилитации имплантированного ребенка с бисенсорными нарушениями. А немногочисленные еще пробы применения этого метода при работе с детьми с бисенсорными и другими множественными нарушениями указывают на продуктивность идеи запуска нормативного развития слухового восприятия, коммуникации и речи посредством перестройки эмоционального взаимодействия семьи со своим ребенком на новой сенсорной основе.

Известно, что после благополучной КИ и успешной 3П-реабилитации все дети с нарушенным слухом переходят на путь развития слышащего, общаются и ведут себя как слышащие. При этом также установлено, что уровень общего и речевого развития реабилитированных детей с КИ может значительно различаться, и диапазон этих различий значителен: от развития, приближающегося к возрастным показателям до существенного отставания от возрастной нормы. В соответствии с этими различиями должен осуществляться и выбор образовательного маршрута, программы, методов форм организации коррекционного обучения и дальнейшего медико-психолого-педагогического сопровождения каждого ребенка с КИ в образовании [5,12]. Ребенок с бисенсорными нарушениями после благополучной КИ и успешной 3П-реабилитации также может приобрести новый слуховой статус, однако, перейдя на путь развития слышащего, он будет ребенком с определенным уровнем общего развития, и продолжать развиваться он будет как слепой или слабовидящий с соответствующими индивидуальными особенностями и особыми образовательными потребностями. Очевидно, что дальнейшее образование, коррекционно-развивающая работа и психологическое сопровождение такого ребенка должно определяться всем комплексом характеристик его развития.

Преодоление беспочвенных ожиданий и формирование адекватных представлений семьи о возможных достижениях ребенка, пути его дальнейшего развития и образования – неотъемлемая задача всей команды специалистов при подготовке родителей к принятию решения об операции.

Урок 4. Применение метода 3П-реабилитации требует подготовки специалистов с новыми профессиональными компетенциями

Так же, как высокотехнологичная цифровая медицина требует от хирургов и сурдологов освоения новых компетенций для проведения КИ, современная сурдопедагогика требует от специалистов овладения новыми ориентирами и практическими умениями для реабилитации семьи и ребенка с КИ.

Теоретический анализ метода 3П-реабилитации семьи и ребенка с КИ, а также многолетней экспериментальной практики его применения позволяет обосновать необходимость освоения профессиональной деятельности с отличной от ранее используемой ориентировочной основой [13]. Так же как метод 3П отличается от традиционных методов коррекционной работы с глухим ребенком, компетенции специалиста, реабилитирующего семью и ребенка с КИ, отличаются от устоявшихся компетенций сурдопедагога. Как мы показывали ранее, применение метода 3П-реабилитации семьи и ребенка с КИ требует от специалиста:

  • «Уметь «запускать» эмоциональный диалог ребенка с КИ с близкими взрослыми на новой, обеспеченной имплантом, сенсорной основе.
  • Уметь инициировать, поддерживать и развивать эмоционально захватывающее игровое взаимодействие с ребенком с КИ на новой сенсорной основе.
  • Уметь работать одновременно с ребенком с КИ и его родителями на занятии, ставить и решать задачи по отношению к ребенку и его близким.
  • Уметь ориентироваться на логику развития эмоционального взаимодействия слышащих родителей и слышащего ребенка на первом году жизни.
  • Уметь ориентироваться на логику становления и усложнения совместно-разделенного переживания слышащих родителей и слышащего ребенка на первом году жизни при реабилитации детей с КИ более старшего возраста.
  • Владеть технологией пошаговой перестройки эмоционального взаимодействия семьи со своим ребенком на новой сенсорной основе.
  • Уметь вовлекать ребенка в совместно-разделенное переживание игрового события с близкими взрослыми на новой сенсорной основе.
  • Уметь придумывать по заданным принципам эмоционально захватывающие игры, учитывающие индивидуальные интересы ребенка и способные вызывать у него естественный яркий эмоциональный отклик – радость, улыбку, смех, удивление, недоумение и др.
  • Уметь усложнять по заданным принципам эмоционально захватывающее игровое взаимодействие с ребенком на новой сенсорной основе.
  • Уметь поддерживать любой отклик ребенка на «захватывающие» игровые действия, применяя эмоционально-смысловой комментарий.
  • Уметь поддерживать и развивать любую инициативу ребенка с КИ во взаимодействии.
  • Уметь применять особую речь во взаимодействии с ребенком с КИ, намеренно утрируя мелодику, темп и громкость голоса, как это происходит в естественном общении слышащих родителей со слышащим ребенком первого года жизни.
  • Уметь импровизировать в сфере игрового эмоционально захватывающего взаимодействия с ребенком в соответствии с задачами каждой реабилитационной сессии.
  • Уметь ориентироваться на получаемое удовольствие участников взаимодействия как на базовый критерий оценки эффективности сеанса реабилитации.
  • Уметь формировать у родителей установку на радостное эмоциональное состояние ребенка на реабилитационных занятиях, ориентировать их на улыбку и смех как самый адекватный отклик в эмоциональном диалоге, поддерживать стремление получать удовольствие от взаимодействия со своим ребенком.
  • Уметь учить родителей откликаться на любые инициативы своего ребенка и инициировать эмоциональное взаимодействие с ним, как это делают слышащие родители слышащего ребенка.
  • Уметь деликатно корректировать ошибки родителей в процессе взаимодействия с ребенком путем включения и демонстрации им отклика или инициативы, необходимых для развития взаимодействия.
  • Уметь побуждать родителей к использованию особой речи во взаимодействии со своим ребенком с КИ, как это делают родители слышащего ребенка первого года жизни.
  • Уметь демонстрировать родителям зону ближайшего развития ребенка – появляющиеся в ходе реабилитации новые возможности его взаимодействия с окружением на новой сенсорной основе.
  • Уметь учить родителей замечать и фиксировать новые отклики и инициативы ребенка во взаимодействии с окружающими на новой сенсорной основе.
  • Уметь применять новые критерии оценки достижений ребенка и его семьи, ориентируясь на показатели запуска их эмоционального диалога на новой сенсорной основе, естественного развития слухового восприятия имплантированного ребенка и спонтанного освоения им речи, показатели перехода близких к взаимодействию со своим ребенком как со слышащим.

Как мы видим, для проведения эффективной 3П-реабилитации семьи и ребенка с КИ специалисту необходимо освоить современные научные представления и новые, отличающиеся от традиционно применяемых сурдопедагогами и логопедами, профессиональные компетенции.

Стремительное развитие цифрового мира, расширение возможностей высокотехнологичной медицины и имплантационных технологий, дает основания думать, что при всех объективных ограничениях число имплантируемых детей с бисенсорными нарушениями все же будет возрастать, просто не так стремительно, как это происходит в группе глухих детей. И это заставляет задуматься о том, что при подготовке специалистов для работы с детьми с бисенсорными и множественными нарушениями, им потребуется освоение метода 3П-реабилитации – новых профессиональных компетенций, позволяющих оказывать помощь растущей группе имплантированных детей с бисенсорными нарушениями.

Заключение

Развитие высокотехнологичной медицины привело к появлению принципиально новых цифровых технологий помощи людям с нарушенным слухом. К ним относится, прежде всего, технология кохлеарной имплантации (КИ). Исследования последних десятилетий позволили убедительно доказать, что сочетание КИ с методом «3П-реабилитации семьи и ребенка» позволяет добиться невозможного ранее результата – переводить более 90% глухих детей без дополнительных нарушений на путь развития, типичный для слышащего. Добиваться того, что слуховое восприятие, коммуникация и речь ранее глухого ребенка развиваются после операции и реабилитации в логике нормативного онтогенеза. Успешно завершившие 3П-реабилитацию родители и ребенок с КИ начинают взаимодействовать как слышащие, вследствие чего кардинально меняется качество жизни семьи, перспективы развития и образования ребенка, трудоустройства и социального статуса его родителей.

Мы рассмотрели возможности и ограничения кохлеарной имплантации и 3П-реабилитации в отношении детей, у которых нарушения слуха сочетаются с нарушенным зрением.

Первостепенного и исключительного внимания заслуживает вопрос о побочных эффектах и негативных последствиях КИ для детей с бисенсорными нарушениями, но его разрешение связано с проведением исследований, учитывающих весь набор факторов влияния, включая подробный анализ как анамнеза, так и катамнеза - иным способом получить достоверный и доказательный ответ не представляется возможным.

В отношении тех случаев, когда кохлеарная имплантация показана детям с бисенсорными нарушениями, можно говорить о широком диапазоне возможных достижений: от максимального результата ̶ перевода ребенка на путь развития слышащего и перехода в категорию слепых или слабовидящих детей с КИ до минимального – улучшения социально-бытовой ориентировки, и в этом смысле – некоторого улучшения качества жизни ребенка и его семьи.

Поскольку перевод ребенка с бисенсорными нарушениями на путь развития слышащего предполагает использование метода 3П-реабилитации, принципиальным становится вопрос о подготовке специалистов для осуществления этого метода в реабилитации слепоглухих, слабовидящих глухих детей после КИ.

Размышляя о перспективах развития помощи детям с бисенсорными нарушениями в современном цифровом мире, также следует принять во внимание перспективы создания бионического глаза – зрительного импланта. Это означает, что уже в ближайшие десятилетия может встать вопрос о кохлеарной и зрительной имплантации ребенка с бисенсорными нарушениями и его последующей двойной реабилитации – переводе на путь развития слышащего и зрячего ребенка методом перестройки взаимодействия с близкими на изменившейся сенсорной основе и запуска развития слухового и зрительного восприятия, коммуникации, социально-бытовой и пространственной ориентировки, понимания и самостоятельного овладения речью в логике развития слышащего и зрячего ребенка раннего возраста.

Библиография
Печать
Распечатать фрагмент
Поделитесь статьей с коллегами и друзьями
Гончарова Е.Л., Кукушкина О.И. Актуальные вопросы кохлеарной имплантации детей с бисенсорными нарушениями // Альманах Института коррекционной педагогики. 2021. Альманах № 45 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-45/topical-issues-of-cochlear-implantation-of-children-with-dual-sensory-impairments (Дата обращения: 23.01.2022)
Список литературы
  1. Баенская Е.Р. Закономерности раннего эмоционального развития в норме // Альманах института коррекционной педагогики. 2015. № 19. URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-19/zakonomernosti-rannego-emocionalnogo-razvitija-v
  2. Боскис Р.М. Глухие и слабослышащие дети. Ин-т коррекц. педагогики Рос. акад. образования. М. : Советский спорт, 2004. 303 с.
  3. Гончарова Е.Л. Кукушкина О.И. Изменение статуса ребенка с кохлеарным имплантом в ходе реабилитации. Вестник оториноларингологии. 2015; 80(3): 23-24 DOI:10.17116/otorino201580323-24
  4. Гончарова Е.Л. Тифлосурдопедагогика - практике образования детей с множественными нарушениями развития // Альманах Института коррекционной педагогики. 2020. Альманах № 41 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-no-41/triflouromethyl-practice-education-of-children-with-multiple-disabilities
  5. Дети с кохлеарными имплантами / под ред. О.И. Кукушкиной, Е.Л. Гончаровой. – М.: Национальное образование 2017. – 208 с.
  6. Зыков С. А. Обучение глухих детей языку по принципу формирования речевого общения. — М.: АПН РСФСР, 1961. — 360 с.
  7. Зыкова Т.С. Развитие речи глухих младших школьников в системе коррекционного обучения: дис. … докт. пед. наук : 13.00.03 / Татьяна Сергеевна Зыкова. Институт коррекц. педагогики РАО. М., 1993. 320 с.
  8. Королева И.В. Кохлеарная имплантация и слухоречевая реабилитация глухих детей и взрослых: учебно-методическое пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 050700 Педагогика, – Санкт-Петербург: КАРО, 2009. – 192 с.
  9. Корсунская Б.Д. Чтение как цель и средство в системе дошкольного обучения глухих // Альманах Института коррекционной педагогики. 2017. Альманах № 29 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-29/reading-as-an-aim-and-a-means-in-the-system-of-preschool-education-of-deaf (дата обращения: 11.12.2018)
  10. Кохлеарная имплантация. Какая реабилитация нужна ребенку после КИ? / Н.Н. Малофеев Г.А. Таварткиладзе, В.В. Бахшинян, О.И. Кукушкина, Е.Л. Гончарова, А.И. Сатаева, А.С. Люкина, О.А. Красильникова, С.В. Ильюшина // Альманах Института коррекционной педагогики. 2017. Альманах № 30. URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-30
  11. Кохлеарная имплантация: взаимодействие медиков и сурдопедагогов / Н.Н. Малофеев, Г.А. Таварткиладзе, Э.В. Миронова, Н.Д. Шматко, В.В. Бахшинян, О.И. Кукушкина, Е.Л. Гончарова, А.И. Сатаева, М.Р. Хайдарпашич, И.И. Кукушкин // Альманах Института коррекционной педагогики. 2015. Альманах № 21. URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-21/
  12. Кохлеарная имплантация: запускающий этап реабилитации / О.И. Кукушкина, Е.Л. Гончарова, Е.Р. Баенская, А.И. Сатаева, В.Е. Бубарева, Е.Л. Инденбаум, М.Р. Хайдарпашич, Е.В. Зельдина, А. Леонгардт // Альманах Института коррекционной педагогики. 2016. Альманах № 24. URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-24/
  13. Кукушкина О.И., Гончарова Е.Л. 3П-реабилитация: новые профессиональные умения сурдопедагога // Альманах Института коррекционной педагогики. 2020. Альманах № 42 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-42/3r-rehabilitation-new-professional-skills-of-a-deaf-teacher
  14. Кукушкина О.И., Гончарова Е.Л. Реабилитация ребенка с кохлеарным имплантом: «точка запуска» новых слуховых возможностей. Вестник оториноларингологии. 2016; 81(6): 58-61.DOI:10.17116/otorino201681658-61
  15. Кукушкина О.И., Гончарова Е.Л. Реабилитация ребенка с кохлеарным имплантом как перевод на путь естественного развития слухового восприятия, коммуникации и речи/ О.И. Кукушкина, Е.Л. Гончарова // Вестник оториноларингологии. – 2018. – Т. 83. – № 2. – С. 26-29.
  16. Леонгард Э.И., Самсонова Е.Г. Развитие речи детей с нарушенным слухом в семье. – М.: Просвещение, 1991. – 319 с.
  17. Миронова Э. В. Обучение внезапно оглохших (детей и взрослых) восприятию устной речи: учебно-методическое пособие – Москва: Ин-т учебника «Пайдейя», 2000 – 304 с.
  18. Никольская О.С. Аффективная сфера как система смыслов, организующих сознание и поведение. – М.: МГППУ, 2008. – 464 с.
  19. Сатаева А.И. Система работы сурдопедагога с детьми после кохлеарной имплантации: автореферат дис... канд. пед. наук: 13.00.03. – А.И. Сатаева – М., 2016. – 24 с.
  20. Сатаева А.И. Четыре сессии работы сурдопедагога на запускающем этапе реабилитации ребенка с кохлеарным имплантом. Вестник оториноларингологии. 2016; 81(6): 54-57. DOI:10.17116/otorino201681654-57
  21. Таварткиладзе Г.А. Руководство по клинической аудиологии. – М.: Медицина; 2013. – 404 с.
  22. Тифлосурдопедагогика : учебник / под ред. Т.А. Басиловой, Е.Л. Гончаровой, Н.М. Назаровой. – М. : ИНФРА-М, 2019. – 472 с.
  23. Шматко Н.Д., Пелымская Т.В. Если малыш не слышит…: пособие для учителя. – 2-е изд., перераб. – М.: Просвещение, 2003 – 204 с.
  24. Archbold S.M. & O’Donoghue G.M. (2009). Cochlear implantation in children: current status. Paediatrics and Child Health, 19 (10), 457-463.
  25. Archbold S.M., Nikolopoulos T.P., Tait M., O’Donoghue G.M., Lutman M.E. & Gregory S. (2000). Approach to communication, speech perception and intelligibility after paediatric cochlear implantation. British Journal of Audiology, 34(4), 257-264. DOI: 10.3109/03005364000000135.
  26. Clark G.M. (2003). Rehabilitation and Habilitation. In Cochlear implants: fundamentals and applications (pp. 654-706). New York: Springer-Verlag.
  27. Edwards L.C. (2007). Children with cochlear implants and complex needs: a review of outcome research and psychological practice. The Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 12(3), 258-268. DOI: 10.1093/deafed/enm007.
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.
Статьи выпуска:
Мы используем cookie. Во время посещения сайта вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
OK