Личностные ресурсы социальной реабилитации лиц с врожденной и приобретенной зрительной патологией / Альманах № 46 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики
АЛЬМАНАХ института коррекционной педагогики
Альманах № 46 "Герценовский университет: новые исследования в дефектологии"

Личностные ресурсы социальной реабилитации лиц с врожденной и приобретенной зрительной патологией

И.П. Волкова ФГБОУ ВО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена», Санкт-Петербург, Санкт-Петербург
Е.Н. Казанкина ФГБОУ ВО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена», Санкт-Петербург, Санкт-Петербург

В настоящее время реабилитация лиц с ограниченными возможностями (ОВЗ) и инвалидов разных возрастных категорий является не только приоритетным направлением социальной политики, но и одной из актуальных научных проблем. Первоначально проблемы реабилитации лиц с физическими и психическими недостатками рассматриваются преимущественно в русле теории и практики медицинской реабилитации и социальной работы. В настоящее время реабилитация лиц с ОВЗ и инвалидов является междисциплинарной научной проблемой. В русле гуманистической парадигмы инвалидность рассматривается не только как медицинский, но и как социальный феномен [15,17]. Повышенное внимание исследователи уделяют изучения факторов повышения реабилитационного потенциала лиц с ОВЗ и инвалидностью в новом социокультурном контексте.

Дефиниция понятия «реабилитационный потенциал» зафиксирована на законодательном уровне как комплекс биологических и психофизиологических характеристик человека, социально-средовых факторов, позволяющих в той или иной степени реализовать его потенциальные способности, компенсировать или устранить имеющиеся ограничения жизнедеятельности [20]. В свете новой концепции инвалидности и социальной интеграции лиц с ОВЗ и инвалидов, повышенное внимание исследователи уделяют изучению личностных ресурсов человека, которые могут способствовать повышению эффективности лечения, реабилитации и адаптации к условиям жизни при наличии физических и психических дефектов развития [8].

Проблематика личностных ресурсов является одной из ключевых в психологии критических и экстремальных жизненных ситуаций (болезни, затяжные военные действия, природные катастрофы, бедность и пр.). В широком смысле личностные ресурсы рассматриваются как индивидуально-психологические особенности, которые способствуют трансформации восприятия человеком стрессовой ситуации, совладания с ней, что приводит к повышению уровня его психологического благополучия и качества жизни [13,14]. В данном контексте система личностных ресурсов, необходимых для преодоления критической ситуации тяжелого соматического заболевания, рассматривается как реабилитационный потенциал личности или личностный реабилитационный потенциал [16]. В имеющихся эмпирических исследованиях в качестве ресурсов личности, обусловливающих успешную реабилитацию и реадаптацию к условиям жизнедеятельности при наличии хронических заболеваний и дефектов развития, рассматривают разный набор личностных качеств - оптимизм, жизнестойкость, личностная автономия, самоэффективность, толерантность к неопределенности, рефлексивность, локус контроля, осмысленность жизни и др. [1,2,4,5,6,12,14,19,21].

Исследования в области тифлопсихологии свидетельствуют о том, что социальная реабилитация инвалидов по зрению в значительной степени обусловлена активностью самой личностью [10]. При этом инвалиды по зрению являются неоднородной группой по степени нарушения зрительных функций и времени его утраты. Потеря зрения в зрелом возрасте представляет собой особую критическую жизненную ситуацию, имеющую характер экзистенциального кризиса, связанного с переживанием человеком чувства необратимости произошедших изменений. В то же время переживание человеком кризисного события, «потрясение» личности рассматриваются не только с позиции ограничения. Дефекты зрения являются лишь биологической предпосылкой возможных личностных деформаций. Как отмечает, Б.Г.Ананьев внезапное блокирование потенциалов человека не может не вызвать глубоких перестроек в структуре личности как субъекта деятельности [3]. Переломные моменты, связанные с утратой зрения в зрелом возрасте, вызывают необходимость реконструкций сложившегося типа адаптивного поведения, мобилизации жизненной активности личности, включению глубинных резервов психики. Принципиальное отличие психологической и социально-психологической адаптации от физиологической заключается в том, что она обусловлена активностью личности: если включение механизмов физиологической адаптации происходит независимо от сознания человека, то механизмы психической адаптации включаются вследствие актуализации личностью избирательных и сознательных связей и отношений человека с социальным окружением в условиях слепоты [9,10,11].

В то же время, сегодня практически отсутствуют исследования вклада ресурсов личности в процесс социальной реабилитации инвалидов по зрению, повышения их реабилитационного потенциала. Это обусловило постановку цели настоящего исследования, направленного на изучение психологических характеристик личности лиц с врожденной и приобретенной зрительной патологией во взаимосвязи с показателями их социальной реабилитированностии. Выборку исследования составили 38 человек, из них 19 человек – слепорожденные, 19 человек – ослепшие, мужчины - 21 человек, женщины – 17 человек. Средний возраст испытуемых составляет 32,5 года. Исследование проводилось на базе реабилитационных учреждений: Санкт-Петербургское государственное учреждение «Центр медико-социальной реабилитации инвалидов по зрению», Бийский филиал Частного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Центр реабилитации слепых»; учреждение ВОС «Комплекс реабилитации инвалидов «Контакт» Санкт-Петербурга.

В исследовании использовался комплекс методов: опросные, психодиагностические методы, метод независимой экспертной оценки, методы математической статистики (статистическая достоверность различий в уровневом анализе определялась с помощью t-критерия Манна-Уитни, коэффициента ранговой корреляции Спирмена, точечно-бисериального коэффициента корреляции). Расчеты реализовывались в прикладных пакетах программ MS Office и Statisticaver. 10.

Опрос испытуемых проводился в устной форме, а также в онлайн-формате с помощью специальных компьютерных программ экранного доступа. Независимая экспертная оценка использовалась для определения уровня и показателей социальной реабилитированности инвалидов по зрению. В качестве экспертов выступали преподаватели и психологи реабилитационных центров и учреждений Всероссийского общества слепых (ВОС). Экспертами оценивались специфические показатели реабилитированности, апробированные в реабилитационной практике для оценки эффективности процесса реабилитации инвалидов по зрению [10]. В качестве показателей реабилитированности инвалидов по зрению рассматривались: умение самостоятельно ориентироваться в пространстве в пределах города, самостоятельно вести домашнее хозяйство, следить за своим внешним видом и организовывать свой досуг; самостоятельно получать информацию из различных источников, умение общаться с людьми, владеть тифлотехникой и информационными технологиями, успешность выполнения профессиональной (учебной) деятельности, общественная активность, эмоциональное равновесие и принятие себя.

Изучение психологических характеристик личности осуществлялось посредством комплекса психодиагностических методик: Тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева, направленный на изучение ценностно-смысловых установок личности; тест «Направленность личности в общении» (НЛО) С.Л. Братченко, направленный на изучение установок личности в общении; методика «Уровень субъективного контроля» (УСК) Е.Ф. Бажина, Е.А.Голынкина, Л.М.Эткинда, направленная на изучение локуса контроля личности. Выбор данных психодиагностических методик обусловлен особой значимостью аксиологического подхода при изучении сущности и целевых установок социальной реабилитации инвалидов по зрению. Ограничение социокультурной мобильности и жизненных шансов при наличии зрительной патологии, актуализируют не только восстановление и развитие навыков бытовой, пространственной ориентировки, формирования новых способов получения информации и общения, но и активизацию личностных ресурсов человека, необходимых для удовлетворения жизненных потребностей и самореализации. Личностный кризис, связанный с потерей зрения, приводит к смене векторов активности человека, вызывает необходимость в подтверждении или пересмотре сложившихся у человека системы жизненных смыслов. Ценностные ориентации - важнейшие элементы внутренней структуры личности, закрепленные жизненным опытом индивида, всей совокупностью его переживаний и отграничивающие значимое, существенное для данного человека от незначимого несущественного [9]. От того, какие мировоззренческие и ценностные ориентации, социальные установки поведения усваивает и активно воспроизводит в собственном опыте слепой человек, в существенной степени зависит потенциал его социальной адаптации и реабилитации, и, в конечном итоге, включения в общественную жизнь [10].

Результаты изучения смысложизненных ориентаций (тест СЖО Д.А.Леонтьева) показали, что общий показатель осмысленности собственной жизни и средние значения по всем школам теста слепорожденных и ослепших либо ниже нормативных значений, либо находятся на границе нижних границ нормативных значений, характерных для зрячих людей (таблица 1). Наиболее низкие показатели в обеих группах по таким шкалам как «Цель жизни», «Локус контроля-жизнь» и «Локус контроля-Я». Полученные результаты показывают, что инвалиды по зрению не зависимо от времени его утрату могут испытывать трудности в выстраивании жизненной перспективы, неуверенность в возможности контролировать события собственной жизни, вытраивать жизненную перспективу, планировать будущее.

Средние значения по школе «Процесс жизни» в обеих группах может свидетельствовать о восприятии собственной жизни на текущий момент как малосодержательной и недостаточно насыщенной интересными и эмоционально значимыми событиями. При этом подобное восприятие собственной жизни в большей степени характерно для ослепших.

Таблица 1. Выраженность показателей смысложизненных ориентаций слепорожденных и ослепших

Показатели

Группы

Нормативные

показатели/±

стандартное

отклонение

Слепорожденные

Ослепшие

Общий показатель (ОЖ)

103,65

98,78

120,36±10,21

Цель жизни

33,20

31,83

38.91±3,20

Процесс жизни

30,80

28,39

35,95±4,06

Результативность жизни

26,90

25,56

29,83±3,00

Локус контроля-Я

21,90

19,11

24,65±2,39

Локус контроля – жизнь

29,50

28,06

34.59±4,44

Примечание. В таблице приведены средние значения и стандартные отклонения субшкал и общего показателя СЖО взрослых лиц в возрасте от 30 до 55 лет обоего пола (по данным Е.А. Петрова, А.А. Шестакова, 2002).

Смысл собственной жизни могут придавать воспоминания о прошлом, до утраты зрения. По данным опроса, некоторые ослепшие отмечали, что их жизнь стала «бесцветной» и практически «завершенной», разделилась на два периода – до и после утраты зрения. Некоторые ослепшие отмечали, что они практически утратили все связи с «миром». Подобное восприятие собственной жизни создает барьеры для выстраивания человеком своей жизненной перспективы, о чем косвенно могут свидетельствовать и более низкие средние значения ослепших по сравнению с показателями слепорожденных по шкале «Цель в жизни» и «Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией». В то же время, несмотря на различия в средних значениях показателей ценностно-смысловых и мировоззренческих установок у слепорожденных и ослепших, они не являются статистически значимыми. Очевидно, что лица, утратившие зрения, несмотря на негативные переживания, возлагают большие надежды на прохождение курса реабилитации.

Результаты изучения направленности личности инвалидов по зрению в общении (методика НЛО С.Л. Братченко) показывают, что наиболее выраженными группе слепорожденных и ослепших является индифферентные и альтероцентристские установки в общении (таблица 2).

Таблица 2. Средние значения показателей направленности личности в общении у слепорожденных и ослепших

Показатели

Группы

Слепорожденные

Ослепшие

Авторитарная направленность

2,70

2,67

Манипулятивная направленность

3,40

4,11

Альтероцентристская направленность

4,40

3,67

Конформная направленность

4,75

2,78

Индифферентная направленность

4,10

5,06

Диалогическая направленность

0,65

1,72

Примечание. Оценка выраженности предпочитаемого способа в общении оценивается в бальной шкале (от 0 до 20 баллов); максимальное количество баллов показывает наиболее предпочитаемый личностью способ поведения в коммуникативной ситуации, а наименьшее – отвергаемый или вытесненный способ поведения

Полученные данные отражают наличие противоречивых тенденций в общении слепорожденных и ослепших. С одной стороны, они избегают общения за исключением решения сугубо деловых вопросов, с другой стороны, проявляют понимание и стремление учитывать интересы и потребности окружающих, иногда даже в ущерб собственному благополучию.

В группе слепорожденных более выраженной на статистически значимым уровне ( р <001) является конформная направленность в общении по сравнению с ослепшими. Выраженность конформных установок в общении может свидетельствовать об ориентированности слепорожденных на некритическое «согласие» с собеседником, готовности «подстроиться» под него в процессе взаимодействия. Сочетание альтроцентризма и конформизма может свидетельствовать, с одной стороны, об отсутствии у слепорожденных выраженного стремления к действительному пониманию окружающих, с другой стороны, об отсутствии желания быть понятыми, альтроцентризм ограничивается у слепорожденных узким кругом окружающих людей (родных, близких друзей). Доминирование у слепорожденных конформных установок в общении может быть обусловлена сложившимися в обществе неадекватными стереотипами восприятия незрячих, имеющих широкое распространение в обществе, проявляющихся в недооценке их возможностей, чрезмерной жалости и опеки (псевдоположительная установка) и др. Данные установки могут приводить к формированию у слепорожденных установок на избегание контактов, установок на зависимость от окружающих и конформизма в общении [10].

Несколько менее выраженной в обеих группах является манипулятивная направленность в общении. При этом средние значения выраженности данной коммуникативной установки у ослепших выше, чем у слепорожденных (слепорожденные - 3,40, ослепшие - 4,11), хотя данные различия не являются статистически значимыми. По мнению С.Л.Братченко для лиц с манипулятивной направленностью в общении характерны стремление «получить нужную информацию в сочетании с собственной скрытностью, неискренностью, ориентация на развитие и даже «творчество» (хитрость) в общении, но односторонняя - только для себя за счет другого» [7,35с. ]. Очевидно, что трудности жизнедеятельности и коммуникации после утраты зрения могут обусловливать противоречивость и несогласованность ценностно-смысловой сферы личности. Из-за недостаточного уровня развития навыков пространственной, бытовой ориентировки, трудностей коммуникации и получения информации ослепшие вынуждены чаще прибегать к помощи окружающих. Это создает риск формирования манипулятивных установок в общении, которые могут стать для человека нормой жизни в человеческих отношениях при недостаточном уровне развития навыков, необходимых для жизни человека при отсутствии зрения. Будучи включенными в процессы общения манипулятивные установки ориентируют человека на одностороннее социальное взаимодействие, обусловливают трудности взаимопонимания. В то же время, отсутствие значимых групповых различий в выраженности манипулятивных коммуникативных установок может свидетельствовать о недостаточно развитых навыков общения и социально-психологической компетентности и у слепорожденных. Это косвенно подтверждают полученные эмпирические данные, показывающие, что наименее выраженными установками в общении и практические в одинаковой степени в обеих группах, являются авторитарная и диалогическая коммуникативная направленность. Слепорожденные и ослепшие, с одной стороны, не стремятся к доминированию в общении, но, с другой стороны, не используют конструктивные стратегии общения, не ориентированы на взаимную открытость и коммуникативное сотрудничество в процессе социального взаимодействия.

Анализ половых различий показал, что женщины – инвалиды по зрению по сравнению с мужчинами достоверно чаще проявляют авторитаризм в общении. Для женщин характерна большая склонность к доминированию в общении, коммуникативная ригидность, эгоцентризм, недостаточное внимание, понимание и уважение чужой точки зрения.

Мужчины по сравнению с женщинами статически значимо более склонны к манипулированию в общении. В процессе социального взаимодействия они отличаются скрытностью и неискренностью (таблица 3).

Значимым личностным ресурсом в преодолении критических жизненных ситуаций и сложных жизненных обстоятельств является способность человека брать на себя ответственность за происходящие события – субъективный уровень контроля. Локус контроля определяет, насколько эффективно может человек контролировать окружающую обстановку или владеть ею [18].

Таблица 3. Значимые различия направленности личности в общении инвалидов по зрению в зависимости от гендерной принадлежности

Показатель (направленность личности в общении)

Группы

t

р <

Женщины

Мужчины

Авторитарная направленность

3,47

2,05

-2,16

0,05

Манипулятивная направленность

2,71

4,57

2,98

0,01


Результаты исследования уровня субъективного контроля инвалидов по зрению с приобретенной и врожденной зрительной патологией (методика Дж. Роттера) показали средний уровень выраженности как внутреннего локуса контроля, общей интернальности, так и отдельных его показателей. При этом выявлены статистически значимые групповые различия выраженности уровня субъективного контроля в области достижений, межличностных отношений и в области здоровья (таблица 4).

Таблица 4. Значимые различия выраженность показателей уровня субъективного контроля в зависимости от времени утраты зрения

Показатели

Группы

t

р <

Слепорожденные

Ослепшие

Интернальность в области достижений

5,55

6,67

-2,14

0,05

Интернальность в области межличностных отношений

5,70

7,61

-3,19

0,001

Интернальность в области здоровья

3,85

5,06

-2,09

0,05


Так, ослепшие в большей степени по сравнению со слепорожденными считают, что их успехи и достижения, в том числе и достижение поставленных целей, являются результатом собственных действий и усилий (р <0,05), они отличаются большей убежденностью в необходимости брать на себя ответственность за построение межличностных отношений (р<0,01), а также в большей степени по сравнению со слепорожденными считают, что выздоровление во многом зависит от собственных действий (р <0,05).

Результаты корреляционного анализа показали наличие статистически значимых взаимосвязей исследуемых показателей (показателей социальной реабилитированности, смысложизненных ориентаций, установок личности в общении, локуса контроля, инвалидов по зрению). Наибольшее количество положительных корреляций показатели реабилитированности имеют практически со всеми показателями смысложизненных ориентаций (методика СЖО Д.А. Леонтьева). При этом такой интегральный показатель реабилитированности как «Общественная активность» положительно коррелирует со всеми показателями методики (все коэффициенты корреляции значимы при p=0,01). Это свидетельствует о том, что высокая общественная активность инвалидов по зрению опосредована целеустремленностью, способностью выстраивать жизненную перспективу, удовлетворенностью собственной жизнью и стремлением к самореализации. Полученные результаты подтверждают данные имеющихся исследований, в которых показано, что высокая общественная активность выступает для некоторых инвалидов по зрению независимо от времени утраты зрения, средством компенсации, желанием слепорожденных и ослепших доказать свою значимость, несмотря на объективные проблемы как со здоровьем, так и в системе отношений. Именно такие испытуемые оцениваются экспертами как наиболее реабилитированные [10].

При глубоких нарушениях зрения блокируется удовлетворение одной из базовых потребностей человека в получении сенсорной информации. Очевидно, что сенсорная депривация преодолевается не только за счет активизации сохранных анализаторов, но и развития опосредованных способов получения информации. Такой показатель реабилированности инвалидов по зрению как «Умение самостоятельно получать информацию из различных источников(чтение по Брайлю, прослушивание аудиокниг и т.п.)» положительно коррелирует с показателями «Процесс жизни» (r=0,53, при p=0.01), «Локус-контролья-Я» (r=0,56, при p=0.01) и «Локс-конроля-Жизнь» (r=0,52, при p=0.01), то есть, способность самостоятельно получать информацию из разных источников как один из важных показателей реабилитированности опосредована восприятием незрячим человеком, независимо от времени утраты зрения, своей жизни как наполненного смыслом процесса, представлениями о возможности построить свою жизнь в соответствии со своими целями и общей мировоззренческой установкой, согласно которой человек может контролировать свою жизнь, принимать самостоятельные решения и воплощать их в жизнь.

Способность человека преодолевать негативные последствия сенсорной депривации связана также с умениями использовать тифлотехнику, современные специализированные компьютерные программы и средства интернет-коммуникации. Высокий уровень развития такого показателя реабилитированности как «Владение тифлотехникой и информационными технологиями (работа на компьютере)» положительно коррелирует с общей осмысленностью жизни (r=0,40, при p=0.01) и убежденностью человека о возможности контролировать свою жизнь(r=0,48, при p=0.01). Такой показатель реабилированности как «Умение общаться с людьми в непосредственном окружении (семья, работа)» имеет статистически значимые положительные корреляции с показателями «Цель жизни» (r=0,46, при p=0.01), «Процесс жизни» (r=0,45, при p=0.01), «Локус-контроля Я» (r=0,41,при p=0.01), что свидетельствует о том, что более высокий уровень развития навыков социального взаимодействия инвалидов по зрению опосредует целеустремленность, позитивное восприятие собственной жизни, способность брать ответственность за происходящие события собственной жизни.

Стремление организовать свой досуг, наличие у человека творческих интересов и увлечений опосредовано позитивным восприятием инвалидами по зрению собственной жизни, общей убежденностью человека в способности контролировать и быть ответственным за происходящие события. Об этом свидетельствуют положительные корреляции показателя реабилитированности «Умение организовывать свой досуг (хобби, посещение кружков, клубов, театров и т.п.)» с показателями СЖО «Процесс жизни» (r=0,42, при p=0.01) и «Локус контроля-жизнь» (r=0,42, при p=0,01).

Успешное выполнение профессиональной деятельности также характерно для инвалидов по зрению, отличающихся способностью брать на себя ответственность за события собственной жизни и контролировать ее ход, о чем свидетельствуют положительные взаимосвязи показателя реабилитированности «Успешность выполнения профессиональной (или учебной) деятельности» с показатели теста СЖО «Локус контроля-Я» (r=0,41, при p=0,01). и «Локус контроля-жизнь» (r=0,51, при p=0,01).

Эмоциональное равновесие инвалидов по зрению опосредует общая удовлетворенность своей жизнью, насыщенной интересными и значимыми событиями и стремящихся к самореализации. Это подтверждается наличием положительных корреляций показателя реабилитированности «Эмоциональное равновесие, преимущественно ровное, позитивное настроение» с показателями теста СЖО «Процесс жизни» (r=0,48, при p=0,01), «Результат жизни» (r=0,45, при p=0,01) и общим показателем «Осмысленность жизни» (r=0,48, при p=0,01).

Показатель реабилитированности инвалидов по зрению «Принятие и уважение к самому себе» имеет положительные взаимосвязи с показателем «Цель в жизни» (r=0,43, при p=0,01) и «Процесс жизни» (r=0,51, при p=0,01), то есть, слепорожденные и ослепшие, имеющие цель в жизни, способные выстраивать свою жизненную перспективу и воспринимающие собственную жизнь как интересную и насыщенную эмоционально, отличаются более позитивным самоотношением и самоуважением.

Изучение уровня развития всех показателей реабилитированности показало, что у слепорожденных и ослепших наименее развитыми являются навыки самостоятельно ориентироваться в пределах города. В то же время на фоне средне-низких значений данного показателя успешно справляются с этим аспектом реабилитации инвалиды по зрению, которые отличаются умением выстраивать свою жизненную перспективу, целеустремленные и удовлетворенные жизнью в целом, что подтверждают положительные корреляции показателя реабилитированности «Умение самостоятельно ориентироваться в пространстве и в пределах города» с показателями теста СЖО «Локус –контроля-Я» (r=0,49, при p=0,01) и «Цель жизни» (r=0,42, при p=0,01), «Результат жизни» (r=0,41, при p=0,01).

Результаты корреляционного анализа показали также наличие положительных корреляций одного из показателей реабилитированности инвалидов по зрению и показателей уровня субъективного контроля инвалидов по зрению (Методика УСК Дж.Роттера). Более развитыми умениями общениями с окружающими, в том числе с незнакомыми и малознакомыми людьми как значимого показателя социальной реабилитированности («Умение общаться с людьми в непосредственном окружении (семья, работа)») отличаются инвалиды по зрению, характеризующиеся общей интернальностью (r=0,45, при р<0,01), интернальным локусом контроля в области собственных достижений и неудач (r=0,57, при р<0,01) и в семейной жизни (r=0,43, при р<0,01).

Снижение некоторых показателей реабилитировнности инвалидов по зрению по данным корреляционного анализа связано с использованием инвалидами по зрению неконструктивных коммуникативных установок (методика НЛО Братченко). Так, авторитарная направленность личности в общении снижает способность общаться с незнакомыми или малознакомыми людьми (r = -0,44, при р<0,01). Для инвалидов по зрению, стремящихся к доминированию в общении, отличающихся эгоцентризмом, ригидностью неуважением к чужой точке зрения характерно снижение такого показателя реабилитированности как «Принятие и уважение к самому себе» (r = -0,46, при р<0,01) и показателя «Эмоциональное равновесие, преимущественно ровное, позитивное настроение» (r = -0,40, при р<0,01).

Таким образом, результаты корреляционного анализа свидетельствуют о единстве ценностно-смысловых детерминант, обеспечивающих социальную реабилитацию инвалидов по зрению. Более высокий уровень развития показателей реабилитированности лиц с врожденной и приобретенной зрительной патологией опосредован наличием у человека целей в жизни, ее осмысленностью, способностью брать ответственность за происходящие значимые события и собственную жизнь в целом, удовлетворенностью ее ходом и собственной самореализацией. Данные характеристики выступают в качестве личностных ресурсов повышения реабилитационного потенциала слепорожденных и ослепших. Личностными барьерами реабилитации выступают: отсутствие целей в жизни и временной перспективы, недостаточная осмысленность жизни в настоящем, неудовлетворенность прожитой частью жизни, экстернальный локус контроля, авторитарная направленность личности в общении.

Психологические особенности личности, затрудняющие процесс и эффективность реабилитации, должны выступать в качестве мишени психологического и психотерапевтического воздействия. Особого внимания требуют люди с приобретенной зрительной патологией, являющейся группой риска возможной утраты интереса к жизни, трудностей выстраивания жизненной перспективы, что существенным образом может снижать их реабилитационный потенциал и качество жизни в целом.

Полученные результаты могут служить основой для разработки технологий психологического сопровождения реабилитации инвалидов по зрению с учетом с особенностей их ценностно-смысловых ориентаций, коммуникативных установок, времени утраты зрения и половых различий.



Библиография
Печать
Распечатать фрагмент
Поделитесь статьей с коллегами и друзьями
Волкова И.П., Казанкина Е.Н. Личностные ресурсы социальной реабилитации лиц с врожденной и приобретенной зрительной патологией // Альманах Института коррекционной педагогики. 2021. Альманах № 46 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-46/lichnostnyie-resursyi-soczialnoj-reabilitaczii-licz-s-vrozhdennoj-i-priobretennoj-zritelnoj-patologiej (Дата обращения: 23.01.2022)
Список литературы
  1. Александрова Л.А., Лебедева А.А., Бобожей В.В. Психологические ресурсы личности и социально-психологическая адаптация студентов с ОВЗ в условиях профессионального образования // Психологическая наука и образование. – Т. 19. – № 1 – 2014. – С. 50-62.
  2. Александрова Л.А. Субъективная витальность как составляющая личностного потенциала. В сб.: Д.А. Леонтьев (ред.). Личностный потенциал: структура и диагностика. М.: Смысл, 2011, С. 382-403.
  3. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – СПб.: Питер, 2001. – 288 с.
  4. Барцалкина В.В., Кулагина И.Ю. Реабилитационный потенциал личности при химической зависимости // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2017. Том 6. № 1А. С. 34-44.
  5. Белов В.П. Реабилитационный потенциал хронически больного: анализ, содержание, оценка / В.П. Белов, В.А. Вечанов, И.Н. Ефимов // Врачебно-трудовая экспертиза. Социально-трудовая реабилитация инвалидов. – М., 1975. – Вып. 2. – С. 26-31.
  6. Бодров В.А. Роль личностных особенностей в развитии психологического стресса // Психические состояния Хрестоматия. / Сост. Л.B. Куликов. СПб.: Питер, 2000. – С. 448-454.
  7. Братченко С.Л. Диагностика личностно-развивающего потенциала: Методическое пособие для школьных психологов. – Псков, 1997. – 68 с.
  8. Войтенко Р.М. Основы реабилитологии и социальная медицина: концепция и методология. – СПб.: «МЕДЕЯ», 2007. – С. 21-28.
  9. Волкова И.П., Кантор В.З. Аксиологические аспекты адаптационно-реабилитационного потенциала инвалидов по зрению: опты эмпирического изучения // Специальное образование. 2012. – № 1 (25). – С. 18-28.
  10. Волкова И.П., Кантор В.З Аксиологические аспекты адаптационно-реабилитационного потенциала инвалидов по зрению: опыт эмпирического изучения // Специальное образование. 2012. – № 1 (25). – С. 18-26.
  11. Волкова И.П. Личностные детерминанты переживания экзистенциального кризиса военноослепших // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. – № 10. Психолого-педагогические науки. – СПб., – 2008. – С. 7-19.
  12. Волкова И.П. Психология социальной адаптации и интеграции людей с глубокими нарушениями зрения / И.П. Волкова. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена. – 2009. – 272 c.
  13. Гудилина О.Н. Специфика личностного реабилитационного потенциала подростков с нарушениями статодинамической функции в связи со временем возникновения нарушения и степенью его тяжести // Электронный журнал «Психологическая наука и образование». 2012. – № 4. – С. 1-16.
  14. Иванова Т.Ю., Леонтьев Д.А., Осин Е.Н., Рассказова Е.И., Кошелева Н.В. Современные проблемы изучения личностных ресурсов в профессиональной деятельности // Организационная психология. – 2018. – Т. 8. – № 1. – С. 85-121.
  15. Иванова Т.Ю. Функциональная роль личностных ресурсов в обеспечении психологического благополучия // Автореф. Канд. дисс. психол. наук. – М., 2016. – 39 с.
  16. Кантор В.З. Педагогическая реабилитация в системе комплексной реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью: концептуальные аспекты // Альманах Института коррекционной педагогики. 2020. Альманах № 40.
  17. Кулагина И.Ю., Сенкевич Л.В. Реабилитационный потенциал личности при различных хронических заболеваниях // Культурно-историческая психология. – 2015. – Т. 11. – № 1. С. 50-60.
  18. Лазуренко С.Б., Венгер А.Л. Психолого-педагогические технологии в комплексной реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья // Альманах Института коррекционной педагогики. 2020. Альманах № 40.
  19. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е, испр. изд. – М.: Смысл, 2003. – 487 с.
  20. Логинова И.О., Петряева О.В. Аналитический обзор исследований по проблеме реабилитации и реабилитационного потенциала в современных медико-психологических публикациях // Psychology. Psychophysiology. 2019, vol. 12, no. 4, pp. 34–43.
  21. Приказ Минздрава России от 29.12.2012 № 1705н «О порядке организации медицинской реабилитации»; П. 6 Проект Приказа Министерства здравоохранения РФ «Об утверждении Порядка организации медицинской реабилитации детскому населению» (подготовлен Минздравом России 20.03.2019)
  22. Чижова В.М., Кардаш О.И. Содержание реабилитационного потенциала постинсультных больных как основа ресоциализации // Социальные аспекты здоровья населения №1(53). 2017, С. 6.
Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.
Статьи выпуска:
Мы используем cookie. Во время посещения сайта вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
OK